Статья опубликована в № 4913 от 04.10.2019 под заголовком: На усмотрение сержанта

Прокуроры не считают решение КС помехой для посадки митингующих

Гособвинение разъяснило свою позицию по делу Константина Котова

В возражениях на апелляционные жалобы защиты по уголовному делу программиста Константина Котова прокуратура объяснила, почему считает преодолимым запрет Конституционного суда наказывать по ст. 212.2 Уголовного кодекса лишением свободы за неоднократное участие в несогласованных акциях («Ведомости» ознакомились с копией документа, подлинность содержания подтвердили адвокаты Котова). Действия Котова, а он четырежды выходил на несогласованные митинги, представляли реальную угрозу наступления негативных последствий, пишет прокуратура: допускалось нарушение правил дорожного движения, определенным образом блокировался проход граждан по улицам и к достопримечательностям города.

Котов – второй осужденный по ст. 212.1 за время ее существования (с июля 2014 г.): 5 сентября Тверской суд приговорил его к четырем годам колонии. Первым был Ильдар Дадин, он получил два года, но его приговор был отменен после того, как в 2017 г. Конституционный суд признал применение ст. 212.1 противоречащим Конституции. В решении Конституционный суд указал: не может рассматриваться как уголовное преступление нарушение порядка организации публичного мероприятия, которое имело формальный характер и не повлекло за собой наступления негативных последствий.

Апелляции на приговор Котову подали 13 адвокатов, каждый из них заключил с Котовым соглашение, по которому гонорар за их работу составит 212,1 руб. Многие коллеги захотели присоединиться к процессу, было ощущение необходимости консолидированной реакции юристов-профессионалов на вопиющее нарушение закона, ужасается адвокат Котова Мария Эйсмонт: «Это какая-то квинтэссенция беззакония и бреда!» Главный довод адвокатов – Котов осужден не на основании закона, поскольку законом является не только норма УК, но и ее толкование Конституционным судом, объясняет она.

Конституционный суд обусловил уголовное наказание по ст. 212.1 не только наступлением негативных последствий в виде вреда здоровью и имуществу, но и возникновением угрозы причинения такого вреда, считает прокуратура. По мнению гособвинителя Ярослава Мыца, такая угроза была вполне реальной: участники массового мероприятия, проводившегося без согласования, по умолчанию подвергают опасности не только себя, но и других граждан, случайно оказавшихся в местах массового скопления людей, говорится в возражениях прокурора. Конституционный суд, напоминает он, признал возможность «законодательного поиска более строгих, соразмерных актуальным социально-политическим реалиям мер государственного принуждения», причем достижение соответствующих целей может обеспечиваться не только за счет усиления административной ответственности, но и посредством криминализации отдельных противоправных посягательств на установленный порядок организации или проведения публичного мероприятия со стороны лиц, применение к которым мер административной ответственности по ст. 20.2 КоАПа оказалось недостаточным для результативного превентивного воздействия и удержания их от неоднократного нарушения такого порядка. Котова о привлечении к уголовной ответственности неоднократно предупреждал участковый, напоминает прокурор. Тот предупреждения игнорировал, поэтому его действия правильно квалифицированы по ст. 212.1, настаивает прокуратура.

На самом деле наличие угрозы нужно доказывать, возражает Эйсмонт: обвинение должно сказать, какие действия Котова и кому угрожали. Если бы он махал молотком над головами собравшихся, то можно было бы обсуждать возможные последствия, приводит она пример, но нельзя любое действие объявлять угрозой с целью посадки в тюрьму.

«Здесь куда ни кинь – всюду тяжелый бред», – согласен юрист «Агоры» Кирилл Коротеев, и дело не только в особенностях правоприменения: в решении Конституционный суд оставил много возможностей для применения этой статьи, очень много вопросов отдано на усмотрение судей. Но это не освобождает гособвинение от необходимости доказывать настоящую угрозу – и не так, что кому-то из прохожих пришлось изменить маршрут. Здоровая система уголовного правосудия справилась бы и с таким постановлением Конституционного суда, заключает эксперт, но если суд всегда соглашается с прокурором, а тот делегирует полномочия следователю, который ориентируется на рапорт старшего сержанта, то мы вместо необходимости доказывать серьезную угрозу получаем человека, который осужден к лишению свободы за то, что несколько раз сходил на митинг.

В сентябре 21 ученый-юрист (один из авторов Конституции Михаил Краснов, бывший судья в ЕСПЧ от России Анатолий Ковлер, профессор Высшей школы экономики Елена Лукьянова и др.) в открытом письме председателю Конституционного суда Валерию Зорькину призвал его обратиться к Федеральному собранию с посланием о неисполнении решения Конституционного суда и о том, что парламент также не прислушался к рекомендациям суда и не уточнил меры наказания и основания, по которым можно привлекать людей к уголовной ответственности по ст. 212.1. Полномочие председателя Конституционного суда выступать с посланием к парламенту закреплено ч. 3 ст. 100 Конституции.

Читать ещё
Preloader more