Почему разведение сил в Донбассе не приблизило встречу Путина с Зеленским

России требуются гарантии перемирия и содержательная декларация
Отвод войск на трех участках в Донбассе стал необходимым, но, возможно, недостаточным условием для нормандского саммита /Александр Река / ТАСС

Зафиксированный во вторник миссией ОБСЕ отвод войск сторон на третьем согласованном участке фронта в Донбассе – в районе Петровского был положительно оценен в среду пресс-секретарем Кремля Дмитрием Песковым. «Мы констатируем позитивную динамику по целому ряду направлений подготовки нормандского формата», – заявил Песков, отвечая на вопрос, согласен ли он с оценкой МИД Украины, что развод в Петровском устраняет все препятствия для саммита. Ранее помощник президента России Юрий Ушаков называл отвод войск на трех участках условием проведения саммита с участием лидеров России, Украины, Франции и Германии по урегулированию в Донбассе.

Однако Россия считает сам по себе факт отвода еще недостаточным. Ввод формирований полиции и Национальной гвардии Украины на участки разведения войск после ухода оттуда вооруженных сил Украины может перечеркнуть все достижения в этом направлении, заявил в среду ТАСС замминистра иностранных дел России Александр Грушко. О возможности такого ввода неоднократно говорили представители украинских властей. По словам высокопоставленного дипломатического источника «Ведомостей», вопрос о возможности украинского руководства удерживать режим прекращения огня остается открытым. Нужны хоть какие-то гарантии невозобновления боевых действий, есть угроза, что место регулярной армии займут подразделения националистов типа полка МВД «Азов», опасается собеседник.

Новая украинская администрация демонстрирует желание решить проблему урегулирования как в нормандском формате, так и в других, напоминает руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН Виктор Мироненко. Складывается ощущение, что российская сторона заинтересована в том, чтобы конфликт на Украине продолжался как можно дольше и создавал как можно больше проблем новой украинской власти, говорит Мироненко.

Сейчас главный вопрос при подготовке саммита не в разведении сил, а в том, каким будет текст его итогового решения, считает заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин. «Для России это не должна быть просто встреча, Зеленский должен туда приехать с каким-то проектом решения. Или хотя бы со своим видением дорожной карты реализации минских соглашений и формулы Штайнмайера. И это [видение] должно хотя бы по основным показателям устраивать Россию», – поясняет эксперт. Сделать это Зеленскому сложно, так как внутри страны на него оказывается огромное давление, отмечает Гущин. Москва делает все для того, чтобы Зеленский приехал на нормандский саммит с более осязаемым документом, иначе саммит закончится принятием дорожной карты, которая не будет исполняться. Тогда в лучшем случае все закончится разведением сил по всей линии, но не политическим урегулированием, прогнозирует Гущин: «Поэтому вопрос в том, каким будет закон о статусе Донбасса, который будет принят до Нового года, что в нем будет, готов ли Киев на уступки». Кроме того, у России нет необходимости отдавать Зеленскому пальму первенства в области пиара, чтобы он мог, вернувшись, продемонстрировать, что Путин сел с ним за стол переговоров, а он не пошел на уступки, обращает внимание Гущин: «Поэтому ясно, что идут сложные согласования именно смыслового решения, которое должно определить, что будет после этого саммита».