Политики и эксперты не ждут прорыва от нормандского саммита

Но он поможет сдвинуть мирный процесс в Донбассе с мертвой точки
От первой встречи Владимира Путина (слева) с Владимиром Зеленским многие ждут большего, чем она может дать, считают эксперты /AFP

В понедельник лидеры России, Украины, Франции и Германии соберутся в Париже на переговоры об урегулировании конфликта на юго-востоке Украины. Первый за три года саммит в нормандском формате должен стать и местом первой личной встречи президентов России и Украины Владимира Путина и Владимира Зеленского.

Соглашения по итогам саммита не будет, но никто его и не ожидает, пояснил журналистам 5 декабря пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков (его слова в своем Telegram-канале опубликовал журналист «Комсомольской правды» Дмитрий Смирнов): «Это было бы завышенными ожиданиями, от чего мы очень энергично предостерегаем». Возможно принятие некоего необязывающего документа, где будут описаны «точки, по которым есть совместное понимание», а позитивным моментом в Кремле считают уже саму встречу, добавил он.

Пресс-секретарь Зеленского Юлия Мендель в воскресенье тоже предупредила в Facebook, что «10 декабря война в Донбассе не закончится», а «завышенные ожидания могут принести послевкусие разочарования». Но саммит – это реальная возможность для прекращения огня, потому что «пока говорят дипломаты – пушки молчат», отметила Мендель.

Западные аналитики солидарны с такими оценками. От встречи не стоит ожидать ни провала, ни прорыва – будет что-то посередине, считает директор франко-российского аналитического центра «Обсерво» Арно Дюбьен. Итоговое коммюнике готово уже с сентября, но это будет рамочный документ и самого важного в нем как раз нет – воплощения общих принципов урегулирования в жизнь, говорит эксперт: «Понятно, что наутро после саммита украинский вопрос не будет решен. Но, возможно, процесс сдвинется с мертвой точки и через год уже можно будет всерьез говорить о разрешении конфликта и снятии антироссийских санкций. Именно этого хочет французская сторона». Возможно, лидеры договорятся о новом обмене удерживаемыми лицами, предполагает научный сотрудник Германского общества по внешней политике Штефан Майстер. Но Россия по-прежнему хочет федерализации Украины и признания повстанцев полноправными партнерами на переговорах, а это неприемлемо для Зеленского, указывает эксперт: «Москва не пойдет на компромиссы и скорее попытается оказать давление на Зеленского через людей в его окружении. Но и у Зеленского, очевидно, есть границы того, на что он может согласиться».

Российские эксперты тоже сдержанны в прогнозах. «Не нужно ждать каких-то серьезных перемен в диспозиции: никаких решений, прорывов, судьбоносных договоренностей, мощных продвижений там не будет и быть не может», – говорит политолог Федор Лукьянов. Но вполне можно ожидать возникновения личного взаимодействия Путина и Зеленского, отмечает он: «Если какой-то личный контакт у них возникнет, это несколько смягчит атмосферу». Прогресс возможен в реализации военной части минских соглашений – более устойчивое перемирие, меньшее число нарушений и, возможно, отвод войск и продолжение обмена пленными, полагает политолог Андрей Кортунов. Но в политической части минских соглашений, похоже, сохраняются серьезные разногласия, констатирует он.

Мнения украинских экспертов разделились.

«Предполагать, что в ходе саммита будет придумана какая-то особенная формула, которая принципиально изменит ситуацию, не приходится», – признается политолог Георгий Чижов. Россия заняла довольно жесткую позицию, так как находится в наиболее благоприятной для себя обстановке за последние пять лет: Запад устал от санкций и вообще от всей этой ситуации, отмечает эксперт. «Думаю, Путин ощущает, что может выиграть все и продавить все свои условия. Пока он не убедится в противоположном, ему нет смысла идти на уступки». Но не может уступить и Зеленский, а в таких условиях возможен лишь обмен мнениями, подчеркивает Чижов: «Интересно посмотреть, до какой степени Германия и Франция готовы поддержать Россию. На Украине рисуют такую страшную картину – если раньше на таких встречах Путин был один против трех, то теперь один против трех будет Зеленский».

А вот политолог Вадим Карасев допускает и «умеренно оптимистический сценарий»: можно ждать и плана выполнения минских соглашений, и определенности по закону об особом статусе Донбасса, и договоренности об основных модальностях закона о выборах на этой территории. «Провала не будет. Не говорю, что будет прорыв, но будет шаг вперед», – убежден он.