Выборы в Германии не выявили явного победителя

Кто сформирует правящую коалицию – решат сепаратные переговоры
По данным экзитполов, «Зеленые» набирают около 15%, 11–12% – Свободно-демократическая партия Германии (СвДП), 10–11% – радикалы из «Альтернативы для Германии» и 5% – левые / THOMAS KIENZLE / AFP

В воскресенье, 26 сентября, Германия выбирала новый парламент и, как следствие, нового канцлера. Впервые за всю историю Германии кандидатами на этот пост являются люди, не занимавшие этот пост ранее (Ангела Меркель впервые с 2005 г. не принимает участия в выборах). Явного победителя, судя по данным первых экзитполов, нет.

Немцы затруднились выбрать между двумя фаворитами. По результатам первых экзитполов, голоса между фаворитами гонки распределились практически поровну. По оценке телеканала ZDF по состоянию на 18.00 по Берлину (19.00 по Москве), СДПГ набирала 26%, ХДС/ХСС – 24%. По данным телеканала ARD, обе партии набирали по 25% каждая.

Теперь все решат межпартийные переговоры – кто договорится о коалиции, тот и сформирует правящее большинство. Сейчас у власти находится так называемая большая коалиция из ХДС/ХСС и СДПГ, однако социал-демократы не горят желанием и дальше сотрудничать с консерваторами. Это открывает окно возможностей для разных комбинаций, в которые будут вовлечены младшие партии.

По данным экзитполов, «Зеленые» набирают около 15%, 11–12% – Свободно-демократическая партия Германии (СвДП), 10–11% – радикалы из «Альтернативы для Германии» и 5% – левые.

Для ХДС результаты экзитполов оказались очень неутешительными, поясняет Научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин. В то же время и СДПГ не может похвастаться всеобъемлющей народной поддержкой. Налицо раздробленность германского политического ландшафта, избиратели уходят от ХДС и СДПГ. В таких условиях вольготно себя почувствовали «Зеленые», АдГ и особенно СвДП, набравшая «очень неплохие для партии второго эшелона 12%».

Немецкие партии о России

В программах четырех основных партий содержатся различные оценки российско-германских отношений. Наиболее жесткую антироссийскую позицию заняли «Зеленые». На страницах программы они критикуют политику России, допускают усиление антироссийских санкций, а также выступают против «Северного потока – 2». По их мнению, строительство газопровода угрожает стабильности Украины и противоречит энергетическим интересам Европы.
СвДП чуть боле умеренна. В своей программе партия призывала ввести мораторий на строительство «Северного потока-2», пока Россия не проведет независимого расследования по делу оппозиционера Алексея Навального. Партия поддерживает санкции ЕС против России и осуждает поддержку Москвой президентов Белоруссии Александра Лукашено и Сирии Башара аль-Ассада.
ХДС также критически настроена к России. ХДС говорит о необходимости сдерживания России и большей политической решимости в рамках ЕС и НАТО. При этом христианские демократы также готовы на диалог и сотрудничество с Россией в сферах взаимных интересов – например, в вопросах изменения климата. «Северный поток – 2» в их программе не упоминается.
В пользу диалога с Россией высказывается и СДПГ. По мнению авторов программы социал-демократов, сотрудничество с Россией в сфере безопасности и контроля за вооружениями соответствует европейским интересам. О «Северном потоке» в программе социал-демократов также не говорится.

Заместитель председателя СвДП Вольфганг Кубики уже обозначил свои амбиции. «Мы хотим править», – заявил он сразу после выборов. По словам Камкина, заявления Кубики означает серьезные амбиции СвДП на место в коалиции и министерские портфели. В то же время Кубики обратил внимание, что «красно-зелено-красная» коалиция (СДПГ, «Зеленые» и левые) не будет функционировать, так что победителям выборов придется договариваться как с «Зелеными», так и с СвДП.

Интрига нынешних немецких выборов, поясняет Камкин, состоит в том, что значительная часть немецкого электората так и не определилась, за кого голосовать. В условиях маленького разрыва между СДПГ и ХДС спонтанные решения, принимаемые избирателями на участках, могут привести к победе как консерваторов, так и СДПГ, продолжает эксперт. Результат будет неопределенным до конца подсчета голосов. Окончательных результатов ждать придется долго – около 40% избирателей голосовали по почте и подсчет их голосов займет много времени, говорит руководитель страновых исследований Института Европы РАН Владислав Белов. А конфигурация правящего большинства определится в ходе переговоров четырех партий. И в самом выигрышном положении находятся «Зеленые» и либералы из СвДП, продолжает эксперт. Именно их решения о формировании коалиции с ХДС или СДПГ окажут кардинальное влияние на немецкую политику.

Как выбирают канцлера Германии

26 сентября в ФРГ проходят выборы в бундестаг, однако вместе с этим немцы фактически выбирают нового канцлера. Бундестаг избирается по смешанной системе: половина депутатов идет от одномандатных округов, другая половина – по партийным спискам. Избиратель может проголосовать сразу за две партии, но более важным голосом в немецкой политике считается голос как раз за партийные списки. По итогам выборов депутаты бундестага от партий, преодолевших барьер в 5%, должны сформировать коалицию, которая созовет правительство. Когда вопрос с коалицией будет решен, бундестаг будет избирать канцлера по предложению президента страны. Все партии уже выдвинули своих кандидатов на должность канцлера, поэтому, голосуя за партию, избиратели голосуют и за желаемого претендента.

У ХДС остается шанс собрать свою правящую коалицию, говорит Камкин, «черно-зелено-желтую», или, как ее называют в Германии, коалицию «Ямайка» (ХДС/ХСС + «Зеленые» + СвДП).

Другой вариант – «светофорная» коалиция из социал-демократов, «Зеленых» и СвДП, вероятность такого сценария Белов оценивает более высоко. Камкин тоже считает, что коалиция с СДПГ более вероятна, чем с ХДС/ХСС, – 60% на 40% в пользу социал-демократов.

Коалиция, которая наберет менее 50% в парламенте, например «красно-зеленая», также возможна, однако это приведет к возникновению «сложного бундестага», поясняет Белов. Какая бы коалиция ни была сформирована по итогу, на российско-германских отношениях это скажется слабо, уверен Белов. Некоторое охлаждение возможно, но не критичное: даже у «Зеленых» с их антироссийской риторикой нет возможности как-то испортить отношения Берлина с Москвой – например, закрыть «Северный поток – 2» лидер «Зеленых» не сможет (партия против строительства этого газопровода), даже если станет федеральным канцлером, замечает Белов.