Казахстан меняет политическую модель и снижает статус Алма-Аты

Это результат январских беспорядков
Токаев намерен перевести Казахстан на смешанную систему, при которой 70% депутатов парламента будут избирать на пропорциональной основе, а 30% – на мажоритарной / Mukhtar Kholdorbekov / Reuters

Казахстан намерен провести масштабные реформы, в том числе изменить форму правления. Об этом 16 марта в телеобращении к нации заявил президент страны Касым-Жомарт Токаев. В своем выступлении, трансляцию которого вела телекомпания РТРК «Казахстан», Токаев предложил комплексную программу модернизации. «Речь прежде всего идет об окончательном переходе от суперпрезидентской формы правления к президентской республике с сильным парламентом. Такая система обеспечит оптимальный баланс властных институтов и будет способствовать устойчивому развитию страны», – подчеркнул президент. Токаев добавил, что от текущей ситуации, когда в Казахстане «все замыкается на президенте», следует отойти.

Помимо этого, Токаев предложил закрепить на уровне законодательства и ряд других преобразований. К ним относятся запрет ближайшим родственникам президента занимать политические государственные должности и управлять компаниями с госучастием – множество родственников первого президента Нурсултана Назарбаева активно занимались бизнесом, а его дочь Дарига была до 2021 г. председателем верхней палаты парламента – сената. Руководителям регионов и их заместителям будет запрещено занимать должности уже в филиалах политических партий, а сам президент должен прекратить членство в партии, пока исполняет обязанности главы государства. Реформам подвергнется и избирательная система. Токаев намерен перевести Казахстан на смешанную систему, при которой 70% депутатов парламента будут избирать на пропорциональной основе, а 30% – на мажоритарной. Согласно действующему законодательству, из 107 депутатов 98 избираются по пропорциональной системе, а девять – Ассамблеей народа Казахстана, совещательным органом при президенте страны.

Необходимость анонсированных сегодня реформ назревала давно, это показал январский кризис, говорит директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Дарья Чижова. Реформа партийной системы обусловлена тем, что партийное поле уже давно не обновлялось, преодолеть же имеющийся порог (он составляет 5% голосов) при небольшом населении республики для новых партий было практически невозможно. Предтечей этой реформы было переименование правящей партии Казахстана из «Нур Отана» («Свет Отечества») в «Аманат» («Завет предков») 1 марта, но в итоге власти поняли, что отделаться косметическими изменениями не удастся и необходима большая репрезентативность общественно-политических групп страны, говорит Чижова.

Будет реформировано и территориально-административное деление страны. Токаев также предложил разделить Алма-Атинскую область на два субъекта – Жетысускую и Алма-Атинскую. Центром Алма-Атинской области станет Капшагай, а Жетысуской – Талды-Курган (он до сих пор являлся центром Алма-Атинской области).

«Реформирование» Алма-Атинской области с ее фактическим разделением на два региона было ожидаемо, говорит Чижова. Это, хотя и преподносится как логистически и экономически оправданное решение, очевидно, на самом деле связано со стремлением купировать очаг дестабилизации, а также ослабить сложившиеся там экономико-политические группы, во многом связанные с серыми торговыми схемами и финансово-товарными потоками.

Хотя анонсированные меры отчасти демократизируют и дебюрократизируют систему власти Казахстана, снижают степень концентрации власти в руках президента, пока предложенный пакет властных полномочий не меняет серьезно баланс между разными ветвями власти в Казахстане, уверен старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин.

По его словам, объявленный переход от суперпрезидентской к парламентской республике в действительности не прослеживается в инициативах Токаева – серьезного усиления парламента не происходит, как и значительного ослабления президента. То, что предлагается отменить лидерство губернаторов, акимов и президента в партийных списках, равно как и использование мажоритарной системы в парламенте, – важная мера по изменению взаимозависимости ветвей власти, но не фактор, снижающий влияние президента.

Политические изменения, по словам Притчина, нисколько не связаны ни с текущим украинским кризисом, ни с проблематикой российско-казахстанских отношений. Это попытки решения проблем, породивших январский кризис, и предотвращения рецидивов в будущем. Разделение Алма-Атинской области, считает Притчин, вряд ли имеет под собой политические основания – «назарбаевский» клан встраивается в обновленную систему, Токаев сейчас безальтернативный лидер и элиты это признают, дополнительных мер по их разобщению и подчинению не нужно.