Политика
Бесплатный
Антон Осипов
Статья опубликована в № 4075 от 17.05.2016 под заголовком: «Тот парень больше не называл меня чуркой»

«Тот парень больше не называл меня чуркой»

Первый мэр-мусульманин Лондона, возможно, разрешит полиции стрелять на поражение по террористам

В борьбе за пост мэра Большого Лондона сын эмигранта, выходец из простой семьи Садик Хан одолел и английскую аристократию, и британскую буржуазию. Фаворитом в кандидаты от лейбористов считалась баронесса Тесса Джоуэлл, бывший министр по делам Олимпиады. А выиграл партийные праймериз Хан. На должность мэра претендовал мультимиллионер Зак Голдсмит, первая жена которого носила фамилию Бентли, вторая – Ротшильд. А стал мэром Хан.

45-летний Хан сначала сделал головокружительную карьеру в юриспруденции, а потом в политике. Его происхождение из низов дает о себе знать – общается он в развязной манере. Даже в палате общин частенько называет собеседника «приятель», пишет ВВС. Зато говорить умеет так убедительно, что его идеями сложно не проникнуться. Он постоянно подчеркивает свое вероисповедание. Зато стал первым мусульманином, вошедшим в кабинет министров Великобритании, и первым мусульманским мэром Лондона. По данным переписи 2011 г., ислам исповедует 12,4% жителей Лондона. То есть более 1 млн человек, замечает Financial Times.

Почему Хан быстро говорит

Семье Хана не привыкать к переездам. Когда Индия и Пакистан в 1947 г. разделялись, их семья перебирается из первой страны во вторую. А незадолго до того, как 8 октября 1970 г. родился Садик Хан, его родители приезжают в Лондон. Отец, Аманулла Хан, 25 лет проработал водителем автобуса 44-го маршрута. «Многих детей родители изводили нравоучениями, но редко у кого они касались регулирования автобусных перевозок», – цитирует Хана ВВС. Благодаря отцу Хан с детства верит в могущество профсоюзов: «Отец был членом профсоюза, и у него была достойная зарплата и нормальные условия работы. А вот мама [Сехрун Хан] работала швеей на дому, в профсоюзе не состояла и всего этого не имела». Позже он не раз побеждал, прибегая в предвыборной борьбе к помощи профсоюзов.

Живет семья небогато. Занимает в муниципальном доме квартиру с тремя спальнями в боро Уондсуэрт во внутреннем Лондоне. До 24 лет, пока Хан не съехал от родителей, он спит на двухъярусной кровати с братом. В семье восемь детей – семеро сыновей и дочь. Хан родился пятым. Кроме того, родители материально помогают оставшейся в Пакистане родне. Мама Сехрун до сих пор шлет туда деньги. «Мать и отец трудились все время... Как только я смог, я начал работать, – вспоминает Хан на страницах журнала New Statesman. – Развозил газеты, а летом порой работал на стройке».

Он энергичен, быстро двигается и очень быстро говорит, удивлялся журналист The Guardian. При расшифровке записи ему пришлось поставить ее на замедленную скорость – но и тогда Хан произносил слова быстрее, чем большинство людей. «Если ты из [многодетной] семьи, значит, ты усвоил две вещи: говори быстро, иначе тебя не услышат, и ешь быстро, иначе останешься голодным», – объясняет сам Хан. В ресторане он впервые пообедал в 18 лет, пишет The Guardian.

Пацан из Бевина

В первые классы Хан ходит в школу Fircroft, куда позже отдаст учиться своих детей (его дочерям сейчас 14 и 16 лет). Их ни разу не обозвали чурками, гордится Хан на страницах New Statesman: «Это доказывает, что в сфере [толерантности] есть прогресс по сравнению с моими временами».

Потом Хан учится в местном колледже Эрнеста Бевина. «Суровая была школа, – говорил он ВВС. – Совсем не ложе, усыпанное розами. Зато постигаешь философию улицы, улучшаешь социальные навыки, тренируешь сообразительность – словом, учишься общаться с людьми». В те годы в южной части Лондона выражение «пацан из Бевина» было синонимом хулигана. Зато в школе заставляли учиться и отлично преподавали, нахваливает Хан колледж в интервью Business Insider: «Кто захотел поступить в институт – тот смог это сделать».

Школьником Хан начал заниматься боксом ради самозащиты: «В нашей семье всем пришлось увлечься боксом». Недавно он даже пригласил корреспондента New Statesman во время интервью на тренировку (корреспондент пришел). Два брата Хана сейчас преподают бокс в академии неподалеку от района Тутинг, который входит в родной Хану боро Уондсуэрт. Правда, Хан – единственный из братьев, у кого нет любительского разряда. Он предпочитал футбол – позже играл полузащитником в команде палаты общин, а также крикет – был капитаном школьной команды. Но и бокс периодически пригождался, вспоминает Хан: «Мы упали на пол, нанося друг другу удары <... > в итоге тот парень больше не называл меня чуркой».

Почему Хан не болеет за Chelsea

Пассажиры дразнили бородатого отца Хана Paki Santa («Санта-Клаус – чурка»), пишет New Statesman. Доставалось и его сыновьям. Районы Челси и Уимблдон расположены недалеко от отчего дома Хана. Поэтому в семье болели либо за футбольную команду Chelsea, либо за Wimbledon.

Как-то два брата Хана пошли на матч Chelsea на стадион «Стэмфорд Бридж» и были выкинуты оттуда фанатами, вспоминал Хан на страницах The Daily Mirror. Та же участь постигла и его самого. В 1987 г. на матче Wimbledon и Tottenham Hotspur он подвергся оскорблениям со стороны фанатов Wimbledon – клуба, за который болел.

Правда, Хана ошибочно приняли за еврея и болельщика другой команды: «Одно из оскорблений в мой адрес было «жид». Люди вроде меня не носят цветов команды, чтобы их не побили. Это-то меня и подвело». В итоге Хан стал смотреть футбол по телевизору и болеть за Liverpool: «Они в те времена великолепно играли и побеждали».

Политик с 15 лет

Отец Хана был сторонником лейбористов. Сам Садик вступает в эту партию в 15 лет в знак протеста против урезания трат бюджета и давления на профсоюзы, пишет The Guardian. В 1994 г. 23-летнего Хана изберут в совет боро Уондсуэрт, где он проработает 12 лет. Претендовать на это его сагитирует местный активист, мигрант из Гайаны Берт Люзерз, пишет ВВС. А вдохновит пример директора колледжа Эрнеста Бевина Назу Бохари. Он был первым мусульманином – директором средней школы в Англии. Хан вспоминает, что благодаря Бохари поверил: «Цвет кожи или происхождение отнюдь не мешают добиться чего-то в жизни».

Штрихи к портрету
Штрихи к портрету

Хан упоминает Россию, доказывая необходимость сохранения ядерного оружия, писала The Telegraph в январе этого года. «Когда Россия осваивает территорию Украины, КНДР проводит испытания ракет, думаю, идея в одностороннем порядке отказаться от [ядерных ракет] Trident – это ошибка».

Британцы переплачивают энергокомпаниям 1,7 млрд фунтов в год, т. е. 200–300 фунтов с дома, ссылался Хан на исследование государственной комиссии по конкуренции. Его вдохновляет пример Ноттингема, где муниципалитет в сентябре 2015 г. учредил некоммерческую компанию Robin Hood Energy. Закупая оптом энергию и перепродавая ее жителям города, они смогли снизить их траты на 78 фунтов. Об аналоге такой компании Хан обещал подумать и для Лондона.

Хан – сторонник снижения возраста голосования до 16 лет. В Лондоне это позволит высказаться 190 000 человек, писал он. Так как 18–25-летних на всеобщих выборах голосовало только 43%, а старше 65 лет – 80%, он предлагает сделать участки в школах – чтобы с молодых лет приучать к демократии.

Поначалу Хан мечтает стать дантистом и штудирует математику и точные науки. Задуматься о карьере юриста его заставляют две вещи. Первое – подшучивание учителя: мол, какой из тебя дантист – ты же со всеми споришь. Второе – сериал LA Law («Закон Лос-Анджелеса», выходил с 1986 по 1994 г. и получил 15 премий «Эмми»). «В нем адвокаты решали труднейшие задачи, бросались на выручку жертвам несправедливости, водили крутые тачки, выглядели великолепно... Вот я и захотел стать Виктором Сифуэнтесом (один из главных героев, сыгранный Джимми Смитсом. – «Ведомости»)», – признавался Хан Business Insider.

Третий партнер

Хан поступает в Университет Северного Лондона (сейчас – Лондонский университет Метрополитен). Чтобы не сидеть на шее у родителей, он с 18 до 21 года подрабатывает продавцом в магазине тканей Peter Jones в Слоун-сквере (район Челси), пишет интернет-ресурс Get West London.

В 1994 г. Хан становится стажером-солиситором в фирме Christian Fisher, специализирующейся на правах человека. Уже через три года владельцы фирмы Луиз Кристиан и Майк Фишер предлагают ему стать третьим партнером фирмы. В 2002 г. Фишер выходит из бизнеса, а фирму переименовывают в Christian Khan.

В 24 года Хан женится на Саадии Ахмед. Она тоже родом из боро Уондсуэрт, тоже солиситор и... дочь водителя автобуса, сообщает ВВС. Молодожены берут кредит и покупают собственный дом неподалеку от родителей. «Средний лондонец обзаводится собственным жильем в 39 лет», – хвастается Хан.

Юристом он работает до 2004 г. и участвует во многих громких делах, о которых пишет вся британская пресса. Соперник на мэрских выборах Зак Голдсмит охарактеризовал деятельность Хана лаконично: «Он приучал людей засуживать нашу полицию».

Дело о том, как курды пострадали за искусство

В 1996 г. группа курдов репетирует пьесу Гарольда Пинтера «Язык гор» о гонениях на них в Турции. На всякий случай они заранее предупреждают местное полицейское отделение, что взяли муляжи оружия в Королевском национальном театре. Но какой-то бдительный гражданин звонит не в местный участок, а в колл-центр полиции Большого Лондона и поднимает тревогу: в курдский культурный центр проникла группа вооруженных мужчин в камуфляже. Они держат под прицелом сидящих на полу людей.

Спецназ берет здание штурмом и арестовывает всех подозрительных лиц. Естественно, особо не церемонясь. Арестованным запрещают переговариваться по-курдски. По иронии судьбы в пьесе среди прочего рассказывается, как тяжело, когда тебе запрещают разговаривать на родном языке. Через пять часов недоразумение разрешается. А в 2000 г. при помощи Хана 11 курдам присуждают компенсацию в 55 000 фунтов, полиция также компенсирует более 45 000 фунтов судебных издержек.

Дело о компенсации в 220 000 фунтов

В 1992 г. полиция нагрянула домой к парикмахеру китайского происхождения Кеннету Су. Выяснив, что у них нет ордера, тот отказывается пускать их. Разозленные стражи порядка незаконно арестовывают хозяина, применив силу, в том числе запрещенный полицейским прием – захват шеи, избивают и называют чинком (презрительная кличка китайцев). Через пару лет к делу подключается Хан, и в 1996 г. суд присуждает полиции выплатить Су рекордные на тот момент 220 000 фунтов (включая судебные издержки). В следующем году полиции удается через суд снизить размер выплаты до 35 000 фунтов.

Дело об увольнении за 80 фунтов

Темнокожий полицейский Леруа Логан почти 30 лет служит в полиции без нареканий. Одновременно он возглавляет союз полицейских Metropolitan Black Police Association. В 2001 г. его внезапно увольняют из органов. Причина – попытка компенсировать за казенный счет проживание в гостинице. Он действительно приложил гостиничный чек на 80 фунтов к документам служебных расходов, но по ошибке, уверяет The Telegraph. По данным The Guardian, внутреннее расследование обходится полиции в 100 000 фунтов. Проверены расходы Логана за три года, ничего подозрительного не найдено. Еще около 100 000 фунтов компенсации полиция выплачивает Логану, восстановив его в должности. По одной из версий, дело Логана возникло из-за того, что он поддерживал Али Дизаэи. О его деле читайте ниже.

Дело оборотня в погонах

Не всегда Хан защищает невинные жертвы, пишет Business Insider. В начале 2000-х гг. офицер полиции, мигрант из Ирана Али Дизаэи становится фигурантом внутреннего расследования под кодовым названием «Операция «Гелиос», которое обошлось полиции в 4 млн фунтов и потребовало участия полусотни служащих. Дизаэи подозревают в коррупции и ненадлежащем поведении на государственной службе. Дело получает громкий резонанс, принадлежащие к этническим меньшинствам полицейские начинают кампанию за то, чтобы представители этнических меньшинств не шли работать в полицию.

При помощи Хана суд оправдывает Дизаэи. Тот сразу же подает иск о дискриминации по расовому признаку. Дело кончается миром: Дизаэи получает от полиции 80 000 фунтов компенсации, его восстанавливают в должности и дважды повышают. Он возглавляет National Black Police Association. А в 2008 г. попадается на «беспределе». На выходе из ресторана Дизаэи случайно сталкивается с программистом Ваадом аль-Багдади, мигрантом из враждебного его родному Ирану Ирака. Тот начинает требовать 600 фунтов, которые Дизаэи задолжал за создание личного сайта, превозносящего карьеру полицейского. Не желая платить, Дизаэи арестовывает программиста за нападение на служителя закона и угрозы по телефону.

Доказать угрозы не удается, зато выясняется, что первым в драку полез Дизаэи. Причем аль-Багдади не наносил ему телесных повреждений мундштуком от кальяна, как утверждал полицейский. Экспертиза предполагает, что тот нанес их себе сам каким-то другим предметом.

Дизаэи оказывается самым высокопоставленным полицейским, которому в нашем веке предъявляют уголовные обвинения. Его звание командора примерно соответствует подполковнику. В итоге за злоупотребление служебным положением и воспрепятствование осуществлению правосудия его сажают на четыре года.

Схватка с США

Одно из самых громких своих дел Хан ведет не по долгу службы, а из политических соображений, так как обвиняемый – мусульманин и житель избирательного округа Хана.

В 2003 г. полиция арестовывает некоего Бабар-Ахмада, да так, что позже у него фиксируют 73 травмы и ссадины. Через шесть дней его отпускают, не предъявив обвинения. Через год его арестовывают снова, и он без суда до 2012 г. сидит за решеткой. Бабар-Ахмада обвиняют в помощи террористам. Якобы на его сайте публикуются статьи, в том числе пропагандирующие терроризм. Лондонская полиция решается на арест, так как экстрадиции Бабар-Ахмада требуют США.

В Великобритании начинается кампания за то, чтобы отказать Америке и судить его в Англии. Хан был знаком с Бабар-Ахмадом в детстве. Как он сам утверждает, шапочно – ни разу не ходили друг к другу в гости. В 2005 г. Хан передает министру внутренних дел петицию, подписанную 18 000 граждан. В 2008 г. разгорается скандал: Хан выясняет, что полиция прослушивала его разговоры с Бабар-Ахмадом, когда он навещал его в тюрьме. Полиция отбивается от обвинений: мол, организаторы прослушки не знали, что Хан – член парламента, а его визиты были неофициальными.

В 2009 г. за жестокое обращение при первом аресте Бабар-Ахмаду присуждают компенсацию в 60 000 фунтов. В 2011 г. интернет-петицию за судебный процесс над ним в Англии подписывает более 140 000 человек. В парламенте дважды проходят слушания о судьбе Бабар-Ахмада.

В 2012 г. его выдают США, где в конце концов он идет на сделку с правосудием и в 2014 г. его приговаривают к 12,5 года тюрьмы. Учитывая уже проведенное за решеткой время, Бабар-Ахмад выходит на свободу на следующий год.

Как Хан стал депутатом

В 2004 г. Хан уходит из юридической фирмы Christian Khan, да так, что его партнер, Луиз Кристиан, до сих пор с ним не разговаривает, утверждает New Statesman.

Дело в том, что у Хана появляется шанс пробиться в палату общин вместо депутата от района Тутинг его родного боро Уондсуэрт Тома Кокса, решившего не переизбираться. Остальные соперники довольно слабы. Хан бросает работу и начинает избирательную кампанию. Позже Кристиан выплачивает ему деньги за долю в бизнесе. Но Хан решает, что сумма слишком мала, и нанимает юристов, чтобы отсудить побольше. Впрочем, по информации The Guardian, позднее отказывается от этой идеи, когда Кристиан пригрозила ему встречным иском: ведь, уходя, юрист поставил клиентов и фирму в трудное положение, бросив дела незавершенными.

Изданию Law Gazette свое решение Хан объяснил так: «Если ты работаешь во власти, ты законодатель и можешь писать законы, которые улучшат положение миллионов людей». Полгода Хан живет на сбережения. Но в мае 2005 г. выигрывает выборы и становится одним из пяти новичков – представителей этнических меньшинств в палате общин. Он успешно переизбирался еще два раза – в 2010 и 2015 гг.

Давайте жить дружно

Внимание общественности к себе Хан привлекает после терактов в Лондоне 7 июля 2005 г. Депутат-мусульманин обращается к коллегам с обличением межрасовых распрей: «Сегодня лондонцы и остальные британцы могут еще больше гордиться жителями столицы – тем, как героические лондонцы любого вероисповедания, расы и происхождения <...> действовали [в день теракта]». Позже он объясняет The Guardian: «Я не мог молчать <...> в СМИ было так мало рассудительных комментариев от британского мусульманского сообщества <...> Зато было полно злобных мужчин с бородами. Никто из них не сказал, что доволен тем, что он – британец, мусульманин, лондонец».

Парламентарий Хан продолжает позиционировать себя защитником гражданских свобод. После терактов в Лондоне премьер-министр Тони Блэр предлагает задерживать подозреваемых в терроризме до 90 дней без предъявления обвинения. Хан оказывается в числе 48 лейбористов, проголосовавших против этой идеи. Правда, через три года он как партийный организатор лейбористов отвечает за прохождение закона о 42-дневном аресте без предъявления обвинения.

Хан бомбардирует правительство запросами о том, не нарушит ли введение идентификационных карт права британцев. Но впоследствии проголосует за переход на ID-карты.

Не забывает Хан и напоминать о своей вере – с трибуны вспоминает, как отец учил его Корану, и цитирует хадисы вроде «Если кто-то из вас увидит порицаемое, пусть изменит это своей рукой...». Однако одновременно Хан выступает за сомнительные с точки зрения верующих законы. Например, за равнополые браки, удивляется New Statesman. Хан уверяет, что из-за этого он не раз получал угрозы.

Обвинения против Хана

Хана дважды обвиняли в нецелевом использовании средств. В 2007 г. его уличили в том, что за счет парламента он выслал корреспонденцию с эмблемой лейбористов – розой. Хан возразил, что не имел от этого никакой выгоды: письмо нельзя рассматривать как агитационный материал партии, ведь избирательных кампаний в то время не велось. Но вернул 500 фунтов почтовых расходов в казну парламента.

В 2010 г. в прессу просочились результаты парламентского расследования: многие депутаты отправляли за счет палаты общин поздравительные открытки своим избирателям. Хан, например, в 2005–2006 гг. поздравлял электорат с праздниками – от христианского Рождества до индийского Дивали – и с совершеннолетием. Признав свою вину, вернул 2551 фунт почтовых расходов, хотя специально оговорил, что обстоятельств дела за давностью лет не помнит. Но и он, и его аппарат были новичками в парламенте и могли не знать всех правил.

Прорыв в кабинет

В 2007 г. лейборист Гордон Браун становится премьер-министром, а у Хана появляется работа в правительстве. Его назначают партийным организатором, потом министром по делам местного самоуправления – он становится вторым министром-мусульманином в истории Великобритании. Хана часто путали с его единоверцем – министром международного развития Шахидом Маликом, пишет ВВС.

В 2009 г. Хана назначают министром транспорта. Он входит в Тайный совет и становится первым мусульманином, оказавшимся в кабинете министров Великобритании, отмечает New Statesman. «Дворецкий позвонил мне узнать, какую Библию мне нужно. Я сказал, что нужен Коран. «У нас их нет», – услышал я в ответ. Пришлось прийти со своим Кораном», – вспоминает Хан.

Но его карьере в правительстве помешали выборы 2010 г.

Разгром № 1

На парламентских выборах 2010 г. Хан переизбирается в палату общин от Тутинга с весьма скромным преимуществом в 2524 голоса. А по всей Великобритании лейбористская партия проигрывает консерваторам – 258 мест в палате общин против 307. Впервые за 13 лет лейбористы лишаются постов в правительстве. Хан из настоящего министра транспорта становится теневым. Пока другие судорожно пытаются сообразить, что случилось и как быть, Хан доказывает свою способность заключать союзы и превращать поражения в победы, удивляется ВВС.

Бывший министр возглавляет кампанию по избранию Эдварда Милибэнда лидером лейбористов. Позже Хан признавался New Statesman, что накануне объявления результатов предупредил Милибэнда: надо готовиться к поражению. «Этот трюк я подсмотрел в телесериале Rumpole of the Bailey, – признается Хан. – Всегда говори клиенту, что он проиграет. Если так и случится – что ж, у него было время подготовиться. Если нет, ты окажешься чудо-юристом, вырвавшим победу». В той кампании, как и на выборах мэра, Хан позвал на помощь профсоюзы, пишет ВВС. Они-то и обеспечили Милибэнду выигрыш.

Разгром № 2

Милибэнд отблагодарил Хана постами в правительстве – увы, не в настоящем, а в теневом. Тот работает канцлером, потом министром юстиции. Первая же речь Хана мало кому в партии пришлась по нраву. Он критикует лейбористов за то, что они слабо помогают заключенным встать на путь исправления: «В 14 тюрьмах Англии и Уэльса 70% заключенных осуждены повторно!» ВВС считает, что это часть стратегии Хана. Он не стесняется нападать на собственную партию, создавая себе образ умеренного левого.

Затем Хан становится теневым министром по делам Лондона. Благодаря ему выборы в муниципалитет Большого Лондона в 2014 г. становятся самыми успешными для лейбористов с 1971 г., пишет журнал New Statesman. Опять же Хан опирается в том числе на работу с профсоюзами.

В мае 2015 г. на всеобщих выборах лейбористы благодаря Хану отлично выступают в Лондоне. Они сохраняют все 38 мест в британском парламенте и получают еще семь новых – лучший результат с 2001 г. (всего в Лондоне 73 избирательных округа). Но по стране результаты выборов оказываются еще плачевнее предыдущих: 331 место у консерваторов против 232 у лейбористов. Лейбористский лидер Милибэнд уходит в отставку. А Хан через неделю после выборов делает громкое заявление: он намерен стать мэром Лондона. Слухи об этом ходили уже год, но Хан раньше отказывался публично говорить на эту тему, пишет ВВС. В то же время в кулуарах выведывал у политиков, может ли рассчитывать на их поддержку.

Победил баронессу

Хан отнюдь не фаворит гонки. Букмекеры сообщают, что больше всего ставок на кандидата в мэры от лейбористов делают на баронессу Тессу Джоуэлл, пишет ВВС. Она запомнилась горожанам как министр, проведший Олимпиаду. Но пока баронесса агитирует членов партии, Хан делает ставку на новичков. За четыре месяца он успевает встретиться с избирателями более чем в 200 компаниях, культурно-спортивных комплексах, мечетях, церквях и торговых центрах. Победу ему принесут, кроме партийцев со стажем, две большие группы, пишет ресурс Politico: члены профсоюза и трехфунтовые избиратели. Последние – недавняя новация в партии. Любой желающий может зарегистрироваться, внести 3 фунта и получить статус «сторонника партии», дающий право один раз проголосовать.

11 сентября 2015 г. объявляется результат второго тура праймериз – 59:41 в пользу Хана.

Договорился и поссорился

Наверное, хорошо, что Хан не продолжил строить карьеру в партии. Новым лидером лейбористов становится Джереми Бернард Корбин. Как пишет Financial Times, Хан и Корбин заключили сделку: Хан поддерживает Корбина в борьбе за руководство лейбористами, а Корбин его – в борьбе за пост мэра. Вот только, как признавали высокопоставленные члены партии, никто не рассчитывал на победу Корбина. Выдвинули его из «дружеского расположения». Есть конспирологическая теория, что победу Корбину обеспечили как раз противники лейбористов. Воспользовавшись опцией трехфунтовых избирателей, они протолкнули в руководители партии самого слабого кандидата.

Судя по заявлениям Хана, с новым лидером он не ужился. Хан успел раскритиковать Корбина за поддержку движений «Хамас» и «Хезболла». И еще за то, что его не пустили в Пакистан после землетрясения в прошлом году. И даже за то, что ему не выделили диван в офис, перечисляет ВВС.

Борьба за кресло мэра

Предвыборная гонка становится самой грязной и ожесточенной с тех пор, как в 2000 г. был учрежден пост мэра Лондона, считает директор пролейбористской организации «Прогресс» в Лондоне Ричард Энджелл. С 2008 г. мэром столицы был консерватор Борис Джонсон. На эти выборы от партии выдвигается Зак Голдсмит, сын миллиардера. Он не раз обвиняет Хана в потворстве экстремизму.

В прессе одна за другой появляются статьи, где Хана изображают чуть ли не террористом. Например, 7 февраля The Sunday Times пишет, что Хан четыре раза был на собраниях группы Stop Political Terror, которую поддерживал радикальный исламский проповедник Анвар аль-Авлаки. 12 февраля London Evening Standard раскапывает историю о бывшем муже сестры Хана, Макбуле Джаваиде, который в 1990-х был замечен на мероприятиях экстремистской группировки «Аль-Мухаджирун». Хан уверяет, что не общается с родственником уже десяток лет. 16 февраля MailOnline рассказывает, как в 2008 г. на фестивале Global Peace and Unity, организованном телеканалом Islam Channel, во время выступления Хана над толпой был поднят черный флаг джихада.

Сам премьер-министр Дэвид Кэмерон заявляет, что Хан некогда делил площадку для выступления с «теми, кто поддерживает ИГИЛ» (запрещена в России). Имеется в виду бывший имам Сулиман Гани. В итоге Кэмерону приходится извиняться за свои слова: Гани не был замечен в симпатиях к террористам, а Хан не мог влиять на то, кто выступает до и после него.

Тактика консерваторов оказалась обоюдоострым оружием. Как пишет The Wall Street Journal, лондонцев оттолкнула от Голдсмита его привычка переходить на личности. Хан получил 44% голосов (1,1 млн), Голдсмит – 35% (910 000). «Ведомости» собрали некоторые из наиболее ярких предвыборных обещаний Хана.

Доступное жилье

На собственном опыте ощутив, насколько портит лондонцев жилищный вопрос, Хан обещал каждому доступное жилье. К 2030 г. в Лондоне будет жить 10 млн человек. «Но все больше и больше лондонцев вынуждены покидать свой родной город [из-за высоких цен на жилье]. Средняя цена дома в городе – более 0,5 млн фунтов», – ужасался кандидат в мэры в своей колонке в Huffington Post. При этом 2 млн лондонцев жилье снимают, добавлял он.

Лондон
Лондон

Столица Соединенного Королевства

Большой Лондон образован в 1965 г., включает 32 административные единицы (боро) и Лондонский Сити.
Площадь – 1 572 кв. км.
Население (на 1 января 2015 г.) – 8,54 млн человек.

Рост валовой добавленной стоимости (GVA) – 3,1% (в среднем по стране – 1,7%).
Индекс деловой активности PMI (март 2016 г.) – 54,2%.
Снижение пассажиропотока общественного транспорта (2015 г.) – 0,3%, в том числе на автобусном транспорте – 2,5%, в метро – рост на 4%.
Уровень занятости (март 2016 г.) – 54,6%.
Безработица (февраль 2016 г.) – 6,3%.
Инфляция (январь-март 2016 г.) – 11,5%.
Исполение бюджета (2015 г.): доходы – 10,7 млрд фунтов стерлингов (в том числе государственные субсидии – 3,2 млрд, негосударственные субсидии – 6,4 млрд, доходы города – 1,1 млрд); расходы – 11,5 млрд фунтов стерлингов; дефицит – 0,8 млрд фунтов стерлингов.

Источники: официальный сайт мэра Лондона, Управление национальной статистики Соединенного Королевства.

Нужно создать такие условия, чтобы 50% новостроек были доступны простым людям по цене. Остальные могут продаваться по рыночной стоимости, рассказывал он Business Insider. Доступное жилье может сдаваться на условиях социального найма. В Лондоне, по мнению Хана, его стоимость не должна превышать трети среднего заработка горожан и не будет зависеть от цен на недвижимость.

По данным Бюро национальной статистики Великобритании за 2015 г., средний лондонец зарабатывает 660 фунтов в неделю до вычета налогов. Это около 34 400 фунтов в год. Business Insider предлагает взять калькулятор и посчитать, насколько условия Хана привлекательнее, чем у соперников по выборам. Зак Голдсмит считал, что дом можно назвать доступным, если он стоит 450 000 фунтов, а бывший мэр Борис Джонсон – если его цена составляет 80% от рыночной стоимости.

Вторая идея Хана – приоритетное право покупки новостроек для жителей Лондона на стадии строительства. Жители города даже не знают о продаже квартир и домов, переживает Хан: девелоперы сразу пытаются впарить жилье иностранным инвесторам.

В-третьих, Хан будет стимулировать жилищное строительство, чтобы каждый год на рынке появлялось по 80 000 новых домов. Для этого он всячески будет поддерживать застройщиков и выделять муниципальные земли. Например, принадлежащие корпорации Transport for London. Правда, строить жилье он поможет не там, где дороже квадратный метр, а там, где оно нужнее.

Хан намерен создать некоммерческое агентство недвижимости, которое не станет брать за свои услуги грабительские комиссионные. Наконец, он вместе с местными властями собирается создать черный и белый список арендодателей по примеру Нью-Йорка.

Пешеходная Оксфорд-стрит

«Транспорт у меня в крови», – заявляет Хан, напоминая о своем отце – водителе автобуса и опыте работы министром транспорта в правительстве Гордона Брауна. Хан – ярый сторонник строительства Crossrail 2 – второй ветки скоростной транзитной линии, которая обеспечит беспересадочный проезд от Туикенема и Эпсома на юге до Чешанта на севере. И даже задумывается о разработке линии Crossrail 3.

Автобусы Хан хочет заменить на экологичные – гибридные, электрические или водородные. Хочет пообщаться с бизнесом, чтобы тот снизил количество больших грузовиков на улицах, особенно в часы пик. Но при этом отказывается увеличивать плату за въезд автомобилей в центр.

Лондонцев он продолжит пересаживать на велосипеды: увеличит финансирование, проложит новые дорожки, проверит безопасность старых. Человек на велосипеде тоже не самый безопасный для окружающих транспорт, признает Хан. И призывает со страниц Business Insider не только учить молодежь езде, но и сделать пешеходной Оксфорд-стрит. Министерство транспорта относит ее к одной из самых опасных для пешеходов улиц из-за количества людей, сбитых разным транспортом.

Хан собирается заморозить расценки на автобусы и метро, в том числе DLR: «В 2020 г., когда я буду избираться на второй срок, вы будете платить столько же, сколько в 2016 г.». Для этого придется отказаться от «напрасных трат»: субсидирования лондонской канатной дороги, закупки новых двухэтажных автобусов фунтов по 300 000 за штуку, ужесточить борьбу с зайцами. Пора заставить корпорацию Transport for London экономить – Хан не может понять, на какие такие услуги консультантов они смогли потратить в прошлом году 383 млн фунтов.

Мало того, Хан хочет, чтобы Transport for London работала не только в Лондоне, но и за рубежом. Выигрывая контракт на управление транспортной инфраструктурой в других городах, она может тратить прибыль на субсидирование лондонцев. Кстати, Хан раздумывает над введением билета стоимостью 1,5 фунта на часовую поездку с правом пересадки. А еще обещает выстроить систему платежей так, что, чем бы ни платил человек, от бесконтактных платежей до карты Oyster, цена поездки будет для него одинаковой.

Посмотрим, что Хан сможет сделать с городским транспортом, который требует 700 млн субсидий в год, подсмеивается Financial Times. Тем более в отличие от многих крупных городов Лондон финансово зависит от правительства Великобритании. Так что многое определит то, сумеет ли Хан выстроить отношения с канцлером казначейства Джорджем Осборном.

Еще Хан объявил, что не против плана по расширению аэропорта «Лондон-сити» стоимостью 300 млн фунтов. Прежний мэр Борис Джонсон всячески препятствовал этому. Он опасался повышенного шума, мешающего жителям, и предлагал свой проект – аэропорт Boris Island в устье Темзы стоимостью 23 млрд фунтов, пишет Financial Times.

Полиция стреляет на поражение

Сделать город безопаснее – вот главная задача мэра, считает Хан. «Наша молодежь радикализируется в собственных спальнях», – ужасается он пропаганде терроризма. При консерваторах закрылось 63 полицейских участка, присутствие полиции на улицах снизилось на 23%, продолжает кипятиться Хан. Логичный шаг – усилить патрулирование в опасное время и придать пожарным больше полномочий, чтобы они не только тушили огонь, но и заменяли спасательные службы во время событий вроде терактов 7 июля 2005 г.

Но главная идея Хана в другом. Люди должны общаться между собой, делиться информацией – и тогда предотвращать преступления станет проще. «Надо, чтобы родители болтали друг с другом, пока ждут детей у школы, а соседи вместе выращивали овощи» – Business Insider уверяет, что именно такие слова Хан и произносит.

Идея борьбы с терроризмом общением не нова. Через несколько недель после терактов 7 июля 2005 г. Хан заявил журналистам в парламенте: «Мы защищаем право людей жить внутри своей культуры в ущерб совместному проживанию. Слишком многие британские мусульмане выросли, не будучи толком знакомы с людьми другого происхождения, без понимания того, как живут и во что верят другие люди, и симпатии к ним».

Хан ратует еще и за то, чтобы дать полиции право стрелять на поражение, если террористы снова нападут на Великобританию. Как цитирует его The Telegraph, «[решение стрелять] принимается молниеносно. Если [полицейский] в эту микросекунду будет задаваться вопросом, а не принесет ли это ему неприятности в будущем, последствия могут оказаться весьма неблагоприятными».

Что обещано бизнесу

Хан обещает создать совет по бизнесу при мэрии, куда войдут не его политические сторонники, а эксперты. С их помощью он намерен прислушиваться к мнению предпринимателей по всем ключевых вопросам. Он обещает лоббировать смягчение визового режима, чтобы компаниям проще было привлекать талантливых иностранцев. Крупный бизнес выгоняет мелкий из офисов, с торговых площадей, считает Хан. С помощью местных властей он собирается защитить местный бизнес от вытеснения, а стартапам обеспечить офисы по приемлемым расценкам.

Самое важное – Хан противник Brexit. Ведь это лишит бизнес доступа к крупнейшему рынку – ЕС и поставит под вопрос статус Лондона как финансовой столицы мира.

Наконец, он собирается развивать IT-инфраструктуру и даже назначить директора по цифровым технологиям.