Статья опубликована в № 4453 от 20.11.2017 под заголовком: «Избавим наш дом от белых – вредителей-поселенцев»

Как Мугабе пришел к власти в Зимбабве и почему ее может потерять

Жена 93-летнего президента спровоцировала политический конфликт, который может закончиться его отставкой
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Празднуя в этом году свой 93-й день рождения, Мугабе похвалил Дональда Трампа. Мол, ведет такую же правильную политику: «Он говорит об американском национализме. Ну, Америка для Америки, Америка для американцев – тут я согласен. А Зимбабве – для зимбабвийцев» (его слова на встрече с журналистами приводит нигерийская газета Vanguard). Под этим лозунгом Мугабе боролся с английскими колонизаторами и их сторонниками среди черных, пришел к власти, удерживал ее 37 лет и не особо помышлял об отставке, а если и задумывался, то хотел передать власть жене Грейс. Но 15 ноября его планы сорвал военный переворот. Грейс Мугабе невольно этому поспособствовала: за 10 дней до этого ее сторонники в правящей партии добились отставки вице-президента Эммерсона Мнангагвы, который считался преемником Мугабе. За вице-президента вступились военные и ветераны партии, Грейс поддерживают более молодые, сообщила Financial Times (FT).

Местные СМИ пишут, что жена президента, кажется, покинула страну. Верная Мугабе партия – «Зимбабвийский африканский национальный союз – Патриотический фронт» (ЗАНУ-ПФ) – выдвинула ему ультиматум. Или он уйдет добровольно в понедельник до полудня, или ЗАНУ-ПФ начнет процедуру импичмента, сообщает Reuters, ссылаясь на зимбабвийского министра кибербезопасности, обнаружения угроз и минимизации их последствий Патрика Чинамасу.

Черный передел

В Зимбабве огромные запасы хрома, золота и платины. Туристы валом валят посмотреть на водопад Виктория и поучаствовать в сафари. Но больше всего страна известна не этим, а феерической инфляцией.

В Зимбабве все миллиардеры поневоле
В Зимбабве все миллиардеры поневоле

По всей Зимбабве в магазинах пустые полки, писала The Telegraph в 2007 г. Но в элитном пригороде Хараре Борроудейл-Бруке, неподалеку от резиденции Мугабе, местный Spar буквально ломится, в нем можно найти даже сигары и вяленые итальянские помидоры. Правда, на тот момент рабочий получал на заводе около 1,5 млн местных долларов в месяц (около 5 фунтов стерлингов по курсу черного рынка), а полбуханки хлеба в том магазине стоили 70 000. Но цены росли буквально по часам. В июле 2008 г. в Зимбабве появилась новая купюра – 100 млрд местных долларов одной бумажкой, сообщала FT. За две такие купюры в самом обычном столичном магазине можно было купить буханку обычного хлеба. Через месяц валюту деноминировали в очередной раз – 1 к 10 000 000 000. Это не помогло: уже в начале 2009 г. за один американский доллар давали 4 трлн зимбабвийских. В 2006 г. инфляция даже по официальным данным зимбабвийского ЦБ составила 1593%, в 2007 г. – 66 000%, в январе 2008 г. достигла 100 580% (по сравнению с январем предыдущего года). После чего данные об инфляции публиковать перестали, неофициальные оценки зашкаливали за 1 млн процентов. В 2009 г. зимбабвийский доллар был выведен из обращения. Вместо него расчеты стали вестись в валютах других стран, главным образом в американских долларах, южноафриканских рэндах, ботсванских пулах, британских фунтах. Но из-за санкций и слабой внешней торговли и этих денег стало не хватать. В 2016 г. была возвращена местная суррогатная валюта – долговые расписки, привязанные к американскому доллару.

Неприятности у местной экономики начались еще в 1975 г. Тогда Зимбабве, которая называлась Южной Родезией, объявила о независимости от Великобритании и столкнулась с экономическими санкциями. Мугабе и другие борцы за независимость, ведя партизанскую войну против британских властей и белого правительства страны, отнюдь не добавили экономике здоровья. После получения независимости в 1980 г. начался переходный период, когда пришедшее к власти черное большинство училось управлять страной. Потом произошла гражданская междоусобица. Но окончательно экономику подкосила борьба с белыми фермерами, считает The Telegraph.

Самые лакомые земли страны находились в руках белых фермеров. Прорываясь к власти, Мугабе обещал отобрать их и поделить между безземельным черным населением. Когда Великобритания, белое правительство Родезии (к тому времени потерявшей в названии слово «Южная») и лидеры антиколониального движения в 1979 г. договаривались в Лондоне о независимости и передаче власти черному большинству, отдельно был прописан вопрос о перераспределении земель.

С 1980 г. правительство Мугабе выкупало земли у белых и передавало их «по назначению». Частично на свои деньги, а частично проект финансировался из казны Великобритании. В 1985 г. был принят закон, что, если у кого есть излишки земли, для их выкупа не требуется согласия владельца. Правда, денег у государства становилось все меньше, программа выкупа начинала буксовать. К тому же начались скандалы, лучшие земли оказывались в распоряжении не бедняков, а власть имущих.

В 1997 г. премьер-министром Великобритании стал Тони Блэр, который внезапно прекратил финансирование земельной реформы Зимбабве. Министр по международному развитию Клэр Шот объяснила, что новое правительство к грехам предшественников отношения не имеет и вообще в нем далеко не все англичане. Например, у нее самой ирландские корни: «Как вы знаете, нас самих колонизировали, а не мы были колонизаторами». Очень не вовремя разразился и мировой финансовый кризис, ударив по бюджету Зимбабве.

Затем последовали еще две неожиданности. В 2000 г. Мугабе вынес на референдум предложение узаконить изъятие у белых фермеров земель без выкупа. Но одобрения у народа идея не нашла. А за год до этого политик Морган Цвангираи основал «Движение за демократические перемены», которое стало быстро набирать популярность. На президентских выборах 2008 г. Мугабе, всегда выигрывавший выборы, уступил в первом туре Цвангираи с результатом 43,2 против 47,9%.

С проблемами Мугабе разобрался решительно. Цвангираи отказался от участия во втором туре, пожаловавшись на давление со стороны власти. В итоге для него учредили (а точнее, восстановили когда-то упраздненный) пост премьер-министра, он успешно встроился во власть и ее схемы обогащения и сумел до следующих выборов сам себя дискредитировать.

А земли у белых с 2000 г., несмотря на провал референдума, все равно стали планомерно отбирать. Тем более что они совершили политическую ошибку, поддерживая Цвангираи в создании собственной партии. Как раз к рубежу веков Мугабе, который разменял уже седьмой десяток, начал мучить параноидальный страх, что враги пытаются его убить, пишет The Telegraph. Любые проявления недовольства пресекались, оппозиционные издания закрывали, а белые фермеры, выбрав не того политика, выставили себя угрозой.

Сожгли родную хату

В начале 2000-х Мугабе осознал, что в стране полно людей с опытом боевых действий. К тому же не забывших, что во время борьбы за независимость им обещали землю. Все громче раздавались призывы не тянуть с обещанным. Участились случаи, когда у фермеров воровали сельхозтехнику, угоняли скот, уносили урожай. Кое-кто из фермеров уехал, непонятливых принялись выгонять силой. Полиция обычно бездействовала, суды помогали редко. Неудивительно, отмечает The Telegraph: за прошедшие 17 лет как минимум 16 старших судей оказались в списке «нужных людей», получивших отобранные у белых земли – те, что, по идее, должны были быть розданы беднякам. В частности, 98 членов парламента, все 10 губернаторов и 56 членов политбюро ЗАНУ-ПФ получили не менее чем по одной ферме. А чета Мугабе – целых 13. Пропаганда сваливала на белых фермеров все трудности страны.

Запад задумался и вернул санкции. В 2002 г. было приостановлено членство Зимбабве в Британском содружестве из-за скандала с фальшивыми бюллетенями, обнаружившимися на президентских выборах. А через год Мугабе сам вышел из этого «дьявольского англосаксонского союза». В 1994 г. ему было пожаловано почетное рыцарство – в 2008 г. разочаровавшиеся британцы аннулировали его. Зато Китай в 2015 г. присвоил ему свой аналог Нобелевской премии – премию мира им. Конфуция, в том числе за панафриканизм.

В 2005 г. конституцию изменили так, что она позволяла правительству отбирать земли без компенсации. На следующий год был принят закон, угрожавший слишком упрямым фермерам двухлетним заключением и высылкой из страны. Но такие все же находились. The Telegraph рассказывает историю Бена Фриса. Его отец перебрался в Африку в начале 1980-х, когда Мугабе уже пришел к власти. Фрис родился в Великобритании, но вырос, женился и вырастил троих сыновей в Зимбабве. Он владел фермой площадью 24 кв. км и с гордостью утверждает, что у него была самая высокая урожайность в стране, ежегодно он поставлял на рынок 1200 т манго и апельсинов.

Отстаивая свою ферму, Фрис дошел до трибунала Сообщества развития Юга Африки (САДК). Его не сломило даже то, что незадолго до заседания их с женой и тестем похитили, вывезли в буш и там избивали, требуя отозвать иск. Трибунал состоялся, но решил, что данный земельный спор не в его компетенции. Угрозы продолжились, но фермеры не сдавались. В конце концов в августе 2009 г. их дом сожгли, пока семья была в церкви. Отстроить пепелище не удалось – их выгнали с земли. Ферму отдали одному из министров. Вместо жилья там до сих пор обгоревшие стены, сады не возделываются. Около 500 человек – работники, их домочадцы и другие люди, связанные с фермой, – лишились заработка и доходов. Мобильная клиника уже не приезжает дважды в неделю, электричество отключено, система водоснабжения сломалась, дети не ходят в школу, так как за это надо платить $60 за год.

Та же история вскоре повторилась и с жившими неподалеку родителями жены Фриса. И такое творилось по всей стране. В районе, где жил Фрис, белым хозяевам принадлежало 30 ферм – сейчас только одна. По всей стране из 4500 белых фермеров осталось менее 300. Большинство из них сотрудничают с властями или платят деньги за защиту или же их хозяйства расположены в труднодоступных районах, приводит статистику The Telegraph.

Пришедшие на смену владельцы оказались плохими хозяевами. В 2000 г. в стране выращивали 2 млн т маиса, а в 2016 г. – 0,5 млн т, пшеницы собрано 60 000 т вместо 250 000, скота забито 244 000 голов против прежних 605 000. Из 13 млн населения около трети нуждается в продовольственной помощи. Упадок сельского хозяйства ударил по смежным отраслям, сказался на поступлении валюты и в конце концов довел до краха все народное хозяйство.

Ищите женщину

Но погубила Мугабе не экономика, а женщина. Его первая жена помогла ему прийти к власти, а вторая подставила под удар.

Мугабе родился 21 февраля 1924 г. в Кутаме, деревне к северо-западу от Солсбери (столица Южной Родезии и затем Зимбабве, с 1982 г. называется Хараре). Его отец был плотником, мать – учительницей в местной католической миссии. Когда Мугабе было 10 лет, отец уехал на заработки во второй по величине город Зимбабве – Булавайо, но завел там другую семью и остался.

В католической миссии в Мугабе воспитали самодисциплину и прилежание, так что в детстве он считался немного замкнутым ботаном, пишет Daily Mail. Брал с собой книгу, даже когда шел пасти коров. Большое влияние оказал на Мугабе и работавший в миссии католик из Ирландии, внушивший подростку ненависть к англичанам.

Получив хорошее образование в миссии, Мугабе стал учителем. Обладателя семи дипломов считают самым образованным президентом Африки, пишет The Telegraph. Повышал квалификацию педагога он в колледже Фортхарского университета – этот вуз окончили многие борцы за независимость, отмечает Daily Mail. Большинство вузов Мугабе окончил заочно. Например, в 1958 г. заочно стал бакалавром по экономике Лондонского университета. А во время тюремного заключения получил целых три диплома, из них два по юриспруденции.

В 1957 г. Мугабе поехал преподавать в Гану. Та первой на континенте добилась независимости, и ему интересно было посмотреть, как развивается государство. Он посещал курсы Идеологического института лидера страны Кваме Нкрума и проникся идеями марксизма, пишет Daily Mail. Там же Мугабе, которому было уже за 30, встретил свою первую жену Салли – преподавательницу колледжа, где работал сам.

Что происходит в Зимбабве

Первая речь

Чтобы объявить о помолвке, Мугабе в 1960 г. вернулся в Южную Родезию и своими глазами увидел, насколько остро там идет политическая борьба чернокожего населения против белых. На митинге в Солсбери он произнес свою первую речь, в которой ставил в пример Гану. Там Кваме Нкрума, опираясь на СССР и Китай, усиливал роль государства в экономике, форсировал индустриализацию, создание сельских кооперативов и продвигал панафриканские идеи.

Борьба пришлась Мугабе по нраву. А образованный учитель с хорошо подвешенным языком понравился Джошуа Нкомо – лидеру антиколониальной Национальной демократической партии Южной Родезии. Мугабе забросил учеников и стал секретарем партии по связям с общественностью, а также возглавил молодежное крыло организации. И хотя через год власти запретили партию, она возродилась под другим названием, став Союзом африканского народа Зимбабве (Zimbabwe African People’s Union, ЗАПУ).

Салли оказалась не только подругой, но и верным соратником в борьбе. Ее не раз арестовывали, а в год свадьбы она провела шесть недель в тюрьме за участие в акции протеста.

В 1964 г. в ЗАПУ окончательно разругались по поводу того, насколько мирной должна быть борьба. Относительно умеренные остались в ЗАПУ, а радикалы во главе с политиком Ндабанинги Ситоле и Мугабе основали свою партию. В Зимбабвийском африканском национальном союзе (ЗАНУ, Zimbabwe African National Union) Мугабе достался пост генсека. Поначалу он работал на территории современной Танзании, но через год с другими активистами вернулся в Южную Родезию, тут же был арестован и посажен в тюрьму. Из-за решетки он наблюдал в 1965 г. за провозглашением независимости, не признанной мировым сообществом, наложением санкций и вооруженной борьбой ЗАПУ и ЗАНУ против правительства.

Забить белого

У Салли и Мугабе был сын Нхамодзеньика (что означает «у нашей страны проблемы» на языке народа шона). В 1966 г. в трехлетнем возрасте он умер от малярии. Ни попрощаться с сыном, ни присутствовать на похоронах заключенному Мугабе не позволили.

Через некоторое время супруги решили, что, пока Мугабе в тюрьме, Салли безопаснее будет пожить в Лондоне. Там она устроилась секретаршей в Африканский центр в Ковент-Гардене – организацию, занятую популяризацией культуры народов Африки. В 1970 г. виза Салли истекла и правительство собралось ее депортировать, но помогли кампания в СМИ и петиция, подписанная более чем 400 парламентариями, – визу продлили, вспоминает Daily Mail.

Из тюрьмы Мугабе вышел только в 1975 г. Его и других лидеров антиколониальной борьбы выпустили в надежде, что это поможет установить мир. Но просчитались. Мугабе уехал в Мозамбик и оттуда возглавил вооруженную борьбу ЗАНУ. Его боевики терроризировали белых фермеров и местных, подозреваемых в сотрудничестве с колонизаторами. Мугабе к тому времени успешно вытеснил из партии сооснователя ЗАНУ Ситоле. Когда Мугабе взял власть, Ситоле перешел в оппозицию, был вынужден бежать из страны и впоследствии умер в США.

Но какого-то мира Мугабе все же добился. При посредничестве соседних государств, поддерживающих антиколониальную борьбу в Родезии, ЗАПУ и ЗАНУ помирились и стали выступать единым Патриотическим фронтом (ПФ). Правда, контролем над своими политическими и военными структурами друг с другом делиться не стали.

В одной из речей тех лет Мугабе призывал: «Давайте забьем [белого человека], чтобы победить. Давайте взорвем его цитадель. Не дадим ему покоя. Давайте преследовать его в каждом углу. Давайте избавим наш дом от этих вредителей-поселенцев» (цитата по Daily Mail).

В Матабелеленде легкий дождь

Истощенное гражданской войной и санкциями правительство мечтало найти выход из ситуации. В декабре 1979 г. в Лондоне прошла так называемая Ланкастерхаузская конференция – британцы, ПФ и правительство Родезии договорились о независимости страны и проведении в следующем году выборов, на которых власть должна была перейти к черному большинству.

Победить на выборах должен был, по прогнозам, более умеренный лидер ЗАПУ Нкомо. А одержал вверх Мугабе, чья риторика была куда более радикальной. Он получил 57 из 80 «черных» мест в парламенте (20 были гарантированы белому меньшинству) и стал премьер-министром. Отличались две партии по этническому признаку (Нкомо принадлежал к меньшинству, ндебеле, а Мугабе – к большинству, шона) и идеологическому (первый склонялся к СССР и борьбе пролетариата, второго пленили идеи маоизма и крестьянской революции), объясняет ТАСС. ЗАПУ получила 20 мест в парламенте, а Нкомо договорился с Мугабе, что станет министром внутренних дел.

Белое меньшинство засобиралось было из страны, но Мугабе приятно их удивил. «Если вчера я сражался с вами как с врагами, сегодня вы должны стать нашими друзьями <...> Раньше белые притесняли черных, но черные не будут мстить». Целью Мугабе были экономический рост и привлечение иностранных инвестиций, поэтому он объявил, что белые фермеры – желанная и неотъемлемая часть Зимбабве, объясняет The Telegraph.

Первыми под удар попали бывшие соратники. Предусмотрительный Мугабе договорился с Северной Кореей, и та прислала ему инструкторов для тренировки преданной гвардии – Пятой парашютной бригады. В 1982 г. произошла новая размолвка между Мугабе и Нкомо, как когда-то во времена ЗАПУ. В регионе Матабелеленд, родине Нкомо, были найдены тайники с оружием. Нкомо обвинили в заговоре с целью переворота, и он бежал в Лондон. Его сторонники (в основном ндебеле) попытались начать вооруженную борьбу. Тут и пригодилась парашютная бригада. Операцию назвали поэтично – «Гукурахунди», что на языке шона означает «Первый дождь, смывающий мякину перед ливнями» (мякина – отходы, получающиеся при молотьбе). Количество погибших точно не известно, оценки начинаются с нескольких тысяч и заканчиваются несколькими десятками тысяч. Часть населения была отправлена в «лагеря по переобучению» – фактически концентрационные.

Пять лет потребовалось, чтобы прекратить этот конфликт. В 1987 г. Нкомо согласился вернуться в страну и занять почетную, но дающую мало власти должность вице-президента. Его партия была поглощена партией Мугабе ЗАНУ-ПФ. Фактически в стране воцарилась однопартийность.

Парламент принял поправку к конституции, упразднив пост премьера и дав президенту максимум власти. Кто будет президентом – сомнений не возникло: кроме Мугабе других кандидатур на рассмотрение парламентариям представлено не было. В 1990 г. Мугабе выиграл свои первые всенародные выборы.

Грейс Мугабе

Кроме скончавшегося сына больше детей у Салли и Роберта не было. Став первой леди, она использовала доступ к ресурсам государства, чтобы учредить множество благотворительных организаций, помогающих детям. Скончалась она в январе 1992 г. в возрасте 60 лет от болезни почек. Финансирование ее проектов постепенно сошло на нет. В 2010 г. корреспондент зимбабвийского радио Nehanda рассказывал о жизни приюта для сирот в г. Горомонзи, который прежде мало в чем нуждался. Плита сломалась 10 лет назад – еду готовят на кострах. На починку автобуса нет денег – дети пешком ходят в школу за 13 км и обратно. Более чем из 200 сирот полусотне срочно нужна одежда.

Как выяснилось позже, еще в 1987 г. Мугабе закрутил роман с одной из своих секретарш. Его не смутило, что 22-летняя Грейс моложе его на 41 год, замужем и имеет сына. Она тайно родила Мугабе сына и дочь, названную Бона в честь матери Мугабе, пишет Daily Mail, позже у них родился еще один сын. Мугабе и Грейс официально поженились через четыре года после смерти Салли.

Салли народ любил, Грейс так же искреннее ненавидел. Она оказалась любительницей роскоши и стала частой героиней скандалов. В народе ее прозвали Gucci Грейс или DisGrace (disgrace – англ. «позор»).

В Университете Зимбабве, где Мугабе числился председателем, Грейс получила докторскую степень на третий месяц после поступления; ее диссертации никто не видел.

В прошлом году супруга президента к 20-летию свадьбы заказала кольцо с бриллиантами в 100 каратов стоимостью $1,35 млн у ливанского ювелира Джамаля Ахмеда, рассказывает южноафриканское интернет-издание IOL. Но в следующем году подала в суд, утверждая, что камни в кольце стоят значительно меньше оговоренной суммы. Интересно, что Ахмед обратился в суд еще раньше с другой жалобой: вся его недвижимость в Хараре оказалась захвачена в виде компенсации за кольцо старшим сыном Грейс. В том числе дом, где жили работники его местного филиала, их попросту выгнали на улицу.

В августе этого года в Йоханнесбурге разгорелся скандал. Грейс узнала, что два ее сына сняли номер в гостинице. Ворвавшись туда, она застала их в компании с двадцатилетней моделью Габриэлой Энджелс и в ярости избила ее попавшим под руку электроудлинителем. На две раны на голове Энджелс наложили 14 швов. Модель призналась, что понятия не имела, кто эта женщина с десятком телохранителей. А в эфире местной радиостанции «702» добавила, что не хочет подавать иск, хотя на этом настаивает ее мать. Дело в итоге замяли. Тем более что Грейс сослалась на дипломатическую неприкосновенность – точно так же, как в 2009 г., когда в Гонконге несколько раз ударила фотографа, подкараулившего ее в отеле. «У меня выросла толстая кожа, мне все равно, – сказала она в эфире South African Broadcasting Corporation. – Мой муж говорит, что умение не обращать внимания – это блаженство».

В документальном фильме 2013 г. Мугабе произносит: «Если люди говорят, что вы диктатор <...> вы знаете, что они говорят это, просто чтобы запятнать вас и понизить ваш статус, потому не обращаете особого внимания».

The Telegraph задалась вопросом, почему это Грейс зачастила в ЮАР, и обнаружила, что та скупала недвижимость – видимо, готовясь к возможной смене власти после смерти мужа. Так, за 4 млн английских фунтов она приобрела дом площадью 860 кв. м с четырьмя спальнями в пригороде Йоханнесбурга, где селятся местные богачи и магнаты из Анголы, Нигерии и других стран Африки. У нее есть дом и в Дубае, добавляет Daily Mail.

На свадьбу дочери Грейс потратила 3 млн фунтов из госбюджета, а этой осенью купила Rolls-Royce за 300 000 фунтов. Не лучше вели себя и дети. В интернете гуляет фото, на котором виден чек за вечеринку одного из сыновей: $3000 – сумма, невероятная для обычного зимбабвийца. Другой сын выложил видеоролик, где поливает дорогим шампанским украшенные алмазами часы.

Мертвеца в президенты

Опаснее всего для Мугабе оказалось не пристрастие жены к показной роскоши, а ее интерес к политике. Грейс участвовала в митингах, постепенно повышая градус: если сначала она грозилась привезти мужа на выборы даже в инвалидном кресле, то в конце концов пообещала выставить на выборы труп Мугабе – мол, народ и так проголосует за любимого лидера. С 2014 г. Грейс возглавляет женское крыло ЗАНУ-ПФ. Она опирается на так называемую G-40 – группу политиков примерно 40-летнего возраста, объясняет FT.

Им противостоит поколение старше, презирающее не нюхавших пороха гражданской войны «юнцов». Его лидером считался Эммерсон Мнангагва по прозвищу Крокодил. То ли потому, что в юности он входил в уличную банду «Крокодилы», то ли за любовь к рубашкам фирмы Lacoste с эмблемой крокодила. Участвуя в партизанских вылазках антиколонистов, он убил белого фермера, был пойман, но в результате судебной ошибки отпущен на волю. Бежал, примкнул к Мугабе и после смены власти в стране дорос до поста вице-президента.

Армия держала нейтралитет, наблюдая за подковерной борьбой двух кланов. Но когда вопрос о том, кто придет после Мугабе, встал как никогда остро, начальник генштаба Константин Чивенга не выдержал и вывел на улицы танки.

Диктаторы не спят

Мугабе не любит выказывать слабость. Когда в 2015 г. он стал читать речь, уже произнесенную месяц назад, это предпочли не заметить. Когда в том же году оступился и упал в аэропорту Хараре, охрана попыталась заставить журналистов стереть фотоснимки. А в мае пресс-секретарь президента Джордж Чарамба заявил: «Я чувствую себя неудачником, когда пишут, что президент засыпает на заседаниях» (цитата по зимбабвийской газете The Herald). У Мугабе проблемы с глазами, объяснял пресс-секретарь. Ему больно глядеть на свет, поэтому он смотрит в пол. Похожие проблемы были у Нельсона Манделлы – при нем запрещалось использовать вспышку, уверяет пресс-секретарь.

Мугабе часто летает в Сингапур лечить глаза. Хотя в Зимбабве тоже отличные врачи, и один из них наблюдает президента на родине. Но в Сингапуре вроде бы есть специальное оборудование, даже лидеры ведущих стран не считают зазорным отправиться туда за лечением, продолжал пресс-секретарь. Ранее частые визиты на остров власти объясняли развитием двусторонних отношений. По неофициальной информации, Мугабе лечит за рубежом рак простаты.

Слухи о том, что он вот-вот отдаст богу душу, возникают регулярно. «Я умирал много раз. Я превзошел Иисуса Христа, потому что он умер всего один раз», – шутил он сам по этому поводу (цитата по The Telegraph). Мать первой жены Мугабе скончалась в 2010 г., достигнув 101 года, сообщало Агентство новостей Ганы. Зимбабвийский лидер надеется к этому возрасту оставаться не только в живых, но и у власти. В начале этого года он рассуждал: «В партии хотят, чтобы я шел на выборы <...> Большинство людей считает, что замены нет, нет преемника, который был бы столь же приемлем для них, как я» (цитата по Vanguard). Возможно, тут его накрыли сомнения, и он добавил: «Конечно, если я почувствую, что больше не тяну, я скажу это моей партии, чтобы они меня отпустили. Но пока я не могу так сказать».

Похоже, бывший вице-президент «Крокодил» Мнангагва уже выиграл схватку у Грейс. Поддержавшие его военные старались убедить мир, что поддерживают Мугабе, а борются «с бандой воров, окружающих его жену» (цитата по Reuters). Таким образом, радикальное решение о судьбе президента осталось на совести его однопартийцев.

Фермер Фрис, чей дом сожгли, не уехал из страны. Они с братом перебрались в столицу, арендовали неподалеку 40 га земли и возделывают ее. Жена открыла небольшую пекарню. Фрис выжидает и надеется, писала The Telegraph в августе: «Мугабе не вечен. Придет время, и у нас будет правительство, которое заявит: «Мы хотим, чтобы люди имели работу, производили еду, а экономическая активность начала возрождаться» <...> Они придут к нам и скажут: «Надо возрождать фермы и управлять ими». Словом, будет примерно то же самое, что говорил Мугабе белым фермерам в самом начале своего правления.

Читать ещё
Preloader more