«Экономика Москвы чувствует себя лучше многих»

Заместитель мэра Москвы Владимир Ефимов рассказывает, как живет столица во время кризиса
Заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимир Ефимов /TASS

Москва – одна из крупнейших городских экономик мира, на ее долю приходится пятая часть суммарного ВРП страны. Москва, как мегаполис, всегда меньше страдала от экономической нестабильности за счет диверсифицированной структуры экономики и большого потребительского спроса, говорит заммэра Москвы Владимир Ефимов. Например, это помогало столице компенсировать проседание в других отраслях экономики.

Население Москвы насчитывает более 12 млн человек, а с учетом московской агломерации – около 20 млн. В прошлом году потребительские расходы в городе составили $197 млрд. По этому показателю Москва занимает 3-е место среди европейских городов. Однако в нынешний кризис, вызванный пандемией, потребительский спрос резко снизился: непродовольственные магазины закрыты, сфера услуг практически не работает. Уже на сегодняшний день Москва недополучила 140 млрд руб. и вынуждена сокращать свои расходы. По словам Ефимова, город «поставил на паузу» проектов на 350 млрд руб. О том, как живет Москва в условиях пандемии, как режет свои расходы и за счет чего может вырасти экономика, Ефимов рассказал в интервью «Ведомостям».

Минус 20% доходов

– Как себя чувствует в кризис Москва?

– В той или иной степени, конечно, пострадали все отрасли, но экономика Москвы чувствует себя лучше многих. Москва, как мегаполис, всегда меньше страдала от экономической нестабильности за счет диверсифицированной структуры экономики и большого потребительского спроса. Например, это помогало нам компенсировать небольшое проседание в промышленности. Но этот кризис вызван не только экономическими факторами. Он начался с падения цен на нефть, а продолжился ограничениями из-за коронавируса. И сейчас получается, что этот наш драйвер не работает: мы в течение вот уже полутора месяцев живем в режиме жестких ограничений, когда сфера услуг практически не работает.

– Прогнозы делаете?

– Мы находимся только в начале нового кризиса. И пока нет четкого понимания, когда мы сможем снять ограничения, что-то прогнозировать очень тяжело. Вместе с тем уже сейчас можно говорить о том, что нас ждет снижение ВРП на 5–6%, хотя прогноз на этот год был обратный: рост почти на 3%. Данный прогноз ближе к пессимистичному. Но это очень существенное сокращение экономики – хотелось бы, чтобы он не сбылся. Это сокращение связано в том числе с ограничениями общемирового характера. Те промышленные предприятия, которые нам дают большую добавленную стоимость, вынуждены будут сокращать объемы производства из-за снижения спроса на мировом рынке.

– Какие сферы пострадают больше всего?

– Безусловно, это нефтегазовая отрасль, а также финансовый сектор, который в экономике города и в доходной части бюджета играет важную роль. Из-за снижения мировых цен на нефть, а также ослабления рубля доходы бюджета от нефтегазовой отрасли, по нашим оценкам, будут минимальными. Несмотря на то что в доходах бюджета эта отрасль составляет сейчас всего 5–6% вместо 16–17% ранее, потери будут ощутимые. Мы видим также, что существенно просядет банковский сектор, который прямо отражает состояние экономики. Ожидаем снижения и в обрабатывающей промышленности и розничной торговле.

– Насколько упадут доходы города?

– По нашим оценкам, мы недополучим 15–20% доходов, это около 600 млрд руб., две трети из этой суммы придется на недополученный налог на прибыль, пятая часть – на НДФЛ.

Владимир Ефимов

Заместитель мэра Москвы
Родился в 1981 г. в Москве. Окончил Московский государственный институт международных отношений МИД России по специальности «экономика, финансы и кредит»
2002
специалист-эксперт в фонде «Поддержка развития институтов гражданского общества»
2004
пришел в ФАС России на должность замначальника управления по контролю и надзору в области недвижимости, локальных монополий и ЖКХ, в сентябре 2007 г. возглавил управление контроля ЖКХ, строительства и природных ресурсов, в 2009 г. стал руководителем УФАС по Москве
2011
руководитель департамента земельных ресурсов Москвы
2013
руководитель департамента городского имущества Москвы
2017
руководитель департамента экономической политики и развития Москвы
2018
заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений

По НДФЛ поступления пока выше прошлогодних на 7%, но это связано с достаточно удачным итогом большинства компаний в прошлом году и бонусами, которые выплачивали крупные организации в I квартале.

Если брать текущее исполнение бюджета за четыре месяца, то по сравнению с прошлым годом снижение составило 7,6%, а мы закладывали рост 8%. То есть мы уже недополучили почти 16%, это 140 млрд руб. Существенная цифра даже при нашем бюджете. Часть недополученных средств – это наше осознанное решение. По решению мэра Москвы Сергея Собянина мы предоставили целый набор мер поддержки московским организациям в виде освобождения от уплаты аренды или отсрочки арендных платежей (неналоговые доходы), а также в виде отсрочки уплаты за I квартал налога на имущество, земельного налога, торгового сбора. Так, поступления по налогу на имущество организаций снизились на 16%, по земельному налогу – на 11%, по торговому сбору – на 23% по сравнению с четырьмя месяцами 2019 г. Сильнее всего просели неналоговые доходы – их собрано почти на 20% меньше (а составляют они почти 8% от общего объема доходов).

– Как меняются сегодня поступления НДФЛ и налога на прибыль?

– По налогу на прибыль мы на сегодняшний день недополучили 12% относительно прошлого года, или 20% от плана, т. е. пятую часть. При этом в I квартале поступления от налога на прибыль были выше прошлогодних на 20%. Вместе с тем выводы пока делать рано, так как у нас полтора месяца были нерабочими и предприятия имели возможность не платить налоги вообще. Реальную ситуацию мы увидим в июле, когда подойдет срок уплаты аванса по налогу на прибыль за III квартал на основе результатов деятельности во II квартале.

– Город пока недополучил только четверть из 600 млрд руб. Думаете, кризис будет усугубляться?

– Снижение спроса, безусловно, приведет к снижению деловой активности и сокращению налоговых платежей. Поэтому мы понимаем, что, хотя у нас и диверсифицированная экономика, восстановление не произойдет мгновенно. То есть даже если предположить, что нам Роспотребнадзор скажет завтра: открывайте всё, всё хорошо, все в один день не начнут работать в прежнем режиме. А главное – объемы потребления не выйдут мгновенно на прежний уровень. Потребуется месяца три, для того чтобы экономика разогналась до прежних оборотов.

Благоустройство пока отменяется

– Как планируете управлять бюджетом?

– Безусловно, мы не можем не реагировать на складывающуюся ситуацию, и расходы, связанные с благоустройством, с мероприятиями развития, с непервоочередными инвестиционными проектами, мы уже поставили на паузу. Мы, конечно, от них не отказались полностью, но существенно пересмотрели планы закупок. Оценим поступление доходов и в целом темпы восстановления экономики в ближайшие месяц-два. И, исходя из этого, будем принимать решения о том, какие проекты переносить на следующий год.

Программа мероприятий развития в городе составляет 1,2–1,3 трлн руб. Из них на паузу мы поставили всего 350 млрд руб. Это небольшая сумма, и это говорит о том, что жизнь в городе не остановилась. Мы понимаем, что наши бюджетные расходы являются в том числе драйвером для экономики, и мы при сжимающемся потребительском спросе стараемся в том числе за счет государственного заказа максимально поддержать те предприятия, которые работают на территории города и территории РФ.

– Какие это программы?

– Сокращение затрат коснулось культурно-массовых, спортивных, деловых и праздничных мероприятий, а также программы благоустройства.

При этом мы точно не будем отказываться от наших глобальных инвестиционных проектов – строек в виде Большой кольцевой линии метрополитена, хорд, развязок на пересечениях с МКАД. Это те проекты, которые безусловно нужны городу.

Москва приостановила программу благоустройства /АГН «Москва»
– А реновация?

– Реновация, конечно, тоже продолжится. Фонд реновации мы финансируем опережающими темпами. На сегодняшний момент у них достаточно средств, для того чтобы выполнить все обязательства, которые запланированы на этот год, и не останавливать ни один из проектов. Более того, несмотря на ряд ограничений, связанных с введением режима самоизоляции, продолжаем показывать людям квартиры для переезда. Хотя динамика, конечно, резко снизилась – договоры подписывает порядка 30% жителей.

– Сейчас, когда самоизоляцию уже потихоньку снимают – во всяком случае, на федеральном уровне – возобновили ли вы какие-либо госзакупки?

– Все то, что касается обеспечения текущей жизнедеятельности города, мы не и не останавливали. Более 40% бюджета текущего года, подлежащего контрактованию, к моменту введения ограничений уже было законтрактовано. Мероприятия развития, повторюсь, пока частично приостановлены.

– Стало легче закупать в режиме повышенной готовности, когда можно покупать у единственного поставщика?

– Стало сложнее, потому что, когда проводишь публичную процедуру, получаешь предложение и исходишь из того, что оно лучшее. Сейчас приходится очень быстро принимать решения и перепроверять самого себя 10 раз, потому что ответственность за принятые решения никто не ослаблял. Нам помогает то, что за последние годы мы выстроили очень эффективную систему закупок, в высокой степени автоматизированную, т. е. роль личного решения снижается.

– Есть понимание, какие программы точно не будут продолжены в этом году?

– Пока мы остановили новые проекты благоустройства. Также есть проекты, которые направлены на текущий ремонт, которые мы хотели сделать опережающими темпами, но тоже пока поставили на паузу.

– Какие, например?

– Есть объекты городской недвижимости, ремонт которых мы можем перенести на год или два. Они в удовлетворительном состоянии, но мы планировали их улучшить – например, текущий ремонт поликлиник. Есть поликлиники, которые уже вошли в ремонт, понятно, что мы его максимально быстро завершим. А где еще не успели начать – немного перенесем начало ремонтов. В целом программа по модернизации здравоохранения города является приоритетной и продолжается, мы также закупаем все необходимое современное оборудование.

– Что с социальными обязательствами?

– Безусловно, эти обязательства будут профинансированы в полном объеме. У нас социально-ориентированный бюджет, эти расходы составляют порядка 1,7 трлн руб. Мы относим эти расходы к защищенным.

– Как будете менять прогноз по социально-экономическому развитию города?

– Мы его будем пересматривать вместе с подготовкой проекта бюджета на следующий год. Сейчас мы утверждать дополнительный документ не планируем. Равно как пока не собираемся пересматривать бюджет. Вопрос корректировки бюджета мы будем рассматривать скорее всего по завершении режима повышенной готовности – когда мы будем точно понимать, насколько сократятся доходы.

Деловая активность сохраняется

– Какие отрасли пострадали больше всего?

– Мы определили перечень наиболее пострадавших отраслей и дважды его расширяли. Сейчас это те предприятия, деятельность которых была вынужденно приостановлена или критически ограничена: торговля, общепит, организация развлечений, спорт, бытовые услуги, туризм, гостиничный бизнес и др. Всего это порядка 35 000 московских организаций, и все они могут получить поддержку правительства города.

Вместе с тем мы видим, что деловая активность в целом снизилась не так драматично. Москва – очень удобный город для бизнеса, и мы очень быстро адаптируемся к новым условиям. Если смотреть на оперативные данные по объему оборота торговли, то в первые недели ограничений мы видели резкое снижение, но уже на протяжении последних двух недель видим положительную динамику. Деловой оборот в целом ниже, чем, например, был в марте, но на 7–10% выше, чем был в прошлом году.

– Как так получилось?

– У нас был очень удачный I квартал: прирост относительно прошлого года в среднем составлял 30%. И когда мы сегодняшние данные с ним сравниваем, то динамика отрицательная. Но если сравнить сегодняшнюю выручку со среднесуточной выручкой предприятий в аналогичном периоде прошлого года, то динамика положительная. В мае среднесуточный оборот составляет почти 18 млрд руб. – это действительно на 30% ниже, чем в марте. Но это на 9% больше, чем в прошлом году за тот же самый период. Поэтому у нас кривая выглядит так: сначала рост оборота компаний в I квартале на 30%, потом снижение относительно этого высокого показателя, но все равно значения выше, чем показатели аналогичного периода прошлого года. Даже если взять отдельно магазины непродовольственной торговли, которые до сих пор закрыты, значительный рост их выручки в I квартале перекрывает потери апреля – мая. Поэтому, если смотреть в более долгой перспективе, ситуация выглядит хоть и не оптимистично, но и не совсем драматично.

– А вы ожидали худшего?

– Мы не думали, что бизнес настолько быстро переориентируется на онлайн. Если посмотреть наиболее пострадавшие отрасли, то даже они последние две недели показывают рост выручки. Торговля, общественное питание, гостиничные услуги, культура (а она вообще сильно выросла) – это все, что ушло в электронную коммерцию. Если сравнивать с мартом, например, объем выручки в сфере культуры и организации досуга вырос в 1,5 раза. Оборот пока, конечно, небольшой, но тем не менее они растут неделя к неделе.

– Каким образом?

– Это контент, который продается через интернет, – онлайн-тренировки, игры, фильмы, дистанционное образование. Практически весь бизнес начинает переориентироваться под текущие условия и предлагать альтернативные способы оказания услуг. Те же самые непродовольственные магазины – у кого-то действительно существенный спад, у кого-то, наоборот, рост за счет того, что люди, находясь дома, начинают больше покупать товаров. Мы видим существенный рост оптовой торговли, +12% относительно марта, что объясняется ростом количества дистанционных продаж со склада.

– Что происходит с предприятиями малого и среднего бизнеса?

– Они пострадали первыми. Мы видим хоть и ожидаемую, но неприятную для нас тенденцию – это сокращение оборотов таких предприятий. И это снижение не только к марту, но и к прошлому году. Это закономерно, потому что малый и средний бизнес – это в первую очередь сфера услуг: бытовые услуги, розничная торговля, общественное питание, деятельность которых у нас, к сожалению, вынужденно ограничена. Их доля в экономике – порядка 10–15%. И по ним принято наибольшее количество мер поддержки как на федеральном уровне, так и на уровне города. Меры поддержки, с нашей точки зрения, позволят минимизировать те потери, которые они сейчас несут.

– Понимаете, какая часть из этих предприятий может не вернуться на рынок?

– Если смотреть по закрытиям ИП, это косвенный признак, то пока закрылось совсем небольшое количество. За прошедшие полтора месяца – чуть больше 3000. Всего в Москве 370 000 ИП. Они и в прошлом году закрывались, только открывалось больше. Сейчас закрывается в 3 раза больше, чем раньше. А регистрируется, наоборот, в 3 раза меньше. Но регистрации продолжаются. Подводить итоги можно будет, когда мы постепенно начнем открывать сферу услуг. Думаю, большая часть предприятий, которые работали в сфере услуг, так или иначе восстановят свою деятельность, хотя изменения в этой сфере, конечно, будут.

– С чем связываете эти ожидания?

– В том числе с мерами поддержки. Например, если говорить про арендодателей, то, по нашей информации, значительная их часть идет навстречу предпринимателям. И это касается и крупных торговых центров, и других объектов недвижимости. Были либо снижены ставки, либо платежи переведены на процент от оборота, либо зафиксирована небольшая стоимость, связанная с покрытием фиксированных издержек: налоговых и коммунальных платежей. В ряде торговых центров арендаторам предоставлены каникулы на период, пока все закрыто. Мы плотно общаемся с крупнейшими владельцами торговых центров, они все более чем адекватно реагируют на происходящее.

– Есть ли отрасли, которые, напротив, сейчас показывают рост?

– Помимо пострадавших есть выигравшие сферы: локальная е-commerce, особенно доставка продуктов питания и готовой пищи, онлайн-развлечения, производство и продажа медицинских препаратов и товаров. Только за март 2020 г. товарооборот предприятий онлайн-торговли Москвы вырос на 38,2% до 16 млрд руб. Это 42% оборота онлайн-торговли Москвы за I квартал. Тогда как за год – с апреля 2019 г. по март 2020 г.[включительно] – объемы столичной онлайн-торговли выросли всего на 6,8%.

Последние две недели мы наблюдаем рост в 7% и в общественном питании.

– Интересно, за счет чего?

– Доставка. Рестораны работают навынос, и многие этим пользуются. При том что, конечно, по сравнению с мартом мы видим снижение выручки в 2 раза.

– Сколько город недополучает из-за закрытия границ и ограничения туризма?

– Туристическое потребление принесло нам в прошлом году почти 150 млрд руб. доходов в бюджет. Поэтому потери составляют около 12 млрд руб. в месяц.

85 млрд руб. на поддержку бизнеса

– Как город поддерживает бизнес?

– Дополнительно к федеральным инструментам поддержки мы уже приняли три пакета мер, поэтапно расширяя число получателей помощи и набор инструментов поддержки. Объем финансирования этих мер уже составляет около 85 млрд руб., в том числе объем предоставляемых бизнесу отсрочек (по налогам, аренде) превысит 22 млрд руб., свыше 55 млрд руб. будет выделено дополнительно на прямые меры поддержки предпринимателей, еще более 6 млрд руб. составят выпадающие доходы бюджета. Кроме того, в рамках существовавших ранее программ поддержки уже выделено порядка 2 млрд руб. льготных кредитов и субсидий на возмещение затрат.

На сегодняшний момент отсрочки по платежам в бюджет уже составили почти 10 млрд руб. (это отсрочка уплаты за I квартал налога на имущество организаций, земельного налога и торгового сбора, а также освобождения от арендных платежей на время простоя).

– Откуда эти 85 млрд руб. будут перенаправлены?

– При формировании бюджета был сформирован резервный фонд, средства которого мы направляем на реализацию мер поддержки, а также на затраты первоочередного характера, связанные с борьбой с COVID-19.

– А бизнес о чем просит вас?

– Три пакета мер поддержки – это и есть ответ на запросы, поступающие от предпринимателей. Мы понимаем, что сейчас главное – максимально повысить ликвидность предприятий. Где могли, мы освободили бизнес пострадавших отраслей от арендных платежей, перенесли или обнулили налоговые платежи. Запустили беспрецедентную программу субсидирования процентных ставок для малого бизнеса.

Еженедельно мы проводим заседания штаба по поддержке экономики, в рамках которых мы встречаемся с представителями бизнес-объединений. Встречаемся отдельно с Клубом инвесторов, с собственниками крупных торговых центров, с «Опорой России», «Деловой Россией», РСПП, ТПП. Плюс у нас работает Центр поддержки экономики, куда уже поступило порядка 7000 обращений, каждое из которых было отработано. На сайте центра мы сделали агрегатор всех мер поддержки – и федеральных, и московских, где можно вбить данные своего предприятия и получить полный перечень инструментов помощи, которые доступны.

– Планируете дальше расширять меры поддержки?

– Не исключаю, что по мере выхода из ограничений будут приниматься дополнительные меры поддержки: мы находимся в диалоге с бизнесом и анализируем реальное положение дел в отраслях. Например, к нам поступают запросы от частной медицины. Количество клиентов резко сократилось, потому что все обращаются только в случае экстренной необходимости, по больницам сейчас никто лишний раз не ходит. Обращались представители рекламной отрасли, которые нам платят огромные деньги за аренду рекламных площадей, при этом у них на порядок сократился объем размещаемой рекламы. Сейчас мы рассматриваем возможные варианты их поддержки.

– Можете еще как-то поддержать общепит?

– Мы считаем, что существующих мер пока достаточно. Общепит у нас одна из самых серых зон экономики города, поэтому сложнее всего оценить ее реальное состояние. Выручку не показывают, средняя зарплата в общепите в 3 раза меньше, чем в среднем по городу, что говорит о высокой доле зарплат «в конверте». Конечно, решения, которые мы приняли по поддержке пострадавших отраслей, мы распространили на общепит тоже, но говорить о каких-то дополнительных инструментах пока преждевременно.

Дополнительная поддержка предприятий общепита пока не планируется /TASS

110 млрд руб. – на борьбу с коронавирусом

– Сколько город потратил непосредственно на борьбу с коронавирусом?

– На сегодняшний момент уже более 110 млрд руб. направили на закупку необходимых средств защиты, лекарственных препаратов и переоборудование медицинских учреждений, меры стимулирования медицинских работников. Пока говорить о том, что это конечная цифра, мы не можем – мы продолжаем вкладывать средства и в закупку средств защиты, и в модернизацию системы здравоохранения.

Почти 26 млрд руб. из этой суммы было направлено на закупку оборудования и других основных средств для медицинских организаций Москвы, которые лечат больных пневмонией и новой коронавирусной инфекцией.

– Во сколько обошлась новая больница в новой Москве?

– Сейчас заканчивается экспертиза, поскольку строили опережающими темпами, строили по укрупненным расценкам. Расчетные затраты – порядка 7 млрд руб., это без учета оборудования.

Больница в Коммунарке открылась 17 апреля, она была построена меньше, чем за полтора месяца /TASS
– Будете строить вторую очередь?

– Мы пошли по пути открытия временных павильонов, койки в которых оборудованы всем необходимым, в том числе кислородом. Потому что это, во-первых, существенно дешевле, а во-вторых, позволит нам при снижении напряженности их оперативно демонтировать. Плюс, размещая пациентов на территории действующих больниц, мы повышаем эффективность использования существующей материально-технической базы больницы с точки зрения тяжелого оборудования, того же КТ. Его не надо куда-то везти и заново устанавливать. Соответственно, есть уже подготовленный персонал, необходимые складские запасы. На одну койку затраты существенно меньше, когда мы ее размещаем около действующей больницы, нежели чем строим что-то новое.

– Сколько город всего потратил на переоборудование больниц?

– Порядка 20–25 млрд руб. Мы качественно улучшили коечный фонд: это и модернизация систем вентиляции, дополнительных систем обеззараживания, буферные зоны, подведенный к каждой койке кислород. Это, по сути, все то, что капитализирует и делает койку более универсальной. То есть такая модернизация не говорит о том, что ее нельзя больше использовать ни для чего другого, кроме коронавируса. Можно. Теперь она стала более универсальной и более приспособленной к любым задачам, в том числе связанным с развитием любой вирусной инфекции и необходимыми мерами реагирования.

– Зачем Москва купила производителя средств защиты – компанию КИТ?

– Мы это решение приняли, когда поняли, что существует дефицит со средствами защиты. После оптимизации производства, включая поставку комплектующих, пусконаладку нового оборудования, выпуск масок на этом производстве увеличился втрое до 900 000 шт. в день. А себестоимость одной маски снизилась с 9 до 7 руб. Сейчас мы обеспечиваем масками все городские организации, в первую очередь, конечно, систему здравоохранения. Всего в неделю городские структуры потребляют порядка 5 млн масок, мы эту потребность закрываем своими силами, это экономит нам до 500 млн руб. в месяц.

– Почему город не раздает маски бесплатно, как это делают в некоторых других странах?

– Если бы производство позволило нам производить 3–5 млн масок в сутки, тогда такую ситуацию можно было бы рассматривать. Пока городу приходится часть масок закупать по 24–26 руб. за штуку. Плюс имеет смысл раздавать маски бесплатно, когда есть на рынке дефицит – а его сейчас нет.

1 млн человек находится в вынужденном простое

– Вы оценивали, сколько людей осталось без работы?

– Если в целом говорить про экономику города, у нас не было ни дня, чтобы все остановилось. На сегодняшний момент с учетом открытия стройки и промышленности на работу ежедневно выходит порядка 3,1 млн человек. Около 3–3,2 млн работает на удаленке. Итого 6,3 млн. Всего у нас работающих 7,3 млн в городе. То есть около 1 млн человек сейчас в вынужденном простое. Это как раз сфера услуг, розничная торговля, общественное питание.

– Сколько из них именно безработных?

– Доля безработных в городе очень маленькая: если раньше у нас уровень зарегистрированной безработицы был порядка 0,4%, то сейчас он 1,5%, при том что по России средний показатель – около 5%. В абсолютных показателях: было 28 000 безработных, сейчас – около 110 000. Количество зарегистрированных безработных увеличилось более чем в 3,5 раза. При этом в городе профицит рабочих мест. Если посмотреть тот же HeadHunter, который предлагает открытые вакансии, количество вакансий сократилось, но тем не менее на сегодняшний день их там больше 200 000. Плюс при общем профиците рабочих мест в Москве у нас исторически самая низкая безработица в стране, даже по меркам мегаполиса у нас она одна из самых низких в мире. Рост зарегистрированной безработицы, который мы наблюдаем, мы связываем главным образом с выплатой, которая сейчас увеличена до 19 500 руб. Это существенная сумма, ради которой можно и зарегистрироваться.

– Как будете остальных жителей поддерживать?

– Социальные расходы составляют более половины всех расходов городского бюджета – около 1,7 трлн руб. в 2020 г. В том числе на прямые выплаты москвичам и соцподдержку жителей в натуральной форме в бюджете столицы на 2020 г. предусмотрено более 495,3 млрд руб. Более 4,5 млн москвичей – каждый третий – получает от государства поддержку в различной форме. Это многодетные семьи, инвалиды, сироты, участники войн, ветераны, малообеспеченные семьи и другие категории социально незащищенных граждан, которым положены единовременные и ежемесячные выплаты, льготы на проезд в общественном транспорте, лекарственное обеспечение, бесплатное питание для детей в школах и детских садах и многое другое. Кроме того, 52 категории москвичей имеют право на льготы и субсидии по оплате жилищно-коммунальных услуг.

В связи с распространением коронавируса и вводимыми из-за этого ограничениями были предусмотрены и дополнительные меры поддержки для населения: порядка 7,5 млрд руб. будет направлено на выплаты москвичам старше 65 лет на период самоизоляции. Около 5 млрд руб. выделено на доведение выплаты безработным до 19 500 руб.

В одной лодке

– А как у вас лично изменилась жизнь из-за коронавируса?

– Распорядок поменялся не сильно, как работал, так и работаю, только теперь без выходных. (Смеется.) Очень много времени стали экономить за счет видеоконференц-связи: не тратим время на дорогу, все более дисциплинированные, говорят по делу, балаган никто не устраивает.

– Вы можете спрогнозировать, как долго этот период еще может продлиться?

– Говорить о том, как долго это продлится, с моей стороны было бы некорректно. Для этого есть медики. Мы с вами можем прогнозировать развитие экономики в зависимости от факторов, которые на нее влияют. А здесь у нас, к сожалению, неэкономическое влияние.

Мы, конечно, как экономисты, всеми руками за то, чтобы хоть завтра начинать активную деятельность, но, к сожалению, от таких необдуманных решений последствия будут намного хуже.

– Какой совет могли бы дать коллегам из федерального центра?

– Мы с коллегами из федерального правительства работаем вместе, гребем в одной лодке. Каждый день советуемся друг с другом и стараемся принимать взвешенные оперативные решения. Андрей Рэмович [Белоусов] возглавляет комиссию по поддержке экономики, в которую входят представители Москвы. Постоянно находимся в режиме телефонного диалога с Минэкономики, с прочими профильными министерствами. И меры поддержки, которые мы принимаем, они взаимоувязаны с теми мерами, которые предлагают наши коллеги.