Директор Эрмитажа заявил об отходе государства от обязанностей по охране культурного достояния

В связи с возросшим уровнем вандализма в стране и риском вандальных действий музеям нужна полицейская охрана, считает директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Как сообщает ТАСС, он заявил это телеканалу "Россия 24". По его словам, сейчас "полицейская охрана с большей части музеев страны давно уже снята". 18 августа, сославшись на апрельское уведомление МВД, Пиотровский сообщил, что с ноября полиция прекратит охрану российских музеев из-за сокращения расходов.

"Государство шаг за шагом отходит от одной из своих основных обязанностей, которой является охрана культурного достояния", - цитирует директора Эрмитажа ТАСС. По его словам, музеям сейчас крайне важно "наличие полицейской охраны - охраны в мундирах, охраны, представляющей государство, а не просто охраны, представляющей из себя охрану, это крайне важно".

19 августа министр культуры Владимир Мединский попросил руководителя МВД Владимира Колокольцева и президента Владимира Путина сохранить полицейскую охрану музеев. Зампред думского комитета по безопасности и противодействию коррупции единоросс Александр Хинштейн высказал мнение, что вневедомственная охрана на ряде объектов, выполняет в первую очередь "формально-представительскую функцию", так что эти объекты, например, здание администрации региона или мэрии вполне может охранять и ЧОП. "А есть объекты, охрана которых впрямую касается охраны общественного порядка. Если завтра из провинциального музея грабители будут выносить картину, то те сотрудники ЧОПа, на которых хватит денег у администрации, ничего с ними не смогут сделать - как физически, так и формально, поскольку у них нет права кого-либо задерживать", - цитирует депутата ТАСС. "А учитывая, что сокращение касается не только стационарных подразделений вневедомственной охраны, но и вневедомственной охраны в целом - и наружно-дежурных служб в том числе, - наряды просто не будут приезжать. Следующий этап - рост преступности, который, кстати говоря, уже есть", - добавил он.