Думский комитет предложил разрешить судам изымать имущество иностранных государств на континентальном шельфе

Думский комитет по собственности в целом одобрил правительственный законопроект, который позволит российским судам ограничивать юрисдикционный иммунитет иностранного государства и его имущества по принципу взаимности. Как сообщает РБК, в проекте заключения комитета говорится, что в нынешней редакции поправки не затрагивают имущество иностранных государств на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне России, т. е. имущество не на территории России, а на территориях, где Россия осуществляет юрисдикцию по Конституции и нормам международного права. Комитет предложил в этом законопроекте расширить определение иностранного имущества, добавив имущество, находящееся на этих территориях, а также имущество, которое находится в пользовании иностранных государств, например по договору постоянного бессрочного пользования и аренды, и имущество, которое находится в собственности иностранного государства, но не используется им.

Законопроект сохраняет иммунитет иностранных государств от применения российскими судами обеспечительных мер. В этих случаях суды смогут арестовать иностранное имущество, только если само иностранное государство на это согласится, отмечает агентство. Но иммунитет иностранных государств от исполнения решений российских судов будет ограничен: приставы по решению суда смогут забирать имущество, которое государство не использует для осуществления «суверенных властных полномочий».

Рассмотрение законопроекта в комитете намечено на 22 сентября, сообщил РБК председатель комитета Сергей Гаврилов (КПРФ).

Законопроект разработан Минюстом. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что он разработан по поручению первого вице-премьера Игоря Шувалова от 21 декабря 2012 г. и направлен на регулирование юрисдикционного иммунитета иностранных государств в Российской Федерации. Схожий проект правительство вносило в Госдуму в 2005 г., он был принят в первом чтении, но попал под сукно и в 2011 г. был отклонен – из-за концептуальных недостатков, которые невозможно устранить. Актуальность законопроекта резко выросла в связи с обеспечительными арестами активов российских учреждений в Европе по искам акционеров ЮКОСа.