МАК сообщил об отсутствии контактов с Варшавой по крушению польского Ту-154

Расследовавшая крушение под Смоленском Ту-154 с руководством Польши комиссия Межгосударственного авиационного комитета (МАК) не выявила воздействия на этот самолет взрывчатых веществ. Это «РИА Новости» заявил председатель комиссии Алексей Морозов. В апреле 2017 г. прокуратура Польши обвинила российских авиадиспетчеров в умышленном провоцировании авиакатастрофы польского «борта номер 1». По версии польских следователей, самолет уничтожил взрыв, произошедший на его борту. На предложение МАК о встрече Варшава не ответила, добавил представитель комитета.

Говоря об отсутствии признаков воздействия взрывчатки, Морозов сослался на результаты баллистической и взрывотехнической экспертиз, которые для комиссии МАК проводил Следственный комитет России. Также версию взрыва на борту не подтвержало состояние обломков самолета и характер их разброса, добавил он. Морозов повторил выводы комиссии о том, что экипаж Ту-154 знал о неподходящих для посадки метеоусловиях, но решил снижаться ниже безопасной высоты, самолет задел деревья и разбился.

Информацию об исчезнувших трех секундах записей самописца Морозов предположительно связал с тем, что на лайнере было установлено два параметрических самописца: штатный и эксплуатационный ATM-QAR польского производства, передает «РИА Новости». Установка польского самописца не была согласована с разработчиками самолета и системы регистрации, он не был защищенным на случай аварии и запись на нем прекратилась на 2,5 секунды раньше, чем на штатных, добавил представитель МАК.

Ту-154 ВВС Польши разбился под Смоленском 10 апреля 2010 г. На его борту находилась официальная польская делегация во главе с президентом Лехом Качиньским, которая летела в Катынь почтить память убитых в советские годы поляков. Всего погибли 96 человек. МАК в январе 2011 г. причиной крушения назвал решение экипажа не уходить на запасной аэродром, а системными причинами – недостатки в обеспечении полета и подготовке экипажа. Польская прокуратура в марте 2015 г. обвинила двух российских авиадиспетчеров по делу о крушении этого самолета. Польская сторона добивается передачи обломков лайнера и материалов следствия.