Госдеп назвал переговоры Рябкова и Шеннона «жесткими, откровенными и обдуманными»

Переговоры в Вашингтоне замминистра иностранных дел России Сергея Рябкова и заместителя госсекретаря Томаса Шеннона были «жесткими, откровенными и обдуманными» и продемонстрировали решимость обеих сторон достичь результата, считают в госдепартаменте США. Это говорится в комментарии ведомства об этой встрече. Дипломаты накануне обсудили сферы, вызывающие озабоченность обеих сторон.

США и Россия пытаются найти долгосрочное решение, которое затронуло бы эти сферы и позволило снять напряженность в отношениях, объяснил госдеп. Прошедшие переговоры проявили настрой сторон на добросовестное сотрудничество, но всем предстоит еще проделать большую работу.

Собеседники договорились в ближайшем будущем провести новые консультации и переговоры.

Представитель госдепа Хизер Ноэрт заявила на брифинге, что в ведомстве довольны, что состоялись переговоры по имеющимся «раздражителям». По ее словам, такие встречи будут продолжены, хотя график будущих контактов ей неизвестен. Она также согласилась с официальной характеристикой этих переговоров и добавила, что скорых решений в сфере двусторонних отношений ждать не стоит. От ответов на вопросы о возвращении России дипломатической собственности, изъятой властями США в декабре 2016 г., она уклонялась, не раскрыв, что считает по этому поводу госсекретарь Рекс Тиллерсон, и не ответив, могут ли эти объекты вернуть российской стороне до завершения расследования о возможном вмешательстве в президентские выборы 2016 г. На вопрос об угрозах Москвы принять ответные меры Ноэрт ответила, что это все гипотетические предположения и что она не будет комментировать угрозы, которые произносятся в разных странах мира.

По словам Ноэрт, приоритет Вашингтона в этой сфере - наладить крепкие и хорошие отношения с Россией, чтобы можно было сотрудничать в вопросах, представляющих взаимный интерес, например в обеспечении перемирия в Сирии.

После переговоров Рябков сообщил, что выдвинул условия по улучшению отношений Москвы и Вашингтона, включая возвращение российской дипсобственности. На вопросы журналистов, удалось ли договориться о ее возвращении, он сказал «почти», а затем добавил, что «почти не считается» и предстоит «дальше работать».