Как IQ российских городов могут получить «добавленную стоимость»

Максимальную экономическую ценность обретут из них те, куда захотят приехать люди с лучшими идеями
Андрей Кошкин, председатель совета директоров группы «ЯРД»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Быстрый интернет, высокотехнологичные гаджеты, прозрачные границы, доступные перелёты и курс на sharing-экономику уже сейчас изменяют города. Наибольшую ценность обретут из них те, куда захотят приехать и переехать лучшие люди с лучшими идеями.

Когда мэр Лондона заявил, что собирается сделать из города национальный парк с изобилием зелени и диких животных, британские колумнисты припомнили ему всё: и дурной климат, и плохую экологию, и безумные цены, и изобилие мигрантов и туристов. Но неожиданно решение поддержали социологи и урбанисты, сообщившие, что только такие города в ближайшие тридцать лет и смогут претендовать на приток не дешёвой рабочей силы, а так называемых «золотых мигрантов».

В мире в самом деле заканчивается эпоха экономики ресурсов и потребления, и страны, которые по-прежнему будут рассчитывать только на сырьевые доходы и торговые центры как основной якорь городского досуга, обречены.

Значит ли это, что в России для переезда продолжат оставаться интересными только два города – Москва и Петербург? И да, и нет.

За «длинным рублем» не в Москву

«Что-то делать» с городской средой в России пытаются последние пятнадцать лет. Весной, например, президент Владимир Путин заявил, что качество среды в российских городах нужно улучшить как минимум на 30%, а до трети горожан – вовлечь в голосование по её вопросам. Уже летом заместитель главы Минстроя России Андрей Чибис сообщил, что в России разработаны критерии, с помощью которых с июля 2019 г. будут определять так называемый IQ российских городов.

Для начала города разделят на несколько типов, для каждого из которых определят приоритетные критерии: социальные связи, человеческий капитал, городская среда, территориальное планирование, мобильность и технологичность. Есть и общие критерии – например, время, которое жители городов проводят на улицах и в общественных пространствах, количество жителей, которые не уезжают из города на выходные, количество «активных граждан» и т. д. Всё это не просто так: при выделении субсидий федеральные власти будут в первую очередь учитывать этот индекс, и города с наиболее высоким IQ получат денег больше всех.

Весьма специфический в российских реалиях проект Минстроя на самом деле впервые со времён СССР на государственном уровне обозначил давнюю проблему: талантливые люди больше не хотят переезжать только за длинным рублём, но они вполне согласны «и не на Москву», если в этой «не Москве» будут созданы привычные или лучшие условия. Экономика «трёх Т» (Three-T)»: биотехнологии (Bio Technology), нанотехнологии (Nano Technology) и информационные технологии (Information Technology), а также постепенный выход на рынки труда и потребления поколения, не заставшего не только плановой советской экономики, но «святых девяностых», изменят абсолютно всё.

Ферма в городе

В прошлом году в рейтинге самых комфортных для проживания городов мира назывались Гамбург, Хельсинки, Окленд, Перт, Аделаида, Калгари, Торонто, Ванкувер, Вена и Мельбурн. В 2018 г. журнал The Economist на первое место рейтинга самых комфортных городов мира поместил Вену, которая по всем критериям (уровень благосостояния, экология, благоустройство, культурная жизнь, стабильность и проч.) обогнала остальные 140 претендентов. На втором месте – Мельбурн, на третьем – Осака. Больше всех в рейтинге, как и в прошлом году, австралийских и канадских городов; из европейских же в него вошли только два – Вена и Копенгаген. Москва заняла 68-е место, Петербург – 69-е.

Дело здесь не только в том, что городская среда двух главных российских городов по-прежнему благоустраивается властями по принципу «причинения добра»: чиновники часто не понимают потребностей горожан, а последние – против навязанного благоустройства по «казённым» лекалам. Дело в общем тренде персонификации общественных пространств, которые в итоге и создают городам так называемую «добавленную ценность».

В итоге в Москве и Петербурге появляются (в основном с помощью социальных сетей) самостоятельные городские сообщества, соседские клубы, клубы по интересам и движения, не только обозначающие запросы на общественные пространства нового типа, но создающие их буквально своими руками. Уже сейчас мы наблюдаем эту модель на примере торговых центров, изначально желавших угодить всем, но теперь стремительно переориентирующихся на узкую сегментацию под запросы разных аудиторий, но – под одной крышей.

Крупнейшие города пойдут именно по этому пути, учитывая, разумеется, главную ценность современности – личное время. Эти перемены снова же можно объяснить на примере торговой недвижимости и ритейла: если ещё пять лет назад москвич или петербуржец легко мог потратить выходной или половину выходного дня на поездку в огромный гипермаркет, то сейчас такие объекты стремительно теряют клиентов. В России не просто закончилась эра измученных дефицитом постсоветских покупателей, но выросли клиенты, которые вообще не покупают ничего больше, чем для ужина, и не готовы тратить на это больше пятнадцати минут в магазинах формата «у дома». По тому же принципу шаговой доступности пойдёт и городская среда, в которой лес, ферма и парк с дикими животными будут создаваться прямо в городе, в шаговой доступности от клиентов, куда с удовольствием придут даже очень занятые горожане после работы.

Пространство для «новых» людей

Новое поколение, которое сегодня выходит на авансцену, – «первое сытое» поколение в России. Мало того, что им давно не интересна работа «только ради работы», но и привычный мотиватор в виде денег отходит на задний план. А на переднем – возможность жить полной жизнью, общаться с друзьями, путешествовать. Они намного мобильнее своих родителей и почти всегда готовы переехать – но только туда, где им по-настоящему захочется жить.

Уже сегодня основную долю туристического рынка в мире отвоёвывает так называемый «дикий турист»: который больше не интересуется пакетными турами, а предпочитает самостоятельные поездки.

В Москве и Петербурге количество туристов растет четвертый год подряд. В прошлом году в Москву приехали 21,5 млн человек, что на 13% больше по сравнению с 2016 г., в Петербург – 7,5 млн человек, это плюс 8,4% к уровню прошлого года. Большинство из этих туристов не хотят переплачивать за гостиничные бренды, а бронируют жильё с помощью агрегаторов или в группах в социальных сетях. Эти путешественники ищут жильё в районах, городская среда которых отвечает их ожиданиям, рядом с достопримечательностями и центральной инфраструктурой.

Обо всём этом прекрасно осведомлены частные инвесторы, которые в последние годы активно скупают такие арендные лоты, и само собой девелоперы, строящие их в центральных, но не самых шумных и насыщенных «коллективными» туристами районах, и предлагающие в своих проектах настоящий «город в городе»: от хорошего ресторана до прачечной. Показательно, что людей до тридцати лет выделяет и совершенно новое для постсоветской России отношение к жилью: они больше не считают, что квартира должна быть непременно своей, они хотят жить здесь, сейчас и именно там, где им нравится, а не там, куда они «впишутся» с ипотечным кредитом». Эти же люди станут и первым поколением горожан, которые будут спокойно относиться к аренде жилья длиною в жизнь.

Жилье, торговля, офисные центры – все это будет вынуждено превратиться в удобное пространство «для горожан», адаптироваться под их истинные потребности и изменившееся поведение. Очевидно, что функцию торговли retail-центры будущего будут вынуждены дополнить как минимум образовательными, социальными, рекреационными форматами. Перемены ждут и бизнес-центры, в которых традиционные и привычные кабинеты и зоны open space будут заменены коворкингами, коливингами, пространствами для коллабораций, зонами для отдыха и неформального общения, библиотеками, и т. д.

Общий рост запросов среднего горожанина на качественную городскую среду приведет к серьезным урбанистическим изменениям и в конечном итоге заставит города серьезно конкурировать друг с другом. Впервые в мировой истории именно городская среда становится новым генератором экономического роста и самым важным союзником в борьбе за главную ценность – время.

Читать ещё
Preloader more