Сенаторы обсудят с россиянами законопроект о профилактике семейного насилия

Этот документ пока несовершенен, но его нужно принимать, считают эксперты
Вокруг законопроекта ломаются нешуточные копья, многие выходят на одиночные пикеты и протесты, так как не согласны с формулировкой закона /Сергей Коньков/ТАСС

Совет Федерации в пятницу опубликовал на своем сайте законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия», который планируется внести в Госдуму вместе с поправками в УПК и ГПК. Как пояснила глава рабочей группы Совфеда, зампред палаты Галина Карелова, развернувшаяся в обществе дискуссия «свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме», в связи с чем обсуждение законопроекта продлено до 15 декабря. Уже к вечеру воскресенья под документом набралось около тысячи комментариев.

Законопроект определяет семейно-бытовое насилие как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и психического страдания или имущественного вреда», но не подпадающее под КоАП или УК. Заниматься его профилактикой, помимо органов внутренних дел и социальной защиты, станут и медики: они должны будут извещать правоохранителей об обратившихся к врачам лицах, в отношении которых предположительно применено семейное насилие.

Одна из главных новаций – воздействие на нарушителей через защитные предписания. Обычное предписание выносится на срок до 30 до 60 суток должностным лицом органов внутренних дел и может содержать запрет на общение с жертвой насилия (в том числе по телефону и через интернет) или попытки выяснить ее местонахождение. Если безопасность подвергшегося насилию лица обеспечить не удалось, правоохранители вправе обратиться в суд, который может также обязать нарушителя покинуть место совместного жительства с его жертвой либо отдать ей удерживаемое им имущество и документы. Судебное предписание действует от 30 суток до года.

Законопроект еще будет дорабатываться, главное, что проблему признали и проект планируют принять, говорит член рабочей группы, адвокат Мари Давтян. Среди плюсов документа – защитные предписания и внесение поправок в УПК, которые переведут ст. 116.1 УК о повторных побоях из частного в частно-публичное обвинение, отмечает она: «В частном обвинении не участвуют полиция и прокуратура, фактически потерпевшая сама должна писать заявление мировому судье и сама расследовать преступление против нее, а этого человек без опыта уголовного судопроизводства сделать не может. Теперь же предполагается, что дело будет расследовать полиция, и это правильно». Один из минусов проекта – само определение семейного насилия, которое невозможно использовать, продолжает адвокат: «Из него следует, что те, в отношении кого применяется физическое насилие, не могут получить помощь, поскольку любое такое насилие содержит признаки административного правонарушения или уголовного преступления. Надеюсь, эту формулировку поправят». Кроме того, Давтян будет настаивать на возвращении понятия «преследование», поскольку это одно из основных правонарушений и оно чаще всего заканчивается физическим насилием.

Вокруг законопроекта ломаются нешуточные копья, причем не относительно общих формулировок или конкретных механизмов защиты, указывает политолог Екатерина Курбангалеева: «Спор о ценностях. Очевидно, что затронуты какие-то глубинные жизненные установки, укорененные веками семейные традиции. Очевидно также, что законопроект недообсужден. Но в любом случае считаю, что сейчас он должен быть принят хотя бы для того, чтобы зафиксировать позицию государства в отношении недопустимости семейного насилия ни в отношении женщин, ни в отношении детей и стариков».