Как Норвегия слишком испугалась коронавируса

И что от этого выиграла
Директор Норвежского института общественного здравоохранения Камилла Столтенберг /NordForsk

Две соседние страны – Норвегия и Швеция – действовали прямо противоположно во время пандемии. Норвегия, которая ввела жесткие меры, празднует очередную победу.

В понедельник в Норвегии впервые с 10 марта не было ни одного пациента с коронавирусом на аппарате искусственной вентиляции легких и только один в отделении интенсивной терапии, сообщило агентство NTB. В больницах находилось шесть человек с COVID-19, всего выявлено 8984 случая заражения.

Директор Норвежского института общественного здравоохранения Камилла Столтенберг 22 мая предположила, что страна могла бы обойтись без карантина. «Теперь мы думаем <...> что смогли бы добиться того же эффекта и избежать некоторых неблагоприятных последствий без локдауна <...> просто соблюдая меры предосторожности», – сказала она. Как руководитель института Столтенберг отвечает за борьбу с инфекционными заболеваниями.

Правительство ввело ограничения 12 марта. Норвежцам запретили даже ездить на дачи. Министр здравоохранения Бент Хойе уверял, что в те дни базовое репродуктивное число было 2,5 (количество людей, которых в среднем заражает один больной; если оно ниже 1, эпидемия сама по себе сходит на нет). В конце мая Институт общественного здравоохранения, проанализировав статистику, сообщил другие данные: на момент введения локдауна показатель достигал лишь 1,1. Столтенберг объяснила расхождения недостатками системы медицинской статистики.

Расследование в Швеции

Швеция практически не вводила карантинных мер. И эпидемия там почти не идет на спад. По данным Университета Джонса Хопкинса, страна на 27-м месте в мире по количеству выявленных случаев заражения – заболели 76 001 человек, умерли 5536 (в Норвегии, которая на на 75-м месте, – 8984 и 253 человека).
В Швеции в начале июля создана комиссия, которая расследует, правильные ли меры власти приняли для борьбы с распространением COVID-19, но доклад она планирует выпустить только в 2022 г.
В начале июня главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелл дал небольшое интервью Шведскому радио, которое многие СМИ почему-то трактовали как признание того, что отказ от карантина был ошибкой. На самом деле Тегнелл весьма обтекаемо сказал, что, будь у него в начале эпидемии те данные, которые накоплены к нынешнему моменту, можно было бы улучшить меры предосторожности: «Полагаю, мы бы выбрали нечто среднее между тем, что сделала Швеция, и тем, что выбрал остальной мир».
Поглядев на реакцию СМИ, Тегнелл сделал уточнение: его интервью не следует считать отказом от первоначального подхода. И еще слишком рано делать выводы, насколько правильные меры приняли другие страны.
В конце июня ВОЗ упомянула Швецию среди 11 стран с повышенными инфекционными рисками. Тегнелл обвинил ВОЗ в неверном толковании данных и объяснил уровень заболеваемости, тем, что проводится много тестов на коронавирус.

В свое время она приложила немало усилий, чтобы усовершенствовать сбор данных, и была одной из тех, кто отвечал за развитие национального электронного регистра пациентов, в который вносятся сведения о больных со всей страны. Благодаря ему, скажем, известно, сколько людей ежегодно переживает сердечный приступ. Но работа над регистром шла с трудом: мешали и технические сложности, и дискуссия о риске нарушить врачебную тайну. Столтенберг жаловалась, что понадобился почти год работы и 1,5 млн крон после эпидемии гриппа 2009 г., чтобы собрать информацию из разных больниц, медицинских учреждений и других ведомств в единую базу и понять общую картину.

Вероятность новой вспышки COVID-19 в масштабах всей страны Институт общественного здравоохранения расценивает как умеренную, однако Столтенберг осторожна: «Мы опасаемся массовых локальных вспышек». Но в понедельник норвежцам разрешили путешествия в два десятка европейских стран и несколько регионов соседней Швеции.

Как вводили ограничения...

10 марта Минздрав выпустил рекомендацию отменить все мероприятия численностью более 500 человек. На следующий день она превратилась в распоряжение, обязательное к исполнению. Одновременно центральная власть стала ограничивать авиасообщение со странами, наиболее пострадавшими от вируса. А местные власти вводили собственные ограничения. Например, в портовом Бергене запретили сходить на берег пассажирам круизных лайнеров, в Осло обязали согласовывать все мероприятия на 100 человек и более, в Тронхейме решили отменить все спортивные мероприятия для детей младше 13 лет.

Через два дня в Норвегии умер первый больной COVID-19. Прирост заболевших с 10 марта выглядел так: 23 человека, на следующий день – 85, а утром 12 марта стало известно еще о 212. Правительство страны, население которой около 5,3 млн человек, спешно обратилось к нации. Премьер-министр Эрна Сульберг объявила в ходе пресс-конференции на национальном телевидении, что вводит самые строгие ограничения со времен немецкой оккупации во Вторую мировую войну, но это «абсолютно необходимые» меры. Когда слово дали Столтенберг, она констатировала: «Мы перешли от вспышки [инфекции] к эпидемии».

Правящая коалиция хотела получить шесть месяцев прямого правления для руководства страной, отмечает журнал The Spectator. Но оппозиция им не позволила. В итоге ограничились жесткими мерами.

Были закрыты детские сады, школы и университеты, парикмахерские, бассейны, массажные и тату-салоны и тому подобные заведения. Были отменены культурные и спортивные мероприятия – даже состязания на свежем воздухе. Рестораны могли работать, только если гости рассажены в метре друг от друга (за исключением проживающих вместе). И, конечно, никакого шведского стола.

Медикам запретили выезжать за рубеж. Государство компенсировало им расходы на сорванные поездки. Прибывших не из скандинавских стран обязали проходить двухнедельный карантин дома. Это распоряжение имело обратную силу до 27 февраля. Так что король Харальд V, королева Соня, несколько министров и чиновников, которые в начале марта съездили с официальным визитом в Иорданию, оказались запертыми дома.

Сульберг специально подчеркнула, что магазины никто закрывать не собирается и дефицита товаров не ожидается. Но к тому времени кое-где некоторые товары уже исчезли, первыми – туалетная бумага, консервы и сублимированные продукты, пишет сайт Norway’s News in English. «К нам в деревню в магазин приезжали женщины из городов и с горящими глазами хватали с полок муку», – поражалась на «Пикабу» живущая в Норвегии россиянка. Тщетно ритейлеры постили в соцсетях фотографии складов, забитых товарами, и объясняли, что просто еще не успели развезти их по магазинам.

А на пресс-конференции не обошлось без курьезов. Попросив граждан вообще не касаться друг друга, Столтенберг и Сульберг попытались в конце мероприятия обменяться рукопожатием. Министр здравоохранения Хойе замахал рукой и помешал им буквально за мгновение до того, как их ладони должны были встретиться.

Больше всего заболевших оказалось на юге, в районе Осло и Бергена. Логично, что их жители задумались о переезде куда-нибудь севернее, в малонаселенные районы. Но обладатели 438 000 шале и дач в Норвегии напрасно надеялись отсидеться. За проживание во втором доме за пределами своего муниципалитета назначили штраф в 15 000 крон (около $1500) или же 10 дней заключения. Возможности местных больниц рассчитаны на местное население, объяснило правительство. К тому же был риск, что дачники разнесут вирус по стране. При этом свобода передвижения по всей Норвегии сохранялась. Власти просили лишь воздержаться от ненужных поездок. В итоге в лесах и полях поблизости от городов людей стало больше, чем в обычный день на улице. Многие тогда получили штрафы – не за прогулки, а потому, что оставляли машину в неположенном месте.

...и как снимали

Минздрав 6 апреля объявил, что вспышка взята под контроль, а базовое репродуктивное число снизилось до 0,7 и после Пасхи (в этом году – 12 апреля) страна постепенно начнет снимать запреты. «Это показывает, что ограничения сработали», – заявила Столтенберг. И сразу же оговорилась: «Но мы не знаем, какие именно меры оказались действенными».

С 20 апреля норвежцам разрешили ездить на дачи и открыли детские сады. 27 апреля ученики начальных классы вернулись в школу и стали ходить в кружки и секции. С 7 мая разрешены мероприятия на 50 человек и спортивные игры с 20 участниками.

Столтенберг еще в конце апреля призывала вернуть всех школьников к учебе в обычном режиме. Закрытие детских садов и младших классов не оказало большого влияния на распространение вируса, приводил ее выкладки институт. А вот запрет на занятия для учеников 5–10 классов в некоторых случаях способствовал увеличению заболеваемости: подростки не до конца понимают важность карантинных мер, в то же время дома их не удержишь. C 11 мая все учащиеся вернулись в аудитории, открылись парикмахерские. С 1 июня начали работу бары и парки развлечений. 15 июня были сняты почти все ограничения, кроме запрета на мероприятия численностью более 200 человек.

При этом норвежцы применили экспериментальный подход. Например, в стране около 38 000 фитнес-клубов, которые считались одним из самых вероятных рассадников инфекции: люди находятся в помещении и при этом глубоко и резко дышат. Еще в конце мая в Осло власти разрешили открыть пять фитнес-клубов при условии, что посещать их сможет только половина владельцев абонементов – 1896 человек. Вторая половина, которой вход был запрещен, служила контрольной группой. За две недели был зарегистрирован только один случай заболевания. Заразился человек из группы, которая имела право ходить на занятия, – вот только он так и не успел дойти до спортзала. После этого вопрос, открывать ли спортивные заведения, был снят.

The Local в Норвегии сравнивает жизнь до и после карантина. Сейчас при встрече часто можно услышать вопрос, здоровы ли вы и мыли ли недавно руки, – и только потом вас приобнимут или пожмут руку в знак приветствия. Санитайзеры можно встретить повсюду, и рядом с уличными торговцами, и у входа в частные дома. Нельзя просто так, мимоходом, заглянуть в бар – новой традицией стало бронирование столика, чтобы владелец мог контролировать численность посетителей. Резко выросли продажи велосипедов и количество новых членов велошеринга Осло.

Как помогали людям и бизнесу

Когда у норвежской компании настают трудные времена, она имеет право не увольнять людей, а отправить их в неоплачиваемый отпуск. Для этого компания должна предупредить работника за две недели и первые 15 дней простоя выплачивать ему обычный оклад. Затем 26 недель правительство будет оплачивать 62,4% оклада, из расчета не более 600 000 крон в год ($61 500).

Однако из-за кризиса власти оперативно изменили схему: можно предупреждать о принудительном отпуске всего за два дня и выплачивать работнику полный оклад только первые два дня простоя. Потом бюджет 20 дней перечислял сотруднику 100% оклада и только после этого переходил к 62,4%. Уже 22 марта, через 10 дней после введения локдауна, в неоплачиваемый отпуск отправилось более 100 000 норвежцев, сказано на сайте Life in Norway.

Правительство также избавило компании от львиной доли расходов на больничные. Раньше работодатель платил полный оклад за 16 дней болезни. Сейчас – за три, потом расходы ложатся на государство.

Норвегия помогает компаниям из всех отраслей за редким исключением – например, господдержку не получают авиаперевозчики и электроэнергетики. Речь не только о гарантиях по кредитам и снижении социальных взносов. Если в марте у компании упала выручка на 20% или в апреле – мае – на 30% (падение рассчитывается по специальной методике с учетом аналогичных периодов прошлых лет), государство компенсирует 80–90% постоянных издержек. Но не более 80 млн крон ($7,75 млн). К таким издержкам относятся аренда, оплата услуг ЖКХ, страхование, выплата процентов по кредитам и др.

В конце мая правительство анонсировало новый антикризисный пакет стоимостью 27 млрд крон ($2,8 млрд). В него входят сокращение налогов на личное имущество и богатство, программы по созданию новых рабочих мест, транши региональным бюджетам, помощь зеленой энергетике и даже поддержка мигрантов.

Еще до этого стало известно, что впервые в своей истории Суверенный фонд Норвегии продаст активы для покрытия бюджетного дефицита. Фонд выделил правительству 419,6 млрд крон ($40,6 млрд). Чтобы компенсировать часть трат, власти намерены ввести новый налог на рыбную промышленность – вторую крупнейшую отрасль страны после нефтегазовой. Налог в 0,4 кроны с 1 кг рыбы принесет в 2022 г. около 500 млн крон ($51 млн).

В марте ВВП Норвегии сократился на 2,1% по сравнению с февралем.

Бурная молодость Камиллы Столтенберг

Камилла Столтенберг родом из семьи, которую в Норвегии сравнивают с кланом Кеннеди. Ее брат Йенс был премьер-министром страны, а сейчас – генсек НАТО. Ее отец Торвальд возглавлял минобороны и МИД. Ее мама Карин занимала высокие посты в ряде министерств. А вот из самой Камиллы Столтенберг, казалось, не выйдет ничего путного – она бросила школу, была арестована за нелегальный въезд в ГДР, мечтала о театре.
Камилла родилась 5 февраля 1958 г. Из-за командировок отца-дипломата часть детства она провела в США и Белграде (тогда столица Югославии).
Кроме брата Йенса у нее была младшая сестра Нини, выбравшая карьеру телеведущей. Нини была проблемой семьи и заставила говорить о себе всю страну, публично признавшись в наркозависимости. В 51 год она умерла после долгой болезни в 2014 г.
Камилла тоже изрядно попортила нервы родителям. Она была активисткой леворадикальной организации марксистско-ленинского толка «Красная молодежь» и завсегдатаем протестов против войны во Вьетнаме. Окончив в 15 лет среднюю школу, заявила, что больше учиться не будет и пойдет работать. Увы, на интересные ей вакансии не брали без диплома.
В январе 1974 г. Столтенберг и четверо ее друзей сложили накопления, сели на Ford Transit и отправились колесить по Европе. Они умудрились без визы въехать в Восточную Германию, где полиция обнаружила и арестовала их только на следующий день, но затем просто выдворила компанию из страны.
Свой Ford друзья окрестили «лицеем на колесах». В нем они, помогая друг другу, учились – и по возвращении успешно сдали экзамены. Столтенберг нацелилась стать директором театра. Но когда начала разбираться, как этого достичь, передумала и пошла учиться на медика в Университет Осло.
В первый раз Столтенберг вышла замуж в 23 года, скрыв это от родителей. О свадьбе рассказали только смертельно больной свекрови, чтобы порадовать ее. Через год пара так же тайно развелась. Во время стажировки в Сан-Франциско она встретила второго мужа, с которым они вместе уже больше 30 лет, у них два взрослых сына.

Почти полвека назал Камилла Столтенберг отправилась с друзьями путешествовать по Европе на Ford Transit /Wikimedia

Чем поразить сограждан

Столтенберг, окончившая Университет Осло, занималась медицинскими исследованиями, преподавала, защитила докторскую по эпидемиологии. Когда в 2002 г. был основан Норвежский институт общественного здравоохранения, ее позвали возглавить одно из крупнейших подразделений – эпидемиологическое.

В 2012 г. она стала директором института. К тому моменту Столтенберг входила в норвежскую делегацию в ВОЗ, заседала в советах Research Councils (общественный орган Великобритании, координирующий научную политику), Международной ассоциации национальных институтов общественного здравоохранения, Арктического университета Норвегии и т. д.

Институт общественного здравоохранения не раз давал поводы для первополосных материалов. Например, в 2014 г. Столтенберг анонсировала, что в ежегодном отчете о здравоохранении будет сказано: норвежцы толстые, ведут сидячий образ жизни, пьют и курят слишком много, страдают бессонницей и депрессией. Растет разрыв между богатыми и бедными: одни бегают марафоны, другие поедают бургеры.

В прошлом году она предложила 63 меры по устранению гендерных различий среди учащихся школ и вузов. Беда, на ее взгляд, с мальчиками: они приходят в первый класс, психологически еще не достигнув школьного возраста, учатся хуже девочек, чаще бросают школу, реже получают высшее образование.

Столтенберг видит и хорошее в окружающей действительности. «За исключением эпидемии испанки и Второй мировой войны, средняя ожидаемая продолжительность жизни за последние 200 лет постоянно растет, – говорила она в 2019 г. – Сейчас – на два месяца в год. Это 5 часов в день и 12 минут в час». Вопрос, не станет ли пандемия еще одним исключением в этом списке