«Нужно научиться жить по средствам». РПЛ планирует расширение — как это скажется на доходах клубов

18 команд — это плюс 66 матчей для ТВ и букмекеров
Футболисты казанского «Рубина» /ФК «Рубин»

Автор — Кирилл Кулаков, руководитель бизнес-школы RMA и факультета «Менеджмент в игровых видах спорта»

Столкнувшись с полной международной изоляцией российского футбола и лишившись значительного числа легионеров, клубы РПЛ договорились о моратории на вылет по итогам сезона 2021/22. Следующей антикризисной мерой, как анонсируется, может стать расширение лиги с нынешних 16 до 18 команд. Кем дополнят состав участников и как это отразится на экономике чемпионата?

Конечно, расширить РПЛ до 18 клубов уже в следующем сезоне не проблема. Например, за счет команд, занявших по итогам сезона 2021/22 два первых места в ФНЛ, при, разумеется, предоставлении ими финансовых гарантий для участия в турнире рангом выше.

В регламенте РПЛ не прописаны бюджетные ограничения, но новичкам точно придется уплатить вступительный взнос в 12 млн руб. и рассчитывать на расходы минимум в 400 млн руб. за сезон. Финансирование должен гарантировать или глава региона, или владелец клуба.

Сейчас много говорят о том, что в чемпионат России можно принять клубы из Крыма. Несколько лет назад РФС этого опасался, и не напрасно: на кону стояла судьба чемпионата мира. Теперь все куда проще — большой турнир позади, бояться изоляции глупо, поскольку все самое неприятное в этом смысле уже случилось, так что «Таврия» из Симферополя и «Севастополь» могут присоединяться к российской футбольной семье.

Насколько мне известно, об этом объявят в ближайшее время: правда, стартовать крымчанам предстоит не в РПЛ, а в ФНЛ-2 зона «Юг», что логично и соответствует спортивному принципу. Со временем, возможно, в систему добавятся и команды из дружественной Белоруссии.

Оценивая экономический аспект возможного расширения, нужно принять, что российский футбол уже никогда не будет прежним. Из него практически уйдут бюджетные деньги — в условиях растущей социальной напряженности регионам будет не до футбола, финансирование со стороны госкорпораций тоже сократится. Вместе с госденьгами уйдут огромные, зачастую необоснованно завышенные зарплаты. Основные статьи коммерческих доходов при этом останутся прежними: телевизионный контракт, поступления от спонсоров и, наконец, matchday-выручка — билеты, абонементы, в том числе и в премиальном сегменте, питание на стадионе, а также реализация клубной атрибутики.

Львиную долю дохода РПЛ (и многих клубов) составляет телеконтракт. С сезона 2022/23 он должен был вырасти приблизительно в четыре раза. По новому договору за четыре ближайших года РПЛ предстояло получить от «Матч ТВ» 28,6 млрд руб., что позволило бы даже последней команде чемпионата зарабатывать по этой статье больше, чем зарабатывали чемпионы прошлых лет.

«Газпром-медиа» пока не делала никаких заявлений о пересмотре контракта, но в нынешних обстоятельствах не стоит рассчитывать на объявленную сумму. Уход с российского рынка крупнейших западных рекламодателей, массовый отъезд иностранных звезд из РПЛ — все это может поставить крест на рекордной сделке, и никакое расширение РПЛ хоть до 18, хоть до 20 и даже более команд положения, увы, не изменит.

Сейчас сложно предположить, на сколько в итоге будет урезан контракт, но не исключаю, что все вернется к цифре, зафиксированной в предыдущем соглашении, — 1,7 млрд руб. за сезон.

Несколько лучше выглядят перспективы доходов в дни матчей. Расширение лиги до 18 команд — это 66 дополнительных игр. А значит, дополнительные билеты, выручка от мерчандайзинга, продажи еды и напитков. Но, учитывая невысокую покупательную способность россиян (которую кризис только снизит), рассчитывать на серьезный рост не приходится. В допандемийный сезон лидеры по matchday-выручке — «Спартак» и «Зенит» — заработали по 1,5 млрд руб. У остальных команд показатели кратно ниже. Чтобы увеличить доходы в дни матчей, им предстоит серьезно усилить работу с болельщиками.

Впрочем, подобные инициативы останутся напрасными, если не будет как минимум отложено вступление в силу принятого Госдумой закона о Fan ID, намеченное на июнь 2022 г.

Российские фанаты почти единодушно высказались против нового документа, а фан-трибуна «Спартака» с момента возобновления чемпионата бойкотирует матчи своей команды. Если десятки тысяч действующих абонементов не будут продлены на следующий сезон, это станет еще одним чувствительным ударом по экономике РПЛ.

Ситуация со спонсорскими контрактами тяжелая, и гипотетическое расширение РПЛ ее никак кардинально не изменит. В условиях беспрецедентной политической и экономической турбулентности компании, сотрудничавшие с российскими клубами, могут либо вовсе отказаться от партнерства, либо серьезно сократить свое финансовое участие.

А вот российские букмекеры на фоне увеличения количества команд могут нарастить объемы сотрудничества с РПЛ. В последние годы они активно осваивают рынок спортивного спонсорства — только в сезоне 2020/21 выплатили лиге и ее клубам суммарно 1,8 млрд руб.

Логика здесь простая: больше матчей — больше ставок. Свою роль может сыграть и закрывшаяся для российской аудитории возможность легально смотреть и, соответственно, более-менее взвешенно делать ставки на матчи европейских чемпионатов и переключение ее внимания на игры РПЛ.

От роста внимания букмекеров выиграют прежде всего гранды, клубы с исторически развитой фан-базой — «Спартак», «Зенит», ЦСКА, уже имевшие в прошлом сезоне 200-миллионные контракты с беттинг-партнерами. Наверное, могут рассчитывать на прибавку и условные «Ахмат» с «Сочи», до сих пор зарабатывавшие в 10 раз меньше, но едва ли прибавка будет существенна.

В новой кризисной реальности многое будет зависеть от эффективности работы менеджмента — и клубов, и лиги. При грамотном управлении расширение может принести командам-участницам дополнительные доходы. Но они будут невелики, поскольку замкнутая, закупоренная система, в которую превращается РПЛ, не способна показывать устойчивый экономический рост.

С другой стороны, сейчас речь не о развитии и росте, а о том, чтобы перестроиться под новые условия и научиться жить по средствам. Речь идет об оптимизации в условиях жесточайшего кризиса, о сохранении линейки национальных чемпионатов и системы подготовки игроков. В этой ситуации для футбола дорог каждый лишний заработанный рубль.