«Чтобы обмануть полиграф, нужно поверить в собственную ложь»: как судей РПЛ приучают к честности

Полицейские методы в российском футболе
Алексей Матюнин не прошел проверку на полиграфе после матча «Химки» — «Крылья Советов» и обратился в РФС с письменным предложением проверить на детекторе лжи главу РПЛ /Олег Бухарев / ТАСС

В российском футболе гремит очередной скандал. После матча чемпионата России «Химки» — «Крылья Советов» (4:1), состоявшегося 24 апреля, экспертно-судейская комиссия РФС (ЭСК), рассмотрев заявление самарской команды, подтвердила две ошибки главного арбитра Алексея Матюнина. Он неверно назначил пенальти в ворота «Крыльев» и засчитал гол «Химок». Президент РПЛ Ашот Хачатурянц публично назвал работу судьи «безобразием». Чтобы установить, насколько независимыми были решения арбитра матча, Матюнину предложили пройти проверку на детекторе лжи, или полиграфе. С 2020 г. он стал минимум шестым судьей (не обо всех тестах сообщают публично), которого подвергли этой процедуре. «Ведомости. Спорт» объясняет, как полиграф стал дежурным обстоятельством российского футбола 2020-х.  

Давняя практика

Полиграф не новое слово в российском футболе. Еще в 2013 г. владелец «Краснодара» Сергей Галицкий предлагал с помощью детектора лжи бороться с договорными матчами. «Есть сомнения? Приглашаем на сеанс вратарей и защитников обоих клубов, — говорил он в интервью «Советскому спорту». — Без принуждения, все добровольно, но, если кто-то откажется, это, согласитесь, даст повод задуматься о честности уклонившегося». 

Год спустя в матче «Мордовии» и «Зенита» случился скандал: арбитр Матюнин якобы оскорбил нападающего питерского клуба Халка. После игры бразилец рассказал Reuters, что в одном из спорных игровых эпизодов услышал от судьи фразу: «Мне не нравишься ты и не нравятся черные». На фоне набиравшей ход кампании УЕФА «Нет расизму» такую историю нельзя было оставить без внимания. Матюнин прошел проверку на полиграфе, которая установила: оскорблений с его стороны не было. И все же это был исключительный случай.

Арбитров высшего дивизиона на детекторе раньше не проверяли, утверждает источник «Ведомости. Спорта» в судейском корпусе. Процедуру использовали в низших лигах, когда речь шла о возможных ставках или взятках. Активно тестировать арбитров РПЛ начали, когда судейский комитет РФС возглавил Хачатурянц: за последние два года минимум шестеро арбитров — Алексей Еськов, Василий Казарцев, Станислав Васильев, Сергей Лапочкин, Матюнин и Павел Шадыханов — прошли через детектор лжи. И это только те случаи, что стали публичными. 

«Проверки идут всегда, когда для них есть основания, — объясняет «Ведомости. Спорту» руководитель департамента судейства РФС Павел Каманцев. — Просто не обо всех из них становится известно». 

Один из арбитров, проходивших проверку на полиграфе, рассказал «Ведомости. Спорту», что поводом для теста может стать полученный судейским департаментом сигнал о каком-либо противоправном действии арбитра. «Звонят и говорят: «Мы хотим, чтобы вы прошли проверку на полиграфе». В чем конкретно судья подозревается, не сообщают», — пояснил он. 

Осенью 2021 г. португалец Витор Перейра, заняв должность главы судейского департамента РФС, ввел мораторий на полиграф-тесты. Свое решение он объяснил тем, что не является полицейским, чтобы использовать подобные методы. Но в марте 2022 г. Перейра покинул свой пост — и полиграф вернулся в жизнь российских арбитров. 

Обоснованные проверки

В российском футболе у проверки на полиграфе есть законные обоснования. В 2021 г. РФС принял регламент делового поведения арбитров. В нем зафиксирован обширный перечень запретов (например, получать подарки от клубов, публично употреблять алкоголь за день до матча, в день игры и после нее), а еще есть пункт «об утрате доверия». По нему судейский комитет РФС может временно отстранить арбитра от работы в сезоне или даже не продлить с ним договор на новый срок. Основанием для такого решения является служебная проверка — с 2021 г. она тоже строго регламентируется. В числе принимаемых к разбирательству доказательств указаны и «результаты полиграфического исследования».

Хачатурянц, при котором полиграф стал популярным инструментом, не раз признавался, что считает проверки на детекторе лжи этичными и рассматривает их как способ доказательства невиновности. А вот арбитрам процедура кажется унизительной и дискриминационной.

«Давайте тогда проверять начальников команд, руководителей, футболистов, — возмутился собеседник «Ведомости. Спорта» из судейского корпуса, пожелавший остаться анонимным. — А так получается, что судьи у нас самые незащищенные — они вне правового поля. Последние два года, например, нас заставляют заполнять анкеты, где надо указать, откуда у нас какое имущество. РФС таким образом пытается выяснить, законно или незаконно мы его получили. Они что, налоговая?!»

По словам Каманцева, «полиграф — не необходимая, но дополнительная опция», так как с ней «появляется больше информации для принятия решения». При этом руководитель департамента судейства подчеркивает, что на полиграф никого не направляют, а лишь «предлагают его пройти, если есть достаточные основания и конкретные вопросы к арбитру». 

«Это добровольно-принудительная процедура, — комментирует источник «Ведомости. Спорта». — В РФС говорят, что от нее можно отказаться, но были случаи, когда люди отказывались, а после уже не судили. Тот же Михаил Вилков в прошлом году не захотел проходить полиграф (после матча «Локомотив» — «Ростов» в апреле 2021 г. — «Ведомости. Спорт»), после чего был пожизненно отстранен». 

Но Каманцев настаивает, что детектор лжи является лишь одним из элементов проверки наряду со множеством других данных. Например, учитывается заключение ЭСК по ключевым эпизодам матча, переговоры судейской бригады во время игры, оценки арбитра за два сезона. 

«Только после анализа всей имеющейся информации и в совокупности всех факторов судейский комитет РФС принимает решение о дальнейшем сотрудничестве с арбитром. Положительное или отрицательное», — поясняет Каманцев. 

Сказка — ложь 

Все проверки арбитров РПЛ на полиграфе проходят в офисе компании «Вымпел-А», которая с конца 1990-х занимается корпоративной и информационной безопасностью, оказывает юридические и охранные услуги и т. д. Хачатурянц в 2020 г. говорил, что это «силовая структура, с которой у него есть взаимодействие». 

Тестирование проводится строго по установленной процедуре и стоит от 6000 руб., объясняет «Ведомости. Спорту» руководитель АНО «Научно-исследовательский Центр корпоративной безопасности» Анна Кулик. До проверки на полиграфе обязательно проходит предтестовая беседа, которая занимает от получаса до нескольких часов, добавляет эксперт. После дежурных вопросов о самочувствии и противопоказаниях проверяемому объясняют условия прохождения процедуры и причину ее проведения. Кроме того, ему зачитывают все вопросы будущего тестирования — чтобы убедиться, что проверяемый понимает их однозначно и они не вызывают у него «лишних реакций».

«Например, простой вопрос из предтестовой беседы: «Вы родились в Москве?» — комментирует Кулик. — Человек отвечает: «Да, но вот знаете, я ненавижу этот город». Вероятнее всего, при ответе на вопросы, связанные с Москвой, у испытуемого будет всплеск эмоций, который зафиксирует прибор. В этом случае полиграфолог исключает такие вопросы, если возможно. Если же нет — корректирует их или учитывает при подготовке заключения».

Судья, проходивший проверку на полиграфе, в разговоре с «Ведомости. Спортом» вспоминает, что его подозревали в получении взятки от одного клуба и на предтестовой беседе спросили, связывался ли с ним кто-то из представителей команды. «Я ответил: «Да». — «Зачем?» — «Сообщал, каким рейсом прилетаю, потому что нас обычно встречают. Это общепринятая практика». И все, задать такой вопрос во время теста уже нельзя», — объясняет источник. 

Вопросы самого тестирования делятся на три категории: нейтральные, контрольные и проверочные, уточняет Кулик. Начинают с тех, которые не вызывают стрессовых реакций, — полиграфолог смотрит, как работают реакции человека, и настраивает прибор. 

«Обычно спрашивают имя, какое сейчас время года, сидит ли человек на стуле, — добавляет Кулик. — Но был в моей практике момент, когда женщина на вопрос «Вы сейчас сидите на стуле?» выдала сильнейшую стрессовую реакцию, потому что подсознательно связала слово «стул» с проблемами ЖКТ, которые она испытывала утром». 

Список значимых вопросов, по словам Каманцева, формируется «по результатам комплексной проверки качества судейства за последние два года». «Ведется анализ рапортов инспекторов, решений ЭСК, сообщений в СМИ и даже анонимных сообщений на специальную форму на сайте РФС», — добавляет он. 

По окончании тестирования полиграфолог составляет заключение, но арбитр его не получает — результаты проверки ему сообщают после в устной форме. По словам Кулик, в итоговом документе нет формулировок «врет — не врет», а степень успешности прохождения процедуры не измеряется в процентах. Экспертное заключение носит вероятностный характер, ведь полиграфолог лишь фиксирует, анализирует и интерпретирует информацию о субъективном отношении человека к тем или иным событиям. 

«Ни одну процедуру, которая используется для оценки поведения людей, нельзя считать совершенной, — убеждает Кулик. — Именно поэтому я за комплексно-комиссионный подход, когда используется несколько методов и два-три человека, которые проверяют друг друга. Это дает гарантию, что ошибки не будет, и снижает влияние человеческого фактора».  

Способы обмана

По ходу проверки полиграф с помощью датчиков непрерывно фиксирует и передает на компьютер ряд физиологических показателей человека: давление, грудное и брюшное дыхание, сердечный ритм, а также кожно-гальваническую реакцию (показатель активности вегетативной системы. — «Ведомости. Спорт»). В некоторых модификациях прибор учитывает и другие данные, но ни один полиграф не фиксирует модуляцию речи, жесты, мимику, частоту моргания — только естественные реакции организма, поэтому обмануть детектор крайне сложно. 

Советы из интернета — канцелярская кнопка под пяткой, попытка зависнуть на одной точке, сжимание ягодиц и т. д. — не помогут. Все эти действия отразятся и на поведении человека, и на полиграмме, которая во время тестирования непрерывно отражает изменения в состоянии проверяемого. 

«Есть миф, что полиграф можно обмануть, отвечая на вопросы «Да, но...» — рассказывает Кулик. — Не получится: квалифицированный полиграфолог формулирует вопросы так, чтобы можно было ответить только «да» или «нет». Вся дополнительная информация обсуждается до «подключения к проводам» или в перерыве между тестами. Единственное, как можно попытаться обмануть полиграф, — поверить в собственную ложь. Но это не всегда просто. Для этого нужно обладать достаточно выраженной способностью к самоубеждению, искренне считать, что ты, например, не украл, а взял свое».