Статья опубликована в № 4619 от 30.07.2018 под заголовком: МТС требует $750 млн

МТС подала инвестиционный иск к Туркменистану

Свои убытки она предварительно оценила в $750 млн

МТС подала иск в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС) к Туркмении на $750 млн, сообщил оператор. По словам представителей оператора, Туркмения нарушила права МТС как иностранного инвестора, закрепленные в соглашении с правительством России, что «в итоге привело к полной экспроприации инвестиций МТС в Туркменистане». «МТС Туркменистан» пришлось свернуть работу в сентябре 2017 г.

Общие убытки еще не определены окончательно – оператор предварительно оценивает их как минимум в $750 млн.

Сам иск МТС в базе МЦУИСа корреспонденту «Ведомостей» обнаружить не удалось. Все заявки на рассмотрение споров первоначально изучаются генеральным секретарем организации и только после того, как он примет решение зарегистрировать дело, оно появляется в базе, объяснил «Ведомостям» представитель МЦУИСа Дэймон Вис-Данбар.

Договор Туркмении с Россией предусматривает, что российским инвесторам в стране предоставляются недискриминационные условия, объясняет партнер Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков. Кроме того, соглашение гарантирует, что экспроприация имущества инвесторов возможна только в публичных интересах. Если она произойдет, правительство страны обязуется гарантировать быструю компенсацию, адекватную стоимости актива. Если компания считает, что какое-то из этих положений нарушено, она может обратиться в арбитраж и потребовать от правительства страны возмещения инвестиций и упущенной выгоды, указывает Рачков.

В своем заявлении МТС утверждает, что пыталась урегулировать спор в ходе переговоров, но безрезультатно.

МТС пришла в Туркмению в 2005 г., купив за $46,7 млн местного оператора Barash Communications Technologies Inc. (BCTI). Тогда же она заключила договор с туркменским министерством связи – по его условиям BCTI должна была ежегодно перечислять в бюджет страны помимо налогов 20% чистой прибыли.

По истечении срока действия договора в 2010 г. МТС прекратила работу в Туркмении. Лишь спустя два года – в 2012 г. МТС и госкомпания «Туркментелеком» подписали новый договор на пять лет, согласно которому «МТС Туркменистан» обязалась ежемесячно отчислять 30% чистой прибыли «Туркментелекому».

Но в сентябре 2017 г. МТС снова прекратила обслуживать туркменских абонентов. Оператор объяснял это тем, что «Туркментелеком» отключил МТС международную и междугородную зоновую связь и доступ в интернет. При этом лицензия на оказание услуг связи в Туркмении у МТС действовала до 26 июля 2018 г., подчеркивал российский оператор.

Туркмения не единственная страна Средней Азии, где у МТС есть проблемы. В 2012 г. власти Узбекистана отозвали лицензию у «дочки» МТС «Уздунробита» и предъявили ей претензии на $600 млн. Саму «Уздунробиту» Узбекистан признал банкротом, а ее активы передал на хранение «Узбектелекому» без права эксплуатации. МТС и Узбекистан урегулировали спор только в 2014 г. По условиям мирового соглашения имущество компании было передано в СП Universal Mobile Systems (UMS), в котором российский оператор получил 50,01%. Но в 2016 г. МТС продала за $1 свою долю узбекским властям. Источники «Интерфакса» в Госкомсвязи Узбекистана сообщали, что выход МТС из UMS может быть условием урегулирования антикоррупционного расследования в отношении российской компании, якобы дававшей взятки узбекским структурам, связанным с дочерью президента страны Ислама Каримова Гульнарой.

1,7 млн абонентов

было у МТС в Туркмении на конец 2016 г. (последний полный год работы оператора в этой стране). Выручка компании составила 260,2 млн туркменских манатов, или чуть более 4,5 млрд руб. по курсу ЦБ РФ на конец 2016 г. По его итогам доля туркменского бизнеса в общей выручке МТС составила около 3,3%

Шансы выиграть иск к Туркмении есть, считает партнер юридической фирмы Herbert Smith Freehills Алексей Панич. Но вот с исполнением решения арбитража могут возникнуть сложности, отмечает он. Проигравшие процесс государства зачастую не торопятся исполнять его решения, а розыск государственного имущества за пределами страны и обращение на него взыскания – долгая и сложная процедура, объясняет Панич.

Представители минсвязи, МИДа и минфина Туркмении не ответили на запросы «Ведомостей». Связаться с представителями «Туркментелекома» не удалось.

Что сотовые операторы хотят от нового Министерства связи

Читать ещё
Preloader more