Как Moderna стала лидером в создании вакцины от коронавируса

Гендиректор компании Стефан Бансель за семь лет привлек $2,6 млрд под революционную технологию
Гендиректор Moderna Стефан Бансель /Adam Glanzman / Bloomberg via Getty Images

Первой в мире вакцину от COVID-19 на людях начала испытывать американская компания Moderna. 27 июля должна начаться уже третья фаза испытаний. В первой принимали участие восемь человек, во второй – 45, а теперь вакцину проверят на 30 000 добровольцев и в процессе исследования применят плацебо.

Пока результаты обнадеживают: антитела вырабатываются, побочные эффекты есть, они неприятные, но не вредят здоровью: головная и мышечная боль, повышенная утомляемость, озноб, боль в месте укола.

Побочные эффекты – одна из причин, почему фармацевтические гиганты попробовали и отказались от применяемой Moderna методики, объясняет интернет-издание о медицине и здоровье STAT. Компания пытается создать абсолютно новый способ разработки вакцин и лекарств, в мире пока нет ни одного препарата по этой технологии, одобренного регулятором.

Обычная вакцина изготовляется из убитых или ослабленных вирусов. Moderna делает препарат на основе матричной РНК (мРНК) – чистого генетического материала возбудителя, который создается искусственно. В организме человека клетки, пользуясь полученной мРНК, начинают производить элементы вируса, запуская тем самым оборонительную реакцию иммунной системы. Риск заболеть из-за прививки нулевой – ведь вирус в организм не попадает. Еще одно преимущество этого метода – скорость.

Достаточно расшифровать геном вируса – и вакцину можно разработать и произвести за считанные дни. Упрощенно говоря, в компьютер вводятся данные о вирусе, автоматизированная система перерабатывает ее и на специальном принтере печатает вакцину. Стефан Бансель говорил STAT, что система создана на основе ПО, которое Tesla использует для управления заказами.

Китайские ученые 11 января обнародовали генетическую последовательность SARS-CoV-2. Через 48 часов у Moderna был готов план разработки вакцины. Через 42 дня была выпущена первая партия препарата, а в начале марта приступили к испытаниям на людях. Для сравнения: после вспышки атипичной пневмонии в 2002–2003 гг. потребовалось 20 месяцев, чтобы начать тестирование вакцины.

Одна из сложностей этой технологии в том, что мРНК трудно доставить в клетки человека. Для этого ее упаковывают в молекулы липидов, а это грозит побочными эффектами – особенно если надо принимать повторные дозы.

Moderna стала любимицей фондового рынка. В начале года ее акции стоили около $19. Когда 18 мая был опубликован релиз об окончании первой успешной фазы испытаний, они взлетели до $82,2, а сейчас подбираются к $95. Это поразительно для компании, которая за 10 лет существования не выпустила в продажу ни одного лекарства. Во многом это заслуга Банселя. Ажиотаж на фондовом рынке сделал его богачом. Ему принадлежит 9% акций компаний, которые сейчас оцениваются более чем в $2,5 млрд.

Чем соблазнили Банселя

У 47-летнего уроженца Франции нет фармацевтического образования. Бансель получил диплом инженера в Ecole Centrale Paris и диплом в области химического машиностроения в Университете Миннесоты. А затем отправился в Гарвард за МВА. Многие его однокурсники из Гарварда присматривали себе места в IT-компаниях: отрасль бурно развивалась, стартапы постоянно набирали новых сотрудников, и в этом секторе легко было сделать карьеру. Бансель, напротив, не склонен был торопиться и искал вакансию в крупной традиционной компании. «Я играю в шахматы, а не шашки», – говорил он.

Свой человек

Чтобы ускорить создание вакцины против COVID-19, президент США Дональд Трамп 15 мая объявил о создании государственно-частного партнерства Operation Warp Speed («Операция сверхзвуковая скорость»). Одна из его задач – облегчить разработчикам препаратов общение с чиновниками. Руководить Operation Warp Speed назначили Монсефа Слауи – раньше он возглавлял отдел по созданию вакцин компании GlaxoSmithKline, а в последнее время работал в венчурной фирме Medicxi и входил в совет директоров Moderna. Конечно, он уволился со всех постов. Но сенатор Элизабет Уоррен заявила, что конфликта интересов Слауи все же не избежал: у него сохранился опцион на 155 438 акций Moderna. Пакет оценивался в $10 млн. Пришлось Слауи экстренно избавляться от этих бумаг. 
Власти, как могут, помогают компаниям ускорить изготовление вакцины. В апреле Moderna получила для этого из бюджета грант в $483 млн. Перейти к испытаниям на людях ей разрешили еще до того, как безопасность препарата была проверена на животных. Впрочем, такую же поддержку государство оказывает и конкуренту Moderna, американской компании BioNTech, тоже развивающей технологию на основе мРНК.

И в чем-то Бансель оказался прав. Их курс окончил учебу в 2000 г. – как раз когда лопнул пузырь доткомов. Многие сокурсники Банселя остались в трудном положении, а он устроился в отдел продаж американского фармгиганта Eli Lilly, где быстро прошел путь до директора по глобальной стратегии производства. Но его амбиции были больше: «Кто-нибудь однажды задумается, а не сделать ли меня гендиректором? Как гарантировать, что мне не достанется роль подружки невесты? Что не буду всегда кандидатом, которого выдвигают, но не назначают?» – такие мысли обуревали его тогда, вспоминал он, выступая перед студентами Кембриджа (цитата по Business Insider.)

Ради достижения своей цели он перешел во французскую диагностическую фирму BioMerieux на должность директора по продажам и маркетингу в Азиатско-Тихоокеанском регионе – здесь карьерная перспектива была лучше, чем в глобальной корпорации. И вскоре добился своего – стал гендиректором компании, получив в подчинение 6000 человек. Банселю было тогда всего 34 года. Среди подчиненных он приобрел репутацию человека крайне жесткого, который без колебаний увольняет за провинности.

При Банселе прибыль BioMerieux стала расти. Это привлекло внимание инвестфирмы Flagship Ventures. Ее основатель и гендиректор Нубар Афеян не раз пытался увлечь Банселя предложениями возглавить какой-нибудь стартап. Но все они казались Банселю недостаточно амбициозными – пока Афеян не рассказал про Moderna.

Разрабатываемая Moderna технология с применением мРНК далека от принятых в традиционной фармацевтике. Бансель мучительно раздумывал, стоит ли ввязываться в эту революционную историю? Он рассказывал Forbes о своих сомнениях: «Подумать только, бессмыслица какая-то. Скорее всего, это не сработает <...> Как сделать молекулы стабильными? Как преодолеть иммуногенность? Как в достаточной мере устранить примеси, чтобы препарат можно было безопасно вводить человеку?»

Но в конце концов Бансель согласился и в 2011 г. стал гендиректором Moderna. «Если я этого не сделаю, а идея выстрелит, я каждое утро буду бить себя по голове», – приводил он STAT решающий аргумент.

Умение уговорить инвесторов

Moderna была основана за год до прихода в нее Банселя. Хотя у него не было опыта разработки лекарств – всю карьеру Бансель в основном занимался продажами, – он уверяет, что целые дни вместе с учеными Moderna обсуждал и планировал эксперименты. В результате он числится в соавторах более сотни патентов компании, что весьма необычно для гендиректора без диплома доктора наук, удивляется STAT.

Moderna, Inc.

Биотехнологическая компания
Крупнейшие бенефициары (данные компании на 21 февраля 2020 г.): Нубар Афеян (14,2%), Стефан Бансель (8,7%).
Капитализация – $36,8 млрд.
Финансовые показатели (2019 г.): выручка – $60,2 млн, чистый убыток– $514 млн.

Основана в 2010 г. компанией Flagship Pioneering. Штаб-квартира находится в Кембридже, штат Массачусетс. С декабря 2018 г. акции компании торгуются на NASDAQ. Специализируется на открытии и разработке лекарств и вакцин для инфекционных, онкологических, редких генетических и сердечно-сосудистых заболеваний. Moderna разрабатывает потенциальные лекарства самостоятельно и совместно с AstraZeneca, Merck и Vertex Pharmaceuticals.

Reuters называет Банселя главным специалистом по привлечению средств. И недаром. Рассказывая о первых годах существования компании, Бансель называет ее Moderna 1.0. А один из сотрудников сравнивал первые годы с жизнью в пещерах. Денег часто хватало только на то, чтобы не отключили электричество. Но в начале 2013 г. в компании, где было всего 25 сотрудников, произошли коренные изменения – она стала Moderna 2.0. Стартап ошеломил всю отрасль, подписав партнерское соглашение с англо-шведским фармацевтическим гигантом AstraZeneca. «AstraZeneca делает ставку на непроверенную технологию» – с таким заголовком вышла The New York Times. И действительно: AstraZeneca вложила $240 млн и получила всего 8,4% в стартапе, успех которого вызывал огромные сомнения.

Гендиректора AstraZeneca Паскаля Сорио можно понять. Он проработал к тому времени всего полгода, череда неудач в разработке новых лекарств привела к увольнению 1600 ученых холдинга, инвесторы настаивали, что нужна новая стратегия. Moderna с ее идеями стала для Сорио отличным вариантом показать акционерам новые перспективы.

В конце 2013 г. Moderna снова поразила рынок: сначала провела инвестиционный раунд, получив $110 млн, а потом стала партнером американского биотехнологического гиганта Alexion, который тоже вложил в совместные проекты миллионы долларов. В 2015 г. Moderna привлекла в ходе раунда инвестиций $450 млн – рекорд для биотехнологического стартапа. А в следующем году побила свое же достижение, собрав еще $474 млн. Всего, по подсчетам интернет-издания Market Watch, до 2018 г. она привлекла около $2,6 млрд.

У Банселя есть талант объяснять сложные концепции простыми словам. Причем так, что даже мысли не возникает о возможности фиаско, пишет STAT. Он приправляет свою речь эффектными словами из лексикона Кремниевой долины – их он специально выписывает на огромной доске у себя в офисе. Инвесторам он объясняет, что технология мРНК работает примерно как компьютерная программа: есть алгоритм – если он сработает для одной болезни, то таким же образом можно будет вылечить тысячи других недугов.

В 2018 г. Moderna провела выдающееся для биотехнологической компании IPO – ее оценили в $7,5 млрд. Стартап продал акций на $604,3 млн, хотя инвесторы знали, что Moderna ни разу не показала прибыли. Со дня основания и до момента IPO ее убытки составили $865,2 млн, пишет Market Watch. Работает в убыток она и в наши дни.

Чем Moderna похожа на GE

Бансель управляет Moderna в стиле, необычном для биотехнологического стартапа. Например, обычная компания концентрируется на одном-двух препаратах. Moderna ведет множество разработок одновременно. Изначально Moderna хотела создавать лекарства на основе мРНК. Например, для лечения сердечной недостаточности, рака, редких генетических заболеваний. В 2014 г. она занялась вакцинами. В 2016 г. у Moderna в работе было около сотни проектов. Но она могла себе это позволить: по данным STAT, на счетах компании было более $1,5 млрд свободных средств. Сейчас у Moderna в разработке 21 препарат, из которых 10 находятся на стадии клинических испытаний – и ни один не получил одобрения регулятора (Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, FDA).

Второй этап

Доктор медицины Питера Хитон написал в статье об итогах второго этапа фазы испытаний вакцины, разработанной американской биотехнологической компанией Moderna. В них приняли участие 45 здоровых людей в возрасте от 18 до 55 лет. Их разделили на три группы по 15 человек. Каждой группе давали вакцину mRNA-1273 в разной дозировке: 25, 10 и 250 микрограммов, дважды, с промежутком между вакцинированием в 28 дней. После первого вакцинирования во всех трех группах у участников исследования выработались антитела к коронавирусу пропорционально дозе полученной ими вакцины. После второй вакцинации число антител увеличилось в разы. Причем наибольшее число их было выработано у участников группы с наименьшей дозировкой вакцины.

Moderna скрывает результаты работы от научного сообщества. Некоторых соискателей заставляли подписывать соглашение о неразглашении еще до того, как начать собеседование. В 2016 г. компания объявила, что завершила первый этап испытаний двух вакцин на людях. Но от каких болезней эти вакцины, она не раскрыла. Результаты тестов не были опубликованы в госреестре ClinicalTrials.gov – пусть для первого этапа это не обязательно, но, как правило, компании добровольно делятся результатами. STAT не без иронии замечает, что Moderna не хотела публиковать плоды своих трудов в научных журналах – например, в Nature или Science, зато с энтузиазмом описывала в эфире CNBC и CNN, как совершит революцию в отрасли.

Бансель не спешит раскрывать информацию даже регулятору. Moderna задержала подачу протоколов клинических испытаний вакцины от COVID-19 в Национальные институты здравоохранения США (Учреждение департамента здравоохранения США, отвечает за исследования в области здравоохранения и биомедицины) на несколько недель, сообщают источники Reuters. К тому же она вступила в спор с чиновниками об условиях проведения испытаний. Например, отказалась постоянно следить за изменением уровня кислорода в крови испытуемых. В конце концов было найдено решение, устроившее обе стороны (его деталей источники агентства не раскрыли). Однако из-за этого начало третьей фазы испытаний, которое должно была состояться 10 июля, было отложено на две с лишним недели.

Причина не обязательно в необоснованных капризах компании. Ей может просто не хватать сотрудников, чтобы заполнять бумаги и следить за испытуемыми, предполагают собеседники Reuters. Отношение Банселя к персоналу – еще одно отличие Moderna от конкурентов. Как правило, биотехнологические фирмы дорожат сотрудниками и удерживают их всеми силами. Но на сайте Glassdoor, где публикуют мнения сотрудников о работодателях, в 2012 г. появилось множество негативных откликов о Moderna, и в некоторых звучали прямые оскорбления в адрес Банселя. Сотрудники рассказывали об уничижительных выражениях в электронных письмах, публичных разносах на собраниях, долгих часах переработки и внезапных увольнениях.

Поговорив с парой десятков бывших и действующих работников Moderna, STAT выяснил, что поводом для мгновенного увольнения мог стать неудачный эксперимент, что удивительно для отрасли, в которой неудачи – рутинная часть научной работы. В 2012–2016 гг. компанию покинули более десятка высокопоставленных руководителей, не говоря уж о рядовом персонале.

К чести Банселя надо сказать, что в какой-то момент он спохватился. Он специально ездил в Кремниевую долину, где консультировался с кадровыми службами Facebook, Google и Netflix. Сейчас Moderna предлагает сотрудникам льготы в стиле IT-компаний – например, бесплатные обеды и iPhone для всех сотрудников. Moderna смогла попасть в список лучших работодателей журнала Science 2015 г. Правда, подавляющая часть персонала к тому времени состояла из новых людей.

Льготы льготами, но Бансель по-прежнему придерживается жесткого подхода к подчиненным. Стиль управления он скопировал совсем из другой отрасли. Его идеал – Джек Уэлч, легендарный руководитель GE. Как и Уэлч, Бансель ежегодно увольняет 10% сотрудников, показавших худшие результаты, не испытывая ни малейших угрызений совести. «Moderna на пути к дерзкой цели: создать новые лекарства, которые изменят мир», – говорил он STAT, излучая уверенность и энергию. С помощью новых вакцин, говорит он, компания спасет миллионы людей: «Вы хотите быть тем, кто не оправдает их надежд? Я – нет. Было ли нелегко работать у нас? Да. Сожалею я об этом? Нет».

1 мая Moderna объявила о партнерстве со швейцарским производителем лекарств Lonza – он готов наладить выпуск до 1 млрд доз вакцины в год. До конца 2020 г. будет выпущено минимум 100 млн доз, хотя безопасность и эффективность препарата еще не подтверждены. Но это позволит пустить вакцину в ход без промедления, как только будет получено одобрение регулятора.