Статья опубликована в № 3802 от 01.04.2015 под заголовком: «Я бы убил за любую GoPro!»

«Я бы убил за любую GoPro!»

Идеи, как стать миллиардером, – от жизнерадостного серфера Николаса Вудмана с состоянием в $4,8 млрд
История Ника Вудмана, основателя и генерального директора компании GoPro началась с потери $3,9 млн чужих денег
David Paul Morris / Bloomberg

Обвешанная камерами GoPro машина мчит по горной дороге в Санта-Крус (Калифорния), то ускоряясь до 160 км/ч, то сбрасывая на поворотах до 100 км/ч. За рулем – молодой миллиардер Ник Вудман, владелец состояния стоимостью $4,8 млрд. Он обожает давать интервью на ходу – то катаясь на горных лыжах, то на борту самолета. «Этот Ford GT40 – точная копия легендарной гоночной машины, четыре раза побеждавшей в гонке «24 часа Ле-Мана» в 1960-х гг.! – перекрикивает Вудман шум мотора и ветра. – Машина оформлена на компанию и еще пару недель назад не имела документов, чтобы выезжать на дороги общего пользования! Впервые катаю на ней пассажира!»

Через 15 минут журналист издания INC сдается и осторожно замечает, что заголовок «Безумный миллиардер угробил журналиста и убился сам» – это очень плохой заголовок. Довольный Вудман сбрасывает скорость до более или менее приемлемой.

Они пересекают горы и добираются до маяка Pigeon Point в Пескадеро, где их ждет команда с электромотоциклами Zero. Это уже не развлечение, это работа. Экстремалам важно, чтобы в записи был слышен скрип снега под лыжами, плеск воды под серфом. Вместо этого микрофон ловит только шум встречного ветра. Электромотоциклы практически бесшумны. С их помощью можно записать чистый звук ветра при движении и создать программное обеспечение, с помощью которого фотоаппарат автоматически будет вычищать этот шум из записи.

Камеры GoPro стали нарицательным названием для экстрим-камер, как джип для внедорожников, а ксерокс для копиров. Каждые две с небольшим минуты в YouTube появляется новое видео, снятое с помощью GoPro, подсчитал INC. А начиналась вся история с постеров из журнала, краха доткома и жены, оказавшейся еще большим экстремалом, чем муж.

Черный берег

Николас Вудман родился 24 июня 1975 г. в округе Санта-Клара в Калифорнии. С детства он не сомневается, что заведет собственный бизнес. «Я вырос на историях о том, как люди начинали свой бизнес и преуспевали», – цитирует его WSJ. Отец Ника, Дин Вудман, – сооснователь инвестбанка Robertson Stephens, а отчим Ирвин Федерман – управляющий партнер U.S. Venture Partners.

В восемь лет Ник решает стать серфером, пишет Triton, журнал университета UCSD, который окончил Ник. Он заходит домой к другу Брайену, семья которого владела домом на Гавайях. Все стены спальни оклеены постерами из журнала Surfer: пальмы, красивые загорелые серферы, огромные волны... «Я и не знал, что такой мир существует», – поражается Вудман и решает жить именно так, как на картинке. В 1987 г. мама дарит 13-летнему Нику на день рождения его первую доску для серфинга. Его одноклассник Крис Кларс вспоминал в эфире CNBC, как они устроились на летнюю подработку и Ник, чтобы не кататься одному, убедил его каждый день вставать в пять утра и идти серфить перед работой.

Даже институт Вудман выбирает поближе к океану – Калифорнийский университет в Сан-Диего (UCSD). 10 минут езды на машине от университета – и ты на легендарном пляже Black Beach, одном из лучших мест для серфинга на планете. Вот только в UCSD его не принимают. А в UC Berkeley он поступает, жаль только, что этот университет куда дальше от океана. На всякий случай Вудман подает апелляцию, и, к его удивлению, его все-таки зачисляют в UCSD. Так он получает один из важных уроков – никогда не сдавайся на пути к мечте. Он селится в ближайшем к океану кампусе и попадает в рай – тусовку таких же сумасшедших серферов, как сам.

Идя по стопам отца и отчима, в перерывах между катаниями Вудман изучает в UCSD экономику. Но через год понимает, что куда больше финансов его привлекают изобразительное искусство, писательское дело и актерское мастерство. И меняет специализацию. В какой-то момент он решает стать разработчиком видеоигр и записывается на курсы программирования. Но быстро решает, что усердная учеба мешает серфингу, пишет Triton. А зачем ему такая учеба? Тут ему в голову приходит идея. Так ли надо быть инженером, чтобы разрабатывать продукты? «Все, что нужно, – уметь общаться с инженерами. Так что я стал развивать способности придумывать идеи», – вспоминает Вудман.

Стремительный рост

94,8% на столько выросла капитализация GoPro с 25 июня прошлого года, когда ее акции были впервые размещены на NASDAQ. Тогда инвесторы оценили компанию в $2,96 млрд

Вуз он оканчивает в 1997 г. с дипломом специалиста в области изобразительных искусств. Особенно ему нравятся скульптуры. Порой он тратит всю ночь, чтобы соорудить на университетской лужайке какую-нибудь инсталляцию, а ранним утром следит за реакцией на нее однокурсников и преподавателей. Способность скрупулезно работать у него в крови. Еще в детстве он тщательно делал планеры, которые, как правило, после первого же полета разбивались вдрызг. Он не отчаивался и принимался за новую модель с учетом прошлых ошибок.

Крах

После университета Вудман с друзьями снимает дом в Ла-Джолла-Шорс-Драйве (Калифорния) с бассейном, который молодежь использует для катания на скейтах. Вудман селится в гараже вместе со своей коллекцией из барабанов, гитар и трех сноубордов, вспоминает его будущая жена Джилл, с которой они знакомятся в 1999 г. на занятиях по искусству. «Ник всегда балансировал на краю, обожал пробовать новое и рисковать, – говорит его тогдашний сосед Джастин Вилкенфелд. – Он с дикой скоростью съезжал с горки на скейте и способен был без всякой подготовки спрыгнуть со скалы с парашютом-крылом».

Двадцатидвухлетний Вудман в 1997 г. дает себе клятву, что к 30 у него будет собственная успешная компания. Еще в институте он зарабатывал, продавая футболки с символикой серферам из своего клуба. А в 24 года он запускает первый проект: сайт онлайн-игр и общения Funbug, где подростки могут выиграть реальные деньги, пишет Forbes. «Сайт выстрелил бы сейчас, в эпоху соцсетей», – вспоминает Вудман.

Он привлекает внешние инвестиции и считает, что жизнь удалась. Но лопается пузырь доткома – и Funbug разоряется, деньги инвесторов превращаются в пыль. WSJ пишет, что у Вудмана никогда не было проблем с поиском инвесторов благодаря связям отца и отчима. Возможно, они помогали ему и в тот раз. Так что, потеряв компанию, Вудман клянется, что никогда больше не станет брать чужие деньги. «Я продал компанию за бесценок <...> И захотел в следующий раз сделать что-то маленькое, прибыльное с самого начала», – рассказывает он на страницах Business Insider. А пока с горя в 2002 г. он с другом и Джилл уезжает на пять месяцев кататься на серфах в Австралию. «Бесценок», за который он продал стартап, – это, по данным журнала INC, около $20 000. Правда, до этого инвесторы вложили в развитие проекта $3,9 млн.

Фотоаппарат за бортом!

«Идея портативной камеры, которую можно закреплять, скажем, на голове, родилась у меня еще в конце 1990-х. Но серьезно обдумывать ее я принялся в 2002 г. в Австралии. Мы жили в фургоне Toyota, проделали 5000 миль, катались на восточном, южном и западном побережье. Большую часть времени я проводил в воде <...> Я снимал фото – в то время даже не было YouTube! – с берега. Но на таком расстоянии было не разобрать, как катаются друзья. Лучшие моменты оставались только в памяти. Я бы убил за любую GoPro во время той поездки», – вспоминает Вудман.

В те годы было мало оборудования для съемки на воде. Серферы обычно покупали самые дешевые камеры, упаковывали в водонепроницаемый бокс и как-то приматывали их к себе или доске. Часто поток поворачивал объектив в любую сторону, кроме нужной, вода проникала внутрь и портила пленку или просто смывала фотоаппарат за борт. Идея Вудмана была проста – придумать удобный и надежный ремешок на запястье. Поднял руку, сделал фото – и спокойно едешь дальше.

После Австралии Ник и Джилл перебираются кататься на Бали, Ментавайские острова, Суматру и Яву. «Благодаря Джилл мы забрались дальше, чем я бы осмелился сам. Любой серфер счастлив, если его девушка экстремальнее его! – цитирует Вудмана ресурс Malakye. – Однажды на Бали Джилл приходит в безумно крутом поясе из бусин ракушек. Хардкор тоже может быть модным! Зная о местной дешевизне, я спросил, насколько мало она заплатила за все это. Потом подобрал челюсть с пола – и мы заказали мастеру еще 600 комплектов. Через два месяца заказ был готов, а я как раз сломал последнюю доску».

Пара возвращается в США и колесит в вудманском фургоне Volkswagen Westfalia 1974 года выпуска по Калифорнии, продавая пояса. В розницу они стоили на Бали $2,5 за штуку, оптом мастер согласился на $1,9, пишет Business Insider. Американцы отваливают за них до $60.

Делиться нужно
Делиться нужно

Вудман поделился успехом с семьей и друзьями (на фото он с женой и детьми). Обе его сестры работают в GoPro. Пилар в штате компании с 2011 г., летом 2014 г. Business Insider оценил ее состояние в $17,6 млн в акциях и $2,1 млн в наличных после продажи части пакета. Андреа в GoPro с 2009 г., ее состояние может быть $30,5 млн в акциях и $2,6 млн в наличных от продажи части пакета. У матери с отчимом – $17,9 млн в акциях и $720 000 наличными, у отца – $227,4 млн и $6,8 млн. У многих сотрудников, друзей Вудмана, также оказались пакеты акций, которые они продали летом 2014 г. во время IPO.

Чтобы сэкономить, Вудман селится у отца в Сосалито (Калифорния) и в конце 2002 г. запускает новый проект – Woodman Labs. Название GoPro (можно перевести как «выходи на профессиональный уровень») было придумано позже, официально компания переименована в феврале 2014 г. Первоначально идея была такая: продавать серферам удобное крепление для камеры на руку. Инвестиции – $30 000 своих сбережений и доходов от продажи поясов, дважды по $100 000 от отца и $35 000 от матери. Она же дает в бессрочное пользование швейную машинку. Позже Вудман щедро делится с родней успехом (см. врез).

Год за месяц

Вудман отводит на проект два месяца. В реальности уходит два года. Пришлось наладить выпуск собственных 35-миллиметровых фотокамер в Китае – это оказалось проще, чем договориться с брендовыми производителями о сотрудничестве. В 2004 г. Ник и Джилл переезжают в коттедж в окрестностях Пескадеро. Ник по 16 часов в день занимается доводкой проекта до ума. Он сидит то за компьютером, то за швейной машинкой, тестируя разные материалы для браслета, создавая маркетинговые материалы и пытаясь найти распространителей. «Весь дом превратился в фабрику, – вспоминала Джилл на страницах INC. – Мы даже спали с надетыми на руки камерами, потому что надо было устранить все их слабые места. Они должны идеально сидеть на руке, не беспокоить, не натирать».

Прорыв наступает в 2004 г. на выставке Action Sports Retailer в Калифорнии. Японский дистрибутор покупает сотню камер Hero за $2000. «Наличные, вау! На первой же выставке! Труднее всего было создать видимость, что штат компании больше одного человека», – вспоминает Вудман.

Первая команда GoPro собирается из друзей. Например, приятель, с которым путешествовали по Австралии, со временем возглавляет службу работы с клиентами. «Невероятно круто приходить на работу и видеть там друзей. Из-за атмосферы большой семьи все пашут засучив рукава. Эта атмосфера сохранилась и после того, как в компанию стали вливаться новички», – цитирует Вудмана ресурс Malakye. Компания гордится, что до сих пор многие ее менеджеры перед тем, как ехать в офис, рассекают на серфе или же гоняют на мотоцикле.

Сейчас у GoPro офисы в США и Китае. А в те времена штаб-квартирой служил сарай 1910 года постройки, стоящий за арендованным Ником и Джилл коттеджем. Потеснив живущих в нем пятерых котов, Ник с друзьями делают «холодные звонки», обзванивая потенциальных покупателей. «Я хлюпал носом, Джилл все время куталась в шарф, мы дико мерзли», – вспоминает один из них.

210 км/ч

В 2005 г. GoPro продает камер на $350 000. В 2006 г. у нее восемь работников, большинство занято поисками покупателей. Компания выпускает свою первую экстремальную цифровую видеокамеру, снимающую ролики по 10 секунд и без звука. В 2007 г. выходит GoPro Hero 3 – уже со звуком, а длина записи ограничена только объемом памяти. В 2008 г. объектив становится широкоугольным. К тому же камеру теперь можно крепить не только на руку, а практически куда угодно. В конце 2009 г. компания выпускает первую камеру с высоким разрешением Hero HD. В 2010 г. выручка компании достигает $64 млн. В 2012 г. появляется HD Hero 3, выручка растет до $521 млн. В 2013 г. компания нанимает 500-го сотрудника. В 2014 г. у нее 869 штатных сотрудников, выручка – $1,4 млрд (на 41% больше, чем в 2013 г.). За год продано 5,2 млн камер, что на 35% больше, чем в 2013 г. Состояние Вудмана Forbes оценивает в $4,8 млрд.

В 2006 г. Ник и вообразить себе не мог такого успеха. Он по-прежнему считает, что целевая аудитория проекта – серферы, а он сам имеет некоторые шансы стать миллионером. Дела более или менее налаживаются, и он решает развлечься – воплотить детскую мечту стать гонщиком. Оплачивает занятия в школе при гоночной трассе Infineon Raceway в Сономе (Калифорния). Однажды его пытаются раскрутить на аренду за $100 камеры, которую можно прикрепить на машину. Ник с гордостью отказывается, прикручивает на авто Hero собственного производства – и тут его осеняет, что продавать экстремальные камеры можно не только серферам.

За счет компании покупается гоночная Lotus Exige, и Вудман лично гоняет на ней по Infineon Raceway на 130 милях (210 км) в час, тестируя разные способы крепления камеры, чтобы снизить вибрацию, шум и другие огрехи при записи. Не совсем обычное времяпрепровождение для директора.

Мы бодры-веселы!

Один из главных каналов рекламы компании – появившийся в 2005 г. YouTube. Чем выше качество камер, тем охотнее пользователи выкладывают ролики о своих приключениях. Часто они помечают, что клип снят на оборудовании Hero, что, без сомнения, очень мило с их стороны.

Другой канал – выставки спортоборудования и потребительской электроники. Вудман раздает их участникам свои камеры, они расхаживают как живая реклама. Потом Вудман начинает собирать этих добровольных помощников в три часа дня перед стендом компании. «Вы бодры?! Веселы?!» – вопит он кричалку, позаимствованную у своего университетского тренера по футболу, рассказывает Malakye. «Да!!!» – надрывается в ответ толпа. И так несколько раз подряд. Постепенно стягиваются зеваки. «Кто громче всех выкрикнет название GoPro, получит камеру бесплатно!» – подогревает страсти Вудман. Вопли привлекают внимание даже самых рассеянных посетителей выставки.

GoPro Inc

Производитель видеокамер
Крупнейшие акционеры (данные Bloomberg): Foxteq Holdings Inc (15,49%), RW Camera Holdings LLC (14,7%), Silicon Valley Community Foundation (9,78%:), Дин Вудман (5,81%), Steamboat Ventures Manager V LP (5,05%). Капитализация – $5,76 млрд. Финансовые показатели (2014 г.): выручка – $1,4 млрд, чистая прибыль – $128,1 млн. Основана Николасом Вудманом в 2002 г. Компания разрабатывает, производит и реализует персональные камеры высокой четкости, часто используемые в условиях экстремальной видеосъемки. Штаб-квартира находится в Сан-Матео, штат Калифорния. На июнь 2013 г. штат компании насчитывал 500 человек.

Так камеры попадают в ассортимент ритейлера Best Buy. В 2010 г. GoPro несколько раз пытается договориться о поставках в эту сеть, но все запросы игнорируются. Однако покупатели все чаще спрашивают камеры Hero, о которых слышали на выставках и которые видели в YouTube. В 2011 г. Best Buy берет пробную партию, а в сентябре 2011 г. GoPro получает награду «Браво» как лучший из новых поставщиков Best Buy.

Камеры Вудмана появляются и на полках ритейлера REI. На одной из выставок его менеджер по закупкам оставляет свою визитку. Вудман сначала пишет ему каждую неделю, потом раз в несколько недель. В конце концов в REI сдаются и соглашаются на пробную партию, которая разлетается в мгновение ока.

Не обходится и без потерь. На одной из выставок угнан старенький Volkswagen Westfalia Вудмана. Обиднее всего, что только что в него залит полный бак бензина, а в салоне лежала неоконченная картина. «У меня остались только ключи. Очень надеюсь, что машина сейчас поживает хорошо», – констатирует Вудман.

Не сдержал слова

В мае 2011 г. Вудман нарушает данное самому себе обещание не связываться с чужими деньгами. В тот же день, когда компания объявляет о начале продаж в Best Buy, обнародуется новость о $88 млн инвестиций со стороны пула инвесторов под руководством Steamboat Ventures, венчурного подразделения Disney. Через год 8,88% в GoPro выкупит китайский производитель электроники Foxconn за $200 млн из расчета стоимости всей компании в $2,25 млрд. В 2011 г. GoPro не нужны были деньги, рассказывает Вудман. Они стали стратегическим запасом на случай конкурентных войн – вдохновленные успехом GoPro, все больше компаний выпускают экстрим-камеры. Среди них такие гиганты, как Sony. Поиск союзников становится еще одной причиной поиска инвесторов. Куда ценнее денег их обширные связи, отмечает INC. Они помогают GoPro наладить отношения с медиа- и техническими компаниями, в частности с YouTube и Голливудом. Например, от YouTube Вудман хочет, чтобы отметка о съемке на камеру GoPro ставилась автоматически. А киношники убеждаются, что оборудование Hero дешево и удобно. Например, для съемок Discovery Channel. Спортивный телеканал ESPN придумывает, как использовать 48 синхронизированных камер, чтобы снять со всевозможных ракурсов трюки скейтбордиста. Раньше это потребовало бы работы нескольких операторов, телеэкрана, многих дублей и где-то $100 000, подсчитал INC. А с GoPro – несколько тысяч долларов и одного техника. В июне 2014 г. Вудман проводит IPO на NASDAQ. Компания привлекает $427,2 млн исходя из оценки всего бизнеса в $2,96 млрд. 
Вудман продолжает развивать свою компанию и жить полной жизнью, иногда пугая своей безбашенностью журналистов. И еще он очень ждет, когда двое его детей подрастут настолько, чтобы вместе с ним рассекать на серфах.