Статья опубликована в № 4095 от 15.06.2016 под заголовком: «Луну никогда толком не исследовали с точки зрения бизнеса»

«Думайте о Луне просто как о другом континенте»

Жизнь организатора коммерческих полетов на Луну Навина Джайна полна скандалов, но NASA с ним сотрудничает

В 2017 г. по Луне может проехаться первый частный луноход. Власти США намерены разрешить первый в истории коммерческий полет за пределы околоземного пространства, сообщили источники The Wall Street Journal (WSJ). Кроме того, они позволят двухнедельное исследование Луны. Все это по заявке компании Moon Express.

Основатели Moon Express потратили не один месяц на лоббирование своих интересов. Раньше все их попытки получить разрешение на запуск разбивались об «уловку-22» (название романа Джозефа Хеллера, ставшее синонимом безвыходной абсурдной бюрократической коллизии), пишет WSJ. Утвержденной формы для таких разрешений попросту не существует, говорили бюрократы разводя руками. По сведениям издания, с такой же проблемой столкнулась SpaceX Илона Маска, безуспешно выбивающая из чиновников разрешение для полета на Марс в 2018 г.

«Мы уже вошли в историю как первая частная космическая компания, подавшая заявку в FAA (Федеральное управление гражданской авиации) на миссию на Луну», – заявил в эфире CNBC сооснователь Moon Express Навин Джайн. Если через несколько месяцев чиновники дадут добро, то компания войдет в историю и как создатель юридического и дипломатического прецедента в области международных договоров по космосу. А если ей удастся в конце 2017 г. запустить первый луноход, то она запомнится как победитель конкурса Google Lunar X Prize.

Лунная троица

Moon Express основали в августе 2010 г. сделавший состояние во времена доткомов бизнесмен Навин Джайн и бизнес-ангел и бывший сотрудник NASA Барни Пелл, по данным SEC (Комиссия по ценным бумагам и биржам – агентство правительства США). На сайте компании значится третий основатель: Роберт (Боб) Ричардс, ученый, посвятивший жизнь идее освоения космоса. Его переманили из другой команды – участника Google Lunar X Prize. «Половина нашей команды моложе 20 лет, – рассказывал Джайн ресурсу space.com в 2011 г. – Это оправданно, ведь средний возраст инженеров программы «Аполлон» был около 25 лет».

Компания активно сотрудничает с NASA. Когда агентству пришлось сильно урезать лунную программу из-за бюджетной экономии, чиновники решили сделать ставку на частную инициативу, рассказывает The New York Times. Так, в 2011 г. Moon Express стала одной из компаний, получивших грант на $500 000. По данным Los Angeles Times, у Moon Express контракт с NASA, стоимость которого в зависимости от успехов лунной программы может достичь $10 млн. Эти деньги идут на оплату услуг NASA. Например, луноход разрабатывался компанией не в одиночку, а вместе с Исследовательским центром Эймса.

В апреле 2011 г. Джайн клялся на страницах Los Angeles Times, что Moon Express прилунится в 2013 г.: «На Луну мы ступили полвека назад. Сейчас в одном iPhone больше вычислительных мощностей, чем в компьютерах, которые посылали тогда людей в космос». Уже 30 июня 2011 г. на оборудовании НАСА были протестированы первые элементы лунного модуля, в том числе навигационные программы и посадочные опоры, сообщал ресурс SpaceRef. В декабре 2012 г. Moon Express купила конкурента – участника Google Lunar X Prize под названием The Rocket City Space Pioneers. Сумма сделки не раскрывалась.

Но различные технические препятствия оказались куда сложнее, чем представлялось вначале. Только в декабре 2014 г. Moon Express стала первым участником лунной гонки, кто смог провести полетный тест лунного модуля (на мощностях НАСА, конечно). В прошлом году компания подписала соглашение об использовании списанного стартового комплекса № 36 на мысе Канаверал для доработки проекта и испытаний, пишет ресурс news.com.au.

Планируется, что лунный модуль будет запускаться сначала на земную орбиту. Потом он включит собственный двигатель, работающий на перекиси водорода, который и доставит его на Луну. Возвращать первые луноходы на Землю не планируется. «Сначала компания должна отработать технологию посадки, – шутит Джайн в эфире CNBC. – Сесть-то на Луну нетрудно, а вот совершить мягкую посадку – это другое дело».

«Моя жизнь – это цепочка неудач»

Джайн – самая яркая личность из трех основателей Moon Express и, судя по публикациям в прессе, главный лоббист и организатор лунного проекта. «Вся моя жизнь – это цепочка неудач», – говорил он. Его компания была одним из самых громких стартапов США, но чуть не обанкротилась. Он был символом новой плеяды предпринимателей наряду с Биллом Гейтсом и Стивом Джобсом, а стал объектом ненависти миллионов американцев, потерявших из-за краха доткома сбережения. Некоторые лишились пенсии и вынуждены были работать в старости. Он вошел в список Forbes, но вылетел оттуда и до сих пор не вернулся. Его имя фигурировало в десятках судебных исков и расследовании прокурора Элиота Спитцера. Но несмотря ни на что, он по-прежнему богат, живет с женой и тремя детьми в месте, облюбованном американскими богачами, и постоянно стремится облагодетельствовать человечество: пытается то проторить дорогу на Луну, то создать лекарство от СПИДа.

Джайн родился 6 сентября 1959 г. в Индии. Его детство прошло в городке Рурки индийского штата Уттар-Прадеш и в Нью-Дели. Младший брат Навина Атул вспоминает на страницах The Seattle Times, что их отец рьяно придерживался заповедей джайнизма – религии, отрицающей воровство, насилие и ложь. Вот только в стране коррупция была настолько сильна, что время от времени полиция выделяла сотрудников для охраны отца – как в том случае, когда он, простой инженер, попытался бороться со взяточничеством в местной таможне.

В профессии Джайн решил пойти по стопам отца. В 1979 г. он окончил Индийский технологический институт Рурки, а потом вознамерился продолжить образование и переехал в г. Джамшедпур штата Джаркханд. Там в 1982 г. он окончил курс МВА в XLRI School of Business and Human Resources и получил приглашение на работу в США.

Холодная Америка

В 1983 г. Джайн приезжает в Америку, чтобы стать программистом IT-компании Unisys (тогда она называлась Burrows), рассказывает CNBC. Он работает в офисе в Нью-Джерси и весьма страдает от непривычно холодного климата, пишет ресурс Red Herring. В 1988 г. увольняется из Unisys и начинает работать на разные стартапы Сиэтла. Ведь в тот год он женится и не хочет везти новобрачную в промозглый Нью-Джерси. «Сиэтл был отличным местом для жизни, и я загадал, что, если мы станем там жить, пошлю резюме в Microsoft», – смеется Джайн. Так, в 1989 г. он становится сотрудником компании Билла Гейтса. Как он объяснял Red Herring, «моей работой было понять, что продукт должен делать с точки зрения потребителя, и совместить это с тем, что от него хочет Microsoft». Он работает над операционной системой OS/2 (разрабатывалась Microsoft совместно с IBM), Windows NT, Windows 95 и Microsoft Network.

9 августа 1995 г. происходит событие, которое считается началом пузыря доткома. Производитель популярного браузера Netscape Communications выходит на IPO. Прибыли у него ни цента, зато к концу дня капитализация уже $2,2 млрд. Хватит работать на дядю, решает Джайн. Пора ловить судьбу за хвост и открывать собственное дело.

Вышел на рынок

Джайн увольняется и с шестью сотрудниками (большинство – коллеги, которых он сманил из Microsoft) в марте 1996 г. запускает стартап InfoSpace (сейчас компания называется Blucora). Замысел сродни «Желтым страницам» – создавать телефонные книги и каталоги, зарабатывая на рекламе. Штаб-квартира расположена в Бельвью, на другом берегу озера Вашингтон, напротив Сиэтла.

«Его энтузиазм <...> и жажда успеха были заразительны. Джайн являлся как глотающий одну чашку кофе за другой быстро тараторящий дервиш, воображавший себя пионером интернета. Его глаза горели, он выдавал идеи одну за другой», – рассказывает The Seattle Times. «Вы не знали еще, что за дело, но уже хотели в нем участвовать», – вспоминает один из ранних сотрудников InfoSpace Кевин Маркус на страницах этого издания.

Приз за Луну

Google Lunar X PRIZE учрежден в 2007 г. Призовой фонд – $30 млн. Из них $20 млн получит компания, которая сможет прилунить аппарат, исследовать как минимум 500 м поверхности и послать на Землю видео- и фотоматериалы в высоком разрешении. Высадившаяся второй команда получит $5 млн. Остальные деньги будут распределены за выполнение дополнительных условий – например, исследовать более 5 км лунной поверхности или передать изображения рукотворных объектов на Луне вроде советских луноходов. Первоначально срок конкурса истекал в 2012 г. Когда стало ясно, что в него никто не уложится, дедлайн был перенесен на декабрь 2015 г. В прошлом году организаторы объявили, что срок опять сдвинут, если хотя бы одна из команд подтвердит старт миссии. Это сделали Moon Express и израильская SpaceIL, новый дедлайн – конец 2017 г.

При этом Джайн отнюдь не был ангелом. В отчете полиции Бельвью рассказывается, как Джайн угрожал людям. Он настаивал, чтобы инвестор InfoSpace Дэн Кранцлер продал опцион, который в случае IPO мог принести несколько миллионов долларов. После отказа Кранцлера Джайн ночью позвонил ему домой и пригрозил: «Я разрушу твою семью» – цитирует The Seattle Times. А когда деловой партнер Грег Крейн в 1998 г. пообещал Джайну иск по нерешенным разногласиям в бизнесе, тот... пригрозил ему в ответ телесными повреждениями – ведь иск мог помешать IPO компании.

По данным The Seattle Times, при подготовке IPO в 1998 г. юристы InfoSpace перерыли почту Джайна и расспросили множество людей. Джайна можно обвинить в том, что он обещал, но не дал опциона семи бывшим работникам и консультантам, также против него могут подать восемь исков бизнес-партнеры, обнаружили юристы.

Например, Джайн нанял вице-президентом Кента Планкетта и обещал отдать ему 10% компании, рассказывает журнал Inc. Планкетт был ценен тем, что его компания Pro CD выпустила общеамериканский телефонный справочник. Но едва тот переехал в Сиэтл и вышел на работу, Джайн захотел изменить условия. Зарплата Планкетта повышается, но акций ему выделят 1%, максимум 2%. Услышав «нет», Джайн через несколько дней после начала работы уволил Планкетта и притворился, что ничего ему не обещал.

Пророк мобильной революции

В принципе, на IPO не следовало выходить с такими рисками, удивляется The Seattle Times и поясняет: Джайн сумел со всеми договориться, ведь на кону стояли слишком большие деньги. Пул инвестбанкиров во главе с фирмой Hambrecht & Quist получал за услуги в проведении IPO $6 млн. Два директора из совета директоров InfoSpace были венчурными инвесторами компании, желавшими окупить свои вложения. В итоге 1 млн собственных акций Джайн зарезервировал на случай возможных исков. И 15 декабря 1998 г. InfoSpace стала публичной. При оценке в $15 акции были проданы по $20. Джайн и его жена, которым принадлежала почти половина компании, стали мультимиллионерами, их состояние оценивалось в $400 млн. Первые сотрудники компании получили где-то по $2 млн каждый. А из $78 млн, которые после всех выплат получила от IPO сама InfoSpace, $10,5 млн были выплачены Планкетту по мировому соглашению.

Компания постоянно расширяла бизнес, сделала метапоисковую систему, разрабатывала программное обеспечение для интернет-торговли. Но Джайна мучила мысль о том, что все это имеет потолок роста. И тогда он выдвинул пророческую идею: сделать ставку на рынок мобильных интернет-устройств. Началось все с идеи продавать за ежемесячную подписку владельцам мобильных телефонов прогнозы погоды и биржевые сводки.

Так Джайн стал пионером беспроводного интернета. Он рассказывал инвесторам, что смартфоны изменят торговлю, общение и даже стиль жизни. Надо сказать, что первый прототип смартфона был показан публике в 1992 г. Первый коммуникатор появился в продаже в 1994 г., но успехом не пользовался. Nokia выпустила свой знаменитый 9000 Communicator в августе 1996 г., а бурный рост рынка начался с 2000 г., когда Ericsson разработала R380s и придумала для него название «смартфон».

Аналитики оценили идею Джайна. В марте 2000 г. котировки акций InfoSpace достигли $1305, персонал разросся до 1200 человек. Компания помогала продавать контент и услуги 1500 интернет-порталам и 60 контент-провайдерам, пишет Inc.

Владелец домов и яхт

Перед крахом доткома состояние Джайна оценивается в $2,2 млрд – в 2000 г. он занимает 121-е место в списке самых богатых американцев по версии Forbes, но в списке он в первый в последний раз. Джайн покупает роскошный дом в Медине с видом на озеро Вашингтон. Медина граничит с северо-западной окраиной Бельвью, здесь поселились многие богачи от высокотехнологичной индустрии – например, на той же улице живет Гейтс.

Джайн обзаводится собственной яхтой и пакетом акций баскетбольного клуба Seattle SuperSonics. Затем ему достается еще один дом, на острове Мерсер, расположенном на озере Вашингтон между Бельвью и Сиэтлом, и еще одна яхта. Один из его работников купил все это на кредит под залог своего пакета акций компаний. После краха доткома котировки начали падать, и у него образовался долг в $8 млн, которые он занял у Джайна. А потом отдал в уплату дом и яхту и ушел работать программистом в Microsoft, рассказывает The Seattle Times. Но через некоторое время выяснилось, что панорамное окно в доме на острове не только дарит прекрасный вид, но и пропускает воду. Джайну пришлось потратиться на ремонт стен. Он был настолько взбешен, что подал на бывшего сотрудника в суд, отказавшись заключать мировое соглашение. Мол, тот обязан был предупредить о проблеме до продажи. В декабре 2002 г., после трехнедельных слушаний, жюри присяжных отказало Джайну в компенсации.

Сказочник мирового класса

Газета The Seattle Times потратила два года на судебные разбирательства и дошла до Верховного суда Вашингтона. В итоге она получила право на обнародование документов, связанных с иском инвесторов к InfoSpace, и в 2005 г. опубликовала многополосное расследование.

В марте 2000 г. на пике капитализация InfoSpace была больше, чем у корпорации Boeing. К июню 2002 г. капитализация упала до стоимости двух самолетов Boeing 777, а за одну акцию давали всего $2,67. Виной тому не только крах доткомов, но и передергивания и манипуляции руководства компании, пишет The Seattle Times.

К несчастью для себя, InfoSpace активно занималась слияниями и поглощениями и среди прочего в декабре 1999 г. объявила о покупке компании Saraide за $358 млн, выплаченных акциями. Эта калифорнийская фирма специализировалась на том же бизнесе, что и InfoSpace: рассылала на мобильные телефоны информацию и коммерческие предложения, но работала в основном на рынках Европы, Японии и Канады, пишет WSJ. В 2000 г. только ее операции должны были принести $31 млн выручки, но в конце апреля 2000 г. выяснилось, что вряд ли она получит больше $12 млн. Для InfoSpace это большой удар: значит, прогнозируемая на 2000 г. выручка в $106 млн уменьшится на $19 млн, инвесторы запаникуют и акции компании рухнут.

The Seattle Times утверждает: Джайн знал о проблеме с Saraide из письма финансового директора компании. Но, встречаясь через несколько дней после его получения с аналитиком Merrill Lynch, «забыл» упомянуть не только об этом, но и о том, что даже во внутренних документах InfoSpace снизила прогноз выручки на $10 млн до $96 млн. Кроме того, очень аккуратно подбирая формулировки – ведь за предоставление ложных сведений о публичной компании можно и в тюрьму сесть, – Джайн рисовал самые радужные перспективы бизнеса.

Аналитик отчиталась о встрече коллеге из Merrill Lynch Генри Блоджету. Последний считался гуру интернет-рынка после того, как предсказал, что акции Amazon.com достигнут казавшихся невероятными $400 за бумагу. Его мучили сомнения. «InfoSpace – это компания мирового класса или сказочник мирового класса?» – расспрашивал он в письме коллегу. Но дал рекомендацию «покупать». Его слова достаточно, чтобы котировки выросли. На волне этого оптимизма Джайн и два топ-менеджера, тоже получивших письмо о проблеме с Saraide, обналичили очередные пакеты своих акций, пишет The Seattle Times.

Не wireless, а wireloss

В начале сентября на рынке всерьез задумываются о том, что InfoSpace вряд ли выполнит планы по выручке. Уже ходит шутка, что это не wireless, а wireloss-бизнес (игра слов: wireless – «беспроводной», а wireloss можно перевести как «убыток на проводах»). Но на осенней встрече с аналитиками Джайн попросту отказывается раскрывать цифры по беспроводному бизнесу, вместо этого говорит о будущем, пишет The Seattle Times. Прогноз по выручке на следующий, 2001, год он увеличивает на 70% до $360 млн.

Цифра столь велика, потому что в попытке поддержать курс акций Джайн летом решается на поглощение со стороны Go2Net за $1,5 млрд. Этот дотком владеет поисковиком и рядом сайтов, по документам прибылен и разрабатывает концепцию заработка по модели InfoSpace. Вот только не верит в будущее мобильных устройств, а делает ставку на пользователей интернет-телевидения.

В октябре сделка закрыта. Акции все равно падают, а Джайн в первый раз лишается поста гендиректора InfoSpace. Это кресло отходит гендиректору Go2Net. Тому хватает пары месяцев, чтобы оценить перспективы компании и 8 января 2001 г. написать заявление об уходе. Совет директоров уговаривает Джайна снова стать у руля. В ходе тех переговоров становится известно, что Джайн уже задумался о новом стартапе и подыскивает по соседству со штаб-квартирой InfoSpace офис для своего нового проекта. По данным The Seattle Times, его интересовала интернет-торговля, в том числе микроплатежи с помощью мобильных.

«Ленивая Сьюзан» и другие схемы

Чтобы как-то скрыть падение выручки в 2000 г., Джайн придумывает схему, которая у финансистов называется «ленивая Сьюзан», объясняется в расследовании The Seattle Times. Это вращающийся поднос, чтобы гости за большим столом могли дотянуться до всех блюд. А в случае с InfoSpace это инвестиции в зависящие от нее компании, которые потом возвращаются ей же в виде выручки.

Вот один из примеров. Брат Джайна Атул тоже переезжает в США и основывает в Вирджинии ряд стартапов, создающих ПО для интернет-торговли с помощью мобильных. Джайн и InfoSpace понемногу инвестируют в дело брата, тем более что его наработки можно использовать в их бизнесе. Но теперь у Джайна возникает новый план: InfoSpace вкладывает в стартап родственника netgenShopper целых $8 млн, на $5 млн из которых netgenShopper тут же покупает у InfoSpace рекламные услуги. Эти деньги учитываются в выручке InfoSpace за IV квартал 2000 г.

Кроме того, часть суммы netgenShopper платит акционерными варрантами, так что при росте ее акций вырастет и выручка InfoSpace – на бумаге. Но netgenShopper – непубличная компания: как оценить стоимость бумаг? Джайн решает обратиться к тем, кого считает своими должниками. Опубликованные The Seattle Times документы свидетельствуют, что он рассылает владельцам ряда компаний, в которые инвестировал либо сам, либо через InfoSpace, просьбу купить акции netgenShopper по завышенной цене. Получает ряд отказов вроде такого: «Вы никогда мне не говорили, что условие инвестиций в мой фонд – мои инвестиции в компанию вашего брата <...> Я считаю, что могу сесть из-за этого в тюрьму».

Но в конце концов поисковик Lycos соглашается вложить $8 млн в компанию Атула в обмен на то, что в ближайшие три года та закупит на сайтах Lycos рекламы на $10 млн, подводит итог The Seattle Times. Эта схема, слияние с Go2Net, тонкости учета рекламы, которой InfoSpace обменивается по бартеру с другими сайтами, и другие бухгалтерские хитрости позволяют показать выручку за IV квартал в $65,5 млн, а за весь 2000 год – в $214,5 млн.

В те годы не существовало единого стандарта отчетности для IT-бизнеса. В итоге InfoSpace смогла показать в 2000 г. доход в $46 млн. Если же считать по стандартам SEC, у нее на самом деле был убыток в $282 млн, утверждает The Seattle Times.

Расплата

Джайн работает в InfoSpace еще два года, а на Рождество 2002 г. уходит с поста гендиректора и председателя правления. Через год он отказывается и от членства в совете директоров.

Примерно в то же время заканчивается громкое расследование прокурора штата Нью-Йорк Спитцера о рекомендациях инвестбанков по акциям InfoSpace и других доткомов. 10 ведущих банков США должны выплатить рекордные $1,4 млрд за то, что выставляли неоправданно оптимистические оценки. Кроме того, они обязаны исключить конфликт интересов между своими инвестиционными и аналитическими подразделениями. Аналитик Блоджет, некогда разрекламировавший InfoSpace, оштрафован на $4 млн, ему пожизненно запрещено работать в фирмах, занимающихся ценными бумагами. Джайн по групповому иску о падении котировок InfoSpace приговорен к выплате $3 млн. Это не единственная его потеря.

Из-за того что Джайн часто продавал акции на пиках, новый менеджмент InfoSpace подает на него в суд и выигрывает иск на $247 млн за инсайдерскую торговлю. Но во время апелляции решение пересматривается, в итоге Джайн выплачивает компании $65 млн, рассказывает The Seattle Times.

Всего с основания InfoSpace до окончательного увольнения со всех постов в 2003 г. Джайн стал фигурантом 21 иска вроде дела Планкетта. SEC не обращала на них внимания. У агентства было слишком мало людей в то время, объясняет The Seattle Times. А за пересмотр последнего дела и отсутствие интереса SEC благодарить, видимо, следует адвоката Джайна – Питера Ромео, который 15 лет проработал юристом SEC. Сам Джайн снова показал себя весьма обидчивым человеком. Он попытался (безуспешно) засудить юридическую фирму Perkins Coie за недобросовестную работу – ведь с ними он проиграл $247 млн, а затем нанял Ромео и снизил убыток до $65 млн.

Опять скандал

Расставшись с InfoSpace, Джайн через улицу от ее штаб-квартиры открывает новое дело – стартап Intelius по защите персональных данных и сбору информации о физлицах: ее можно продавать, например, компаниям для проверки анкет соискателей. Уже в 2004 г. выручка Intelius составляет $18,1 млн. В 2007 г. оборот достигает $88,5 млн, а EBITDA – $22,5 млн. Неудивительно, что в 2008 г. компания собирается на IPO и даже нанимает банки – UBS и Deutsche Bank, пишет Techcrunch. Но и тут разгорается скандал.

Рекламный баннер Intelius обещает $10 кэшбэка на кредитную карту за прохождение онлайн-опроса. Но любители халявы автоматически подписываются на различные сервисы компаний-партнеров стоимостью от $19,95 в месяц – об этом сообщается мелким шрифтом в оферте, рассказывает Techcrunch. Если даже кто-то и обнаруживает ежемесячные списания с кредитки, нелегко догадаться, на что и когда была оформлена подписка. Невнимательных американцев обманули на $62 млн, негодует генпрокурор штата Вашингтон Роб Маккенна.

В I квартале 2007 г. выручка Intelius – $17,2 млн, подсчитывала Techcrunch, вклад в нее программы Adaptive Marketing – 1,5%. В I квартале 2008 г. уже $31,8 млн и 38,9% соответственно. Другими словами, если бы не затея с подпиской, выручка бы не выросла.

Что делать с владельцами участков на Луне

В 1980 г. американец Деннис Хоуп объявил о своем праве собственности на Луну и другие планеты. И даже смог через суд получить официальную бумагу от правительства США. С тех пор его компания Lunar Embassy продает участки на Луне от одного акра. И не она одна – у идеи появились плагиаторы. Среди луновладельцев – бывшие президенты США, звезды, юристы и многие другие. Чтобы избежать конфликтов, Lunar Embassy не торгует участками, на которых могут прилуниться космические миссии (как правило, они садятся в экваториальной зоне). Но рано или поздно вторжение в «частную» собственность неизбежно. Так, Роскосмос планирует миссию в районе Южного полюса Луны. Юридические отношения во внеземном пространстве проработаны очень слабо. Работу в космосе определяет «Договор о космосе», подписанный СССР, США и Великобританией в 1967 г. Он запрещает государствам объявлять своей территорией поверхность космических объектов. Но о частной собственности в нем не сказано ни слова. Она запрещается в заключенном в 1979 г. «Соглашении о Луне». Вот только его подписало менее 20 государств, среди которых ни одной ведущей космической державы. Изначально Lunar Embassy рьяно доказывала, что ее клиенты действительно владеют лунной собственностью. Ей возражали. Один из контраргументов – право собственности дает государство. А государству запрещено брать под свою юрисдикцию внеземные территории. Сейчас позиция Lunar Embassy смягчилась. Проблема собственности на Луне, Марсе и других планетах – это вопрос публичной дискуссии будущего, в ходе которой и будут установлены правила, признает она на своем сайте.

СвернутьПрочитать полный текст

В 2010 г. компания соглашается выплатить $1,3 млн по групповому иску обманутых пользователей и окончательно отказывается от идеи IPO. Сама Intelius в 2012 г. реорганизуется в холдинг Inome. Летом 2015 г. он продан инвестфонду H.I.G. Сумма сделки не раскрывалась, но, по данным Geekwire, холдинг оценили в диапазоне $100–200 млн. За 12 месяцев до сделки он показал EBITDA $15 млн. Сам Джайн сохранил около 25% акций.

Джайн заработал и еще на одном. В 2010 г. из Intelius была выделена в отдельную компанию, TalentWise, услуга для компаний по проверке анкет соискателей. В январе 2016 г. стало известно о продаже ее компании SterlingBackcheck. Сумма не разглашается, но Geekwire замечает, что этот бизнес Джайна крупнее Inome.

«Если хочешь произвести впечатление, думай масштабно, пусть даже остальные посчитают тебя сумасшедшим. Как предприниматель ты никогда не терпишь поражения – ты резко меняешь стратегию», – рассказывал он в интервью CNBC. Его главным делом становится космос. Им Джайн увлекался с детства, рассказывал он в интервью space.com. Разбогатев, он принялся коллекционировать метеориты и собрал одну из крупнейших частных коллекций. А в августе 2010 г. основал с Ричардсом и Пеллом Moon Express.

Кто такой Роберт Ричардс

Канадец Роберт (Боб) Ричардс в 1981 г. окончил Университет Райерсона (Канада), затем продолжил образование в Университете Торонто и Корнельском университете (США). Он познакомился со многими студентами-активистами, в том числе Питером Диамандисом из MIT, который позже станет основателем X Prize Foundation.

В итоге Ричардс вместе с Диамандисом и рядом других студентов в начале 1980-х оказался среди соучредителей международной студенческой организации Students for the Exploration and Development of Space. Сейчас она имеет отделения в США, Канаде, Великобритании, ОАЭ и Индии, проводит обучение и организует международные конференции. Ее цель – развить у студентов навыки, необходимые для покорения космоса.

Примерно такие же цели были и у следующих проектов. В 1985 г. Диамандис, Тодд Холи, который построит карьеру ученого, и Ричардс основали Space Generation Foundation, а еще через два года – International Space University. В 2008 г. Ричардс участвовал в создании Singularity University (см. врез).

Помимо научной карьеры Ричардс с 2002 по 2010 г. работал директором космического подразделения канадской компании Optech Incorporated, специализирующейся на геодезической аппаратуре и оптических системах. Их лазерный радар стоял на марсоходе «Феникс», достигшем Марса в 2008 г. В декабре 2007 г. у Google Lunar X Prize появился первый участник – команда Odyssey Moon была создана не кем иным, как Ричардсом. Но в августе 2010 г. его переманил Джайн в проект Moon Express.

Кто такой Барни Пелл

Барни Пелл родился 18 марта 1968 г. в Голливуде. Окончил Стэнфорд, а в 1993 г. защитил докторскую в Кембридже. Затем пять лет занимался исследованиями в NASA. Ушел в бизнес: два года работал вице-президентом StockMaster.com (онлайн-информация для инвесторов) и почти столько же – в Whizbang! Labs (создание сайтов, в том числе агрегатор вакансий). Но в 2002 г. эта компания уволила большую часть сотрудников, и Пелл снова пошел работать в NASA.

В 2005 г. он девять месяцев работал на венчурный фонд Mayfield и в сентябре решился основать стартап Powerset. Он разрабатывал поисковик для интернета, понимающий фразы, а не ориентирующийся только на ключевые слова. Вполне успешно: в 2008 г. его стартап за $100 млн приобрел Microsoft, пишет VentureBeat. Пелл до 2011 г. работал в этой корпорации над поисковиком Bing. А попутно выступал в роли бизнес-ангела. Например, вложился в текстовый редактор Etherpad, уже в 2009 г. купленный Google.

В 2011 г. он стал сооснователем и гендиректором стартапа QuickPay по поиску свободных мест для парковки и их оплате. В 2014 г. стартап был переименован в LocoMobi. Пелл до сих пор его председатель и директор по развитию. Также в 2008 г. он стал одним из учредителей и вошел в совет попечителей Singularity University.

Что и когда полетит на Луну

Сейчас законтрактовано три запуска – два в конце 2017 г., дата третьего еще не определена. Лунный модуль доставит на орбиту 16-метровая ракета Electron, изготовленная новозеландской частной компанией Rocket Lab. Правда, она еще не поднималась в воздух – первый испытательный полет запланирован на этот год. Себестоимость одной ракеты должна оказаться менее $5 млн, пишет The New Zealand Herald, она способна вывести на орбиту до 150 кг. Этого хватит: размером луноход Moon Express с кофейный столик, а научного оборудования на нем 20 фунтов (около 9 кг), подсчитала WSJ.

В 2011 г. Джайн думал потратить на проект, включая первую экспедицию, $70–100 млн, рассказывал он The New York Times. Потом цифра снизилась до $50 млн, а сейчас речь идет примерно о вдвое меньшей сумме, сообщает WSJ. Эти деньги Джайн рассчитывает с лихвой окупить уже во время первой экспедиции.

Кроме гранта от NASA Moon Express получила $1,25 млн от Google Lunar X Prize: она стала одной из пяти команд, которым в феврале 2014 г. присудили промежуточный приз за уровень технической подготовленности.

Общий объем привлеченного финансирования Moon Express, Inc. по состоянию на апрель 2016 г. составил $21,4 млн (данные SEC).

Если луноход Moon Express сумеет выполнить условия конкурса Google Lunar X Prize, это даст еще $20 млн призовых денег. Получить чистую прибыль поможет продажа прав на видео с Луны и оклейка лунного модуля, как гоночного болида, логотипами компаний. За отдельные деньги можно обсудить идею романтического признания – луноход напишет его на лунной пыли и вышлет фото – или же похороны праха на Луне, перечисляет The New York Times.

О нестандартности мышления Джайна свидетельствует другой его замысел – передача «Лунный идол», аналог «Американского идола» (в России подобная программа называется «Голос»). «Вы берете записи 10 претендентов и проигрываете на Луне, а потом смотрите, кто из них «звучит» лучше», – рассказывал Джайн. Конечно, он в курсе, что у Луны нет атмосферы. Но можно использовать пыль как передатчик колебаний, придумал Джайн, и сравнивать получившиеся рисунки.

Но все это только способы окупить первые полеты в один конец. А главное богатство компании должны принести аппараты, которые будут добывать на Луне полезные ископаемые и отправлять их на Землю.

Чем богата Луна

«Луну никогда толком не исследовали с точки зрения бизнеса», – цитирует Джайна Los Angeles Times. Гарантии, что там найдется в достаточном количестве полезных ископаемых, нет, но шансы велики, верит Джайн. Среди предполагаемых богатств Луны – золото, кобальт, железо, палладий, платина, вольфрам и гелий-3, отчитывается CNBC. 10 июня за тройскую унцию (около 31,1 г) золота на Нью-Йоркской товарной бирже давали $1274,8, платины – $994,9, палладия – $545,55.

На вопрос, а как же с собственностью на богатства Луны, Джайн отвечал Los Angeles Times: «США уже привезли лунные камни, и ни одна страна не возмутилась <...> Думаю, с Луной обойдутся так же, как с международными водами земных океанов. Никто не владеет водой, но любая компания из любой страны может добывать ресурсы <...> в открытом море при условии, что придерживается определенных правил безопасности и моральных установок».

Также Джайн уповает и на земное право: «Есть укоренившийся юридический прецедент в области ресурсов, что находка принадлежит нашедшему <...> и то же самое будет верно и на Луне. Вам не нужно владеть землей, чтобы получить право собственности на извлекаемые из нее ресурсы». А его интервью журналу Forbes напоминает об Эпохе великих открытый: «Думайте о Луне просто как о другом континенте, части нашей экосистемы».

История не заканчивается

Интересы самого Джайна отнюдь не ограничиваются лунным проектом. Он ищет другие способы осчастливить человечество. Избавившись от Inome и TalentWise, он заявил Geekwire: «Я начинаю новую серию приключений в области медицинских технологий, потому что верю, что следующая индустрия, где нужно совершить переворот, – это здравоохранение, где нужны диагностические устройства, сенсоры, аналитические программы и приспособления, способные неинтрузивно определять рак, диабет и все прочие болезни».

У одного из 300 ВИЧ-инфицированных болезнь не развивается. Значит, существует природный иммунитет. Понять, как с его помощью создать вакцину, должна основанная в конце 2013 г. некоммерческая организация Immunity Project, одним из 75 сооснователей которой стал Джайн. Причем эту вакцину не надо будет хранить в холодильнике, что позволит доставлять ее в самые отдаленные уголки мира. Проект спонсируется с помощью краудфандинга и на своем сайте объявляет, что готовится к клиническим испытаниям.

В ноябре 2015 г. Джайн открыл стартап BlueDot. Штаб-квартира находится в том же Бельвью. Название обыгрывает известную фотографию Земли «бледно-синяя точка», сделанную зондом «Вояджер-1» с рекордного расстояния около 6 млрд км от нашей планеты в 1990 г. А подтолкнула так назвать компанию Джайна одноименная книга 1994 г. Карла Сагана. Именно этот писатель когда-то смог убедить НАСА развернуть спутник, когда тот долетел до окраины Солнечной системы, и сфотографировать Землю.

Каждый год правительство тратит десятки миллиардов долларов на научные исследования, но многие технологии забрасываются, не дойдя до стадии коммерциализации, сетовал Джайн на страницах Geekwire и объяснял бизнес-модель BlueDot. Купить лицензию у исследователей, найти команду, готовую доработать и воплотить идею в жизнь, и выплачивать роялти исследовательскому центру, ее придумавшему.

Первыми разработками, рассказал Джайн, станут заряжающее устройство, берущее энергию из окружающей среды, и неинвазивное средство диагностики инфекций. Например, спрей, который нужно нанести на салфетку, чихнуть на нее и по изменению цвета спрея понять, чем заболел. Среди других идей – переносной прибор для магнитно-резонансной томографии и программа генетических изменений, после которой комары не смогут переносить малярию. По данным CNBC, проект привлек $8,3 млн инвестиций из оценки стоимости компании в $60 млн.-

akouzmenko
07:05 15.06.2016
В статье приводится мнение Джайна о разработке ресурсов Луны, но есть законодательный акт США (Commercial Space Launch Competitiveness Act, CSLCA), в котором проводится именно такой подход: суверенитет над участками небесных тел не устанавливается, но предприниматель имеет право разрабатывать полезные ископаемые и обладает правом собственности на добытое. Россия, как и следовало ожидать, разразилась возражениями в стиле Лаврова-Захаровой. Однако, не подписав, как и США, Соглашение по Луне, требовать от кого-либо многосторонних консультаций по лунному вопросу Россия не может. А формулировки CSLCA формально соответствуют конвенции по космосу (о нераспространении суверенитета и контроле за национальными организациями). Впрочем, юристы еще спорят (напр., http://spacenews.com/op-ed-dont-muddy-the-message-to-space-mining-companies/). Я считаю, США поступает здесь правильно. Правительства могут никогда не добраться до других небесных тел - пусть предприниматели попробуют. России следовало бы не возражать, а принять аналогичный закон. И звать под свою юрисдикцию иностранных инвесторов, как это делает сейчас Люксембург. С условием вложений в отечественную космическую отрасль. Но эта рекомендация, увы, годится для руководителей с другим устройством ума.
00
Комментировать