Статья опубликована в № 4550 от 18.04.2018 под заголовком: Кадзухиро Касио: Мы возлагаем большие надежды на смарт-часы

«Кто окажется ближе к конечным покупателям, тот и выиграет конкуренцию»

Президент Casio Computer рассказывает о перспективах смарт-часов и объясняет, что такое 2,5D-принтер
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

История компании Casio Computer – это череда изобретений, их успешного коммерческого внедрения и кризисов. Из которых Casio благополучно выходила. Первый кризис случился уже в начале 60-х гг. прошлого века – лишь несколько лет спустя после того, как в 1957 г. братья Касио создали первый в мире полностью электронный калькулятор и зарегистрировали компанию Casio Computer, начавшую их производство. Революционный калькулятор Casio 14-A ждал коммерческий успех, но, бросив все силы на то, чтобы наладить массовое производство новинки, братья упустили развитие новых технологий. На рынке появились еще более компактные транзисторные калькуляторы, в то время как Casio продолжала производить релейные; дилеры начали отказываться от них. Наверстать отставание Casio удалось к 1965 г., когда японская компания представила свой первый транзисторный калькулятор 001. Бизнес вновь пошел в гору.

На волне кварцевой революции в часах – когда в начале 70-х гг. дорогие механические часы из Швейцарии оказались вытеснены дешевыми и точными кварцевыми из Японии – Casio вошла в этот бизнес; противоударные часы G-Shock стали глобальным бестcеллером и заработали Casio репутацию в часовом мире. Параллельно японская компания начала производство электронных пианино, а следом – проекторов, компактных цифровых фотокамер, сотовых телефонов... К началу XXI в. продажи Casio достигли исторического максимума – 630 млрд иен.

Но десятилетие спустя компания вновь оказалась в кризисе: продажи телефонов и компактных фотокамер сошли на нет – их вытеснили смартфоны; стагнируют бизнесы по производству музыкальных инструментов и проекторов; как следствие, годовые продажи упали практически вдвое от рекордных показателей.

Что общего у часов и катаны

Одна из главных новинок в год 35-летия G-Shock – лимитированная серия часов в коллекции MR-G, безель которых изготовлен в традиционной японской технике «араси-цушиме». Эта разновидность чеканки исторически применяется при изготовлении «тецу-цуба» – гарды японских мечей. Всего будет выпущено 350 экземпляров часов MRG-G2000HA.

В 2015 г. президентом Casio Computer вместо Кадзуо Касио стал его сын Кадзухиро – представитель второго поколения семьи изобретателей и предпринимателей. Casio находится на переломном этапе своей жизни, констатировал новый руководитель: если ничего не предпринять, «через 10 лет нас здесь не будет». «Casio утратила дух своих основателей, – добавил Кадзухиро Касио. – Наша система управления является частью проблемы» (цитаты по Nikkei).

В 2016 г. Касио начал реформировать семейную компанию и продолжает делать это до сих пор, рассказал он «Ведомостям». Бизнес по производству часов чувствует себя уверенно, но надежды на взрывной рост продаж Касио связывает с выводом на рынок новых продуктов – таких, как первый в мире 2,5D-принтер, разработанный Casio, и новые поколения смарт-часов. Первое интервью российскому СМИ Касио дал на часовой выставке Baselworld.

– Вы стали президентом Casio Computer Co. в июне 2015 г. Насколько с тех пор изменилась компания?

– Я стою во главе компании третий год. Через год после того, как я стал президентом Casio Computer, я решил, что организацию нужно реформировать. В прошлом году компании исполнилось 60 лет, и мы продолжаем ее перестраивать.

Нам необходимо увеличивать продажи и прибыль: 10 лет назад мы достигли пикового показателя продаж – 630 млрд иен, а в прошлом году оборот Casio Computer составил 320 млрд. В структуре нашей компании есть очень эффективные бизнес-подразделения, но есть и проблемные. Эффективные мы продолжим развивать, проблемные должны быть ликвидированы до конца этого года.

В то же время компания Casio Computer известна своей креативностью – созданием продуктов, которых общество до этого не знало, это до сих пор в нашей корпоративной культуре. Нам необходимо улучшать нашу эффективность, сохраняя креативность и создавая новые бизнесы. Чтобы обеспечить рост продаж и прибыли, мы сейчас пересматриваем нашу бизнес-стратегию. Мы исходим из того, что компания должна стать эффективной благодаря трем составляющим: разработке новых продуктов, продажам и роли штаб-квартиры.

– 2,5D-принтер Casio – пример такого нового бизнеса?

– Да, это первая ласточка: в марте наш первый 2,5D-принтер выходит на рынок. Многие компании предлагают плоские или 3D-принтеры, мы же первыми в мире смогли разработать технологию 2,5D: наш принтер может печатать материал, имитирующий текстуру тканей [кожи, древесины, камня]. Мы получили много патентов на эту технологию и верим, что 2,5D-принтеры могут стать большим бизнесом для нас.

Casio Computer Co., Ltd.

Производитель электроники
Акционеры (данные Thomson Reuters): 87,7% акций - в свободном обращении, крупнейшие институциональные инвесторы – Nomura Asset Management Co. (5,82%), Nippon Life Insurance Company (5,01%), Sumitomo Mitsui Banking Corp (4,75%). Капитализация – 418,3 млрд иен ($3,9 млрд). Финансовые показатели (девять месяцев финансового года, закончившиеся 31 декабря 2017 г.): выручка – 231,5 млрд иен ($2,1 млрд), чистая прибыль – 14,8 млрд иен ($132,5 млн). Ведет историю с 1946 г., когда Тадао Касио основал мастерскую по производству частей для микроскопов и коробок передач. В 1957 г. была зарегистрирована компания  Casio Computer. Тогда же она представила первый в мире полностью электрический компактный калькулятор, в 1965 г. –первый настольный электронный калькулятор с памятью, в 1974 г. – первые часы под названием Casiotron, в 1980 г. - первый музыкальный инструмент собственного производства (цифровое пианино Casiotone), в 1983 г. – первые противоударные часы G-Shock.

– Вы действительно собираетесь закрывать неприбыльные бизнесы в вашей компании? Какие именно?

– Убыточные бизнесы – цифровые камеры, музыкальные инструменты и проекторы. Рынок цифровых камер продолжает сокращаться. Сейчас мы проводим глубокий анализ, что нам делать с подразделением цифровых камер.

Разработка и производство музыкальных инструментов в нашей компании были организованы не самым эффективным способом. Но оборот этого подразделения – 25 млрд иен, и мы не потеряли ни одного сегмента в этом бизнесе. А в прошлом подразделение музыкальных инструментов было прибыльным. Так что сейчас мы его реформируем – с тем, чтобы оборот этого подразделения составил 10% общего оборота Casio Computer.

– А что касается калькуляторов – этот бизнес жив или смартфоны убивают и его?

– (Улыбается.) Он жив. Самый большой и успешный наш бизнес – это производство часов. Второй – это образовательный бизнес, куда входит и производство калькуляторов. Мы продаем 25 млн единиц учебных калькуляторов в год (в это же бизнес-подразделение входят и электронные словари). Эти калькуляторы используются в школьных классах и на экзаменах, каждый год мы отправляем в старшие классы школ 25 млн калькуляторов; это серьезный бизнес и сильная бизнес-модель. Наша цель – достичь ежегодных продаж в 30–50 млн калькуляторов.

– Nikkei отмечает, что часовой бизнес теперь дает Casio Computer 90% прибыли по сравнению с 20% десятилетие назад. Вас такая пропорция устраивает?

– Часовой бизнес дает нам 50% оборота и, правильно, 90% прибыли. Это потому, что некоторые наши бизнес-направления убыточны.

10 лет назад у нас были рекордные обороты и прибыль: оборот часового бизнеса составлял 90 млрд иен – 1/6 или 1/7 выручки всей компании. Потому что 10 лет назад у нас был очень сильный бизнес в сегменте цифровых фотоаппаратов и мобильных телефонов.

Что умеют новые поколения смарт-часов

Сейчас годовые продажи Casio Computer – около 300 млрд иен, мы хотим увеличить их до 500 млрд так быстро, как только возможно. Теперь часовой бизнес дает нам 50% оборота, это один из самых сильных наших бизнесов. Так что, отвечая на ваш вопрос: мы довольны тем, что у нас такой успешный часовой бизнес, мы собираемся и дальше развивать его, но недовольны пропорцией и хотим увеличивать другие наши бизнесы тоже.

– У Casio без преувеличения огромный модельный ряд часов под разными брендами: от эксклюзивных версий G-Shock до самых дешевых электронных. Зачем вам столько марок? Ведь очень дорого и сложно обеспечивать их маркетинг.

– (Смеется.) Я согласен с вами! У нас действительно большой модельный ряд. До того как я стал президентом Casio Computer, я не имел отношения к часовому бизнесу компании. Я верю, что наша маркетинговая активность должна фокусироваться на G-Shock. При этом я вижу три категории: G-Shock, аналоговые часы средней ценовой категории – Edifice и Oceanus – и дешевые (винтажные) часы до $100.

G-Shock мы продвигаем через G-Factory – глобальную сеть приблизительно из 1300 специализированных магазинов, где продаются эти часы. Вместо того чтобы инвестировать в каждый бренд по отдельности, нам нужно использовать маркетинговую силу G-Shock, чтобы продвигать часы среднего ценового сегмента, объясняя, что они сделаны той же компанией Casio, которая придумала G-Shock. В часах среднего ценового сегмента мы можем использовать те же технологии, что и в G-Shock; у нас есть уникальная технология Digital Time Setting, которая позволяет автоматически устанавливать на часах местное время в любой части света, где вы окажетесь. Уже 10 лет мы совершенствуем оригинальный механизм для аналоговых часов с электронными технологиями, который в результате имеет уровень, недостижимый для обычных аналоговых часов.

Кадзухиро Касио
президент Casio Computer
  • Родился в 1966 г. в Токио
  • 1991
    начал карьеру в Casio
  • 2001
    основал и возглавил корпоративное рекламное агентство C.C. Brains
  • 2005
    стал вице-президентом Casio America Inc.
  • 2011
    исполнительный директор, член совета директоров Casio Computer Co.
  • 2014
    стал старшим директором Casio Computer Co.
  • 2015
    занял посты президента и главного операционного директора Casio Computer Co.

– G-Shock отмечают 35-летие. Юбилей и юбилейные модели помогают вам нарастить продажи?

– Юбилейные модели – эксклюзивные и создавались не для того, чтобы увеличить валовые продажи. Тем не менее юбилейные модели способствуют общему росту продаж: например, продажи наших регулярных коллекций выросли на 5–20% по сравнению с предыдущим годом. В этом году мы продолжим празднование и выпустим больше юбилейных моделей, чем обычно.

– Появившаяся в США 34 года назад телевизионная реклама демонстрировала игрока в хоккей, который вместо шайбы использовал часы G-Shock, – и часы продолжали идти даже после удара клюшкой. Та реклама сделала G-Shock популярными в США, а затем эта популярность стала глобальной. Вы помните подробности – как та реклама создавалась?

– Я в те годы еще был студентом, поэтому не могу сказать, что был очевидцем. Но мой отец, который тогда был президентом компании, рассказывал, что идею рекламы придумал он. Реклама действительно привлекла к G-Shock серьезное внимание. Журналисты одной новостной программы в США решили проверить, действительно ли в той рекламе использовались настоящие часы, и вновь сыграли G-Shock в хоккей. Часы не сломались. Потом эти часы закупила американская армия. Так началась слава G-Shock, которая из США пришла в Японию, а потом и в другие страны.

– Часы G-Shock настолько надежные и прочные, что могут служить своим владельцам десятилетиями – не нужно покупать новые. Это создает проблемы для сбыта?

– Нет, проблем это не создает. Напротив, то, что G-Shock такие надежные, создает дополнительную добавленную стоимость для покупателей, они могут заниматься активными видами спорта – серфингом, сноубордом... То есть мы предлагаем надежный и стильный продукт. Фанаты и коллекционеры G-Shock хранят свои старые часы и покупают новые модели – особенно юбилейные.

– Вы знаете, сколько часов у самого крупного коллекционера G-Shock?

– В Японии есть коллекционер, у которого около 2000 часов G-Shock.

– Что вы ждете от новой модели G-Shock с солнечной батареей – GPR-B1000?

– GPR-B1000 – это флагманская модель этого года. У этих часов два источника энергии: одна батарея заряжается от солнечной энергии, вторая – обычная, но с бесконтактной подзарядкой. Кроме того, GPR-B1000 оборудованы модулем GPS. Обычно GPS используется для корректировки показаний времени, но в этой модели GPS также позволяет создавать записи пройденных маршрутов. Как видите, это довольно крупные часы [60,3 × 57,7 × 20,2 мм]. Чтобы обеспечить более высокие продажи, мы должны сделать их меньше и легче.

– А когда появятся в продаже G-Shock Sapphire Crystal? И почему вы вообще решили выпустить часы в сапфировом корпусе? Как можно догадаться, это будут очень дорогие для Casio часы.

– У нас нет конкретной даты, когда G-Shock Sapphire Crystal должны появиться на рынке. Создавая прочные и надежные G-Shock, мы преодолели немало вызовов. Сапфировый корпус – еще один вызов. Для того чтобы G-Shock Sapphire Crystal появились на рынке, нам предстоит решить еще немало технических проблем. А вот G-Shock в корпусе из золота на рынок точно выйдут.

– А кто покупатели часов Casio с цифровым дисплеем, зачем вы продолжаете их выпускать?

– Есть две категории таких часов Casio.

Во-первых, мы продолжаем выпускать G-Shock, корпус которых как у первой модели G-Shock DW-5000С. Честно говоря, это одна из моих любимых моделей G-Shock.

Во-вторых, это винтажные часы ценой до $100. Мы производим большое количество таких часов – даже в мировом масштабе. Да, они недорогие, но тоже высококачественные. Несколько лет назад в Англии человек нашел в своем саду электронные часы Casio, которые он потерял за 20 лет до этого. Мы даем семилетнюю гарантию на батарейки в наших часах, а эти часы по-прежнему показывали время, проведя 20 лет на улице.

– Где Casio собирает свои часы? На собственных фабриках или это контрактное производство?

– Все часы высшего ценового сегмента, включая G-Shock, собираются на нашей фабрике в префектуре Ямагата. Плюс у нас есть собственные фабрики в Китае и Таиланде. Заказы на других фабриках мы тоже размещаем.

– Casio выпустила две модели смарт-часов серии WSD-F. Появятся ли в ней новые модели?

– Как я уже сказал в начале интервью, мы собираемся развивать наш часовой бизнес. Но рынок повседневных часов уменьшается. Поэтому помимо повседневных часов мы приняли решение сконцентрироваться на тех сегментах, где у Casio есть конкурентные преимущества. Таковых сегментов два: смарт-часы и часы для профессиональных измерений. Часы для измерений – это наша линейка ProTrek (включает модели для занятий альпинизмом, пешим туризмом и проч. – «Ведомости»). Смарт-часы – это модели WSD-F10, WSD-F20 (была запущена в апреле 2017 г.) и модель WSD-F30, которая появится на рынке осенью этого года. Мы рассматриваем их как новые категории и полагаем, что у нас есть в них отличные возможности для роста, поэтому планируем серьезную экспансию.

– Casio также производит наручные сканеры для складских работников. Не думаете ли вы, что со временем на смену этим сканерам смогут прийти смарт-часы Casio?

– До того, как я стал президентом компании, я возглавлял подразделения потребительских товаров и развития бизнеса. В моей ответственности была также разработка смарт-часов. Я верю, что у них есть очень широкий диапазон использования. Мы не хотим, чтобы смарт-часы Casio предлагали покупателям только обычные функции, которые можно найти и в смарт-часах других производителей, но также и уникальные. Смарт-часы в линейке ProTrek предназначены для любителей активного отдыха на природе и предлагают уникальные приложения, которые способны работать, даже если у смартфона нет подключения к сети. Но со смарт-часами мы еще только в начале пути.

Что касается наручных сканеров, то спасибо за этот вопрос – немногие знают, что у нас есть еще и такой бизнес. А для нас это серьезный бизнес, у нас большая доля в глобальном масштабе. Мы думаем, что следующее поколение беспроводных наручных устройств может быть использовано в том числе и как наручные сканеры. Повторюсь, мы возлагаем большие надежды на смарт-часы. Но важно, что и [корпоративные] клиенты выказывают к ним очень большой интерес.

– Рынок компактных цифровых камер почти умер, но Casio продолжает их выпускать. И небезуспешно: ваша новая круглая камера для селфи серии TR в прошлом году отлично зашла на рынок Гонконга, Тайваня и Сингапура. Что вы думаете, Casio следует оставаться в этом бизнесе?

– Глобальный рынок компактных цифровых камер сжимается: 10 лет назад он составлял 100 млн штук в год, теперь – 10 млн. Я не думаю, что на рынке такого размера любая компания, производящая только компактные цифровые камеры, может получать прибыль. Успех может быть только у камер с уникальными характеристиками – таких как TR M11, у нее был большой успех. Но качество камер в смартфонах продолжает улучшаться, так что даже у нее в конечном счете появились проблемы. Я думаю, нам будет сложно выжить на рынке цифровых камер. Тем не менее мы продолжим предлагать устройства с уникальными характеристиками – такими, как технология обработки изображений Casio.

– Как развивается бизнес Casio в России?

– Со второго полугодия 2014 г. для бизнеса Casio в России наступили тяжелые времена. Но теперь бизнес стабилизировался, и мы возобновляем экспансию. На рынках музыкальных инструментов и часов у нас большая доля в России, и мы собираемся упрочить наши позиции.

– Бизнес в России приносит Casio прибыль?

– Да.

– Цифровизация меняет бизнес-модели. Как это происходит в вашей компании?

– Цифровизация радикально меняет коммуникации и дистрибуцию. Мы уже оценили достоинства социальных сетей для коммуникации, развиваем онлайн-продажи. В Facebook у нас самое большое количество поклонников среди производителей повседневных часов – больше, чем у Rolex. Но еще важнее, что цифровые технологии позволяют нам быть максимально близко к конечным покупателям, а кто окажется ближе, тот и выиграет конкуренцию.

В прошлом году мы достигли отметки в 100 млн поставленных часов G-Shock [с начала производства]. В 2017 г. мы поставили 9 млн G-Shock, в 2016 г. – 8,5 млн. Мы верим, что мы создаем G-Shock и другие наши продукты совместно с нашими фанатами, и это значит, что все продукты найдут своих покупателей. Поэтому, развивая цифровые технологии, мы должны держать в голове, как мы будем взаимодействовать с нашими покупателями. Не просто социальные сети и онлайн-продажи, но диалог с нашими потребителями, чтобы предлагать им то, что им действительно нужно.

Базель

Читать ещё
Preloader more