Статья опубликована в № 4216 от 02.12.2016 под заголовком: Владимир Путин стал скромнее

Путин поручил обогнать мировую экономику

К маю правительство должно придумать, как вывести страну из стагнации
  • Александра Прокопенко,
  • Маргарита Папченкова
  • / Ведомости

Интересы развития России требуют ежегодного роста ВВП минимум на 5–6% в ближайшее десятилетие, говорил президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию в 2012 г. На следующий год экономика резко замедлилась, а затем ушла в минус. В послании 2016 г. запросы Путина стали скромнее: на рубеже 2019–2020 гг. выйти на темпы выше среднемировых. Для этого он поручил правительству не позднее мая будущего года разработать «предметный план действий» до 2025 г.

Российская экономика начала отставать по темпам роста от мировой после кризиса, затем они сравнялись в 2011 и 2012 гг., после чего Россия резко замедлилась и снова оказалась позади (см. график). По прогнозу МВФ, мировая экономика в следующие три года ускорится до 3,7%. Минэкономразвития ждет в следующем году роста всего на 0,6%, а к рубежу десятилетия, о котором говорил Путин, темпы едва превысят 2%. Базовые варианты долгосрочных прогнозов Минэкономразвития и Минфина сулят 20 лет стагнации: без реформ и дорогой нефти рост в среднем на 1,5% в год.

Надо определить, какой вклад в рост внесут улучшение делового климата, запуск крупных инвестпроектов, наращивание несырьевого экспорта, поддержка малого и среднего бизнеса, другие меры, какова будет роль регионов и отдельных отраслей, перечислил президент. Среди инструментов – точечное снижение налоговой нагрузки, реформа контрольно-надзорных органов, улучшение инвестиционного климата, введение профессиональных стандартов, говорит чиновник: за полгода будет готов весь этот пакет, отвечать за него будет Минэкономразвития. Все понимают, что нужны структурные реформы, но никто не знает, какие именно, указывает его коллега. Одно дело – предлагать реформы, другое – воплощать их, резюмирует высокопоставленный чиновник.

Рост должен базироваться на частных инвестициях, считает министр финансов Антон Силуанов: «А для этого мы должны создать для бизнеса стабильные макроэкономические условия, низкую инфляцию, низкие ставки». Рост инвестиций в Минфине в ближайшую трехлетку оценивают в 1,8%, следует из проекта бюджета. Основная мера бюджетной консолидации в предстоящие три года – замораживание расходов в номинальном выражении, что означает их сокращение в реальном. Отрицательный вклад замораживания в рост экономики оценивала примерно в 0,5% главный экономист Сбербанка Юлия Цепляева.

Разработать план правительству должны помочь деловые объединения, поручил президент. Свое видение реформ до 2024 г. весной должен представить Центр стратегических разработок Алексея Кудрина. Он будет интегрирован в план правительства, знает федеральный чиновник. Принимаемых мер не хватает для подъема российской экономики, говорит президент ЦСР Павел Кадочников: в послании отмечено, что главной целью политики является умножение человеческого капитала, в том числе через укрепление систем здравоохранения и образования, воспитание культуры исследовательской, инженерной работы, раскрытие талантов. Это и есть задачи ближайших лет, резюмирует он.

По прогнозу ЦСР до 2035 г. (в его основе – целевой вариант прогноза Минэкономразвития), экономика начинает разгоняться в следующие два года и ускоряется в начале следующего десятилетия до 4%. За 20 лет к 2035 г. экономика удваивается. Драйвер – инвестиции, их рост все следующее десятилетие превышает 6% в год. Обрабатывающие секторы растут в 2–4 раза быстрее сырьевых. К 2035 г. доля несырьевых товаров достигает почти двух третей экспорта.

Рост обнаружен

С 2012 г. почти в 3 раза в стоимостном выражении вырос экспорт рентгеновской аппаратуры, почти в 70 раз – турбогенераторов, в 5 раз – полиэфирных волокон, почти в 4 раза – искусственных суставов, следует из данных исследовательского центра «Международная торговля и интеграция». В I квартале 2016 г. по сравнению с январем – мартом 2015 г. в 29 раз в стоимостном выражении вырос экспорт антенных усилителей, в 111 раз – экспорт шин для легковых автомобилей, на 32% в количественном – светоизлучающих диодов, в 404 раза – свечей зажигания, на 30% вырос экспорт спортивного инвентаря.

На рост несырьевого экспорта делают ставку в правительстве, говорит чиновник финансово-экономического блока. Поддержка экспорта – один из приоритетных проектов, отобранных правительством, среди целей – рост несырьевого экспорта минимум на 7% в год, количества экспортеров – на 10% ежегодно, указывает чиновник. Среди действующих экспортеров – ставка на автомобилестроение, авиастроение, железнодорожное и сельскохозяйственное машиностроение: их экспорт должен удвоиться к 2018 г. «Чем государство может помочь? Различные соглашения о преференциальной торговле между странами для снижения таможенных издержек, информационные продукты – комплексный анализ зарубежных рынков, маркетинг и проч.», – перечисляет чиновник, через электронную торговлю можно выводить на внешние рынки малый и средний бизнес. «Дешевые деньги» будут раздавать через Российский экспортный центр – на это уже выделено 16,5 млрд руб. Чиновники рассчитывают на рост экспорта услуг на 20–25% к 2018 г. (сейчас сальдо по ним отрицательное).

Слабый рубль создал конкурентные преимущества для российских компаний, отмечали ранее аналитики ЦБ, но этого недостаточно «для расширения номенклатуры российского экспорта и преобразования экспортной структуры страны». Так, среди более чем 1200 товаров, экспортированных Россией в последние годы, сравнительными преимуществами обладали только 117. Большинство из них относится к сырьевым и промежуточным – 97% стоимости экспорта. По другим товарам Россия сравнительными преимуществами (с точки зрения сложившегося международного распределения труда) не обладала, писали в ЦБ.

Выполнить поручение президента может помочь замедление мировой экономики, тогда наша не будет выглядеть такой унылой на общем фоне, ироничен чиновник финансово-экономического блока.

«Президент, конечно, вправе требовать достижения таких темпов роста от своего правительства, но пока таких возможностей я не вижу», – говорит научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин. Для этого нужны определенные политические шаги, на которые президент пока не готов, объясняет он: «Это конкуренция, не только экономическая, но и политическая, повышение роли права, верховенство закона, когда его исполнение важнее любого указания начальства. Надо прекратить практику, когда сигнал из Кремля определяет, какие законы будут приняты». Все остальные реформы – местного самоуправления, пенсионной системы и приватизация – уже следующие шаги, считает Ясин.