Статья опубликована в № 4275 от 07.03.2017 под заголовком: С госкомпаниями лучше не связываться

Госкомпании против единого стандарта выплат топ-менеджерам

Разработанная чиновниками методика серьезно ограничивает их возможности

Связать вознаграждения топ-менеджмента госкомпаний с ключевыми показателями эффективности (КПЭ) их работы распорядился премьер-министр Дмитрий Медведев, и прошлым летом министерства получили поручения готовить единую методику. Финальную версию документа в правительство вносило Минэкономразвития, но, поскольку он сильно бы ограничил возможности госкомпаний платить своему руководству, есть риск, что от методики вовсе откажутся, рассказывают эксперт и два чиновника, участвующих в обсуждениях.

Согласование методики шло непросто. Эксперты открытого правительства предлагали двухзвенную модель: фиксированный годовой оклад (менее 50% вознаграждения) и переменная часть, зависящая от КПЭ (более 50%; не достиг КПЭ – ее не будет). Росимущество и Минэкономразвития предложили добавить третью – также фиксированную – часть (33%, но не более 12 годовых окладов). Если переменная часть – это премия, привязанный к КПЭ (не выполнили КПЭ, не будет бонуса) элемент мотивации, то размер третьего компонента к КПЭ жестко не привязан (их исполнение лишь учитывается), сказано в справке открытого правительства (с ней ознакомились «Ведомости»). Идея такая, объясняет эксперт, участвующий в обсуждениях: может быть убыточной компания и плохой конъюнктура, тогда КПЭ не выполняются и менеджеры вынуждены жить на одну зарплату. Нужно как-то их поощрять, уверен он, иначе хорошие специалисты разбегутся, особенно из отраслей с длинным инвестиционным циклом.

Победила – в общих чертах – позиция экспертов, говорит чиновник, подготовлены директивы госкомпаниям с методикой расчета, внесены первому вице-премьеру Игорю Шувалову, но их вернули с формулировкой «доработать».

А что доработать – не сказали, никаких сроков не поставили, рассказывает другой федеральный чиновник, да ничего и не нужно дорабатывать. В пятницу будет совещание у Шувалова, на котором будут решать, дорабатывать документ или забыть эту историю, рассказывает чиновник Белого дома. Эту информацию подтверждают и три других участника обсуждения.

Реальная версия такая – похоже, идею решили вовсе похоронить, говорит участник обсуждений: «Это результат хождения в правительство крупных госкомпаний, которые не хотят, чтобы им хоть как-то связывали руки». Бонус в зарплате, не привязанный к КПЭ, сейчас есть у многих, после принятия методики этот бонус они могли бы выплатить, только согласовав его в Росимуществе и профильном ведомстве, объясняет он.

Представители Шувалова, Росимущества и Минэкономразвития отказались от комментариев. Идею похоронили на 70%, надеется один из чиновников: позиция министра открытого правительства Михаила Абызова – единый стандарт нужен, и без размытых трактовок.

В большинстве госкомпаний игнорировали запрос «Ведомостей» о порядке вознаграждения. В «Транснефти» все премии привязаны к КПЭ, утверждает ее представитель. В ВТБ действует трехзвенная модель – есть участие в прибыли банка при условии выполнения плана, говорит его представитель.

Секретные вознаграждения

Несколько лет назад вышел указ президента о раскрытии вознаграждения топ-менеджерами госкорпорации, через год премьер-министр уточнил, что на госкомпании это требование не распространяется, так как эти компании работают на рынке и информация о вознаграждении – коммерческая. Летом прошлого года ЦБ разработал единый механизм раскрытия вознаграждения. Эксперты предлагали полное раскрытие по каждому топ-менеджеру, но ЦБ увидел в этом социальные риски и предложил раскрывать только общую сумму вознаграждения отдельных органов управления.

Добиться раскрытия вознаграждения каждого топ-менеджера госкомпании так и не удалось – только общей суммы (см. врез). Из восьми крупнейших госкомпаний общий размер вознаграждений правлению за последние четыре года планомерно рос только у «Роснефти» (см. таблицу). В «Стандарте о выплатах и компенсациях топ-менеджерам» сказано, что за участие в правлении топ-менеджерам доплачивают 5% оклада, надбавки полагаются много за что, в частности за госнаграды. Недавно стало известно, что президент наградил орденами и медалями менеджеров «Роснефти», предположительно – за приватизацию 19,5%.

В «Газпроме» в 2016 г. впервые за много лет вознаграждения решили снизить на 9,4%. Бонусный фонд «Газпрома» и его «дочек» зависит от общекорпоративных КПЭ, говорится в годовом отчете «Газпрома». Компенсация топ-менеджменту ВТБ состоит из трех частей – оклад, годовая премия, привязанная к выполнению общих и индивидуальных КПЭ, а также участие в прибыли (при условии выполнения плана по ней), отмечает представитель госбанка. Если выполнены все КПЭ и достигнута цель по прибыли, то переменная часть составит более 2/3 от годового вознаграждения, рассказывает он.

Обычно в госкомпаниях есть краткосрочная премия, долгосрочная, бонусы же выплачиваются по случаю, рассказывает директор PwC Юрий Левичев, а не за конкретные КПЭ. В бонусах же у госкомпании большее пространство для выбора, продолжает Левичев, но без полного волюнтаризма: к примеру, если подвели подрядчики, это не внешний фактор, так как выбор подрядчиков находится в сфере компетенции менеджмента.

Бонусы за какие-то важные проекты – распространенная практика, это не страшно, считает Александр Шевчук из Ассоциации профессиональных инвесторов, главное – чтобы они утверждались еще до начала выполнения проекта, а не задним числом («Молодцы, сделали еще проект, вот вам вознаграждение»). Гораздо важнее сейчас – изменить сроки премирования, советует Шевчук: «Во всем мире идет смещение в сторону долгосрочных премий, а в госкомпаниях любят годовые премии и даже изобрели ноу-хау – премии квартальные. Естественно, за такой короткий период можно подстроить разово показатели в ущерб развитию компании». При долгосрочных премиях будет также решен вопрос, правильно ли привязывать КПЭ к показателю TSR (рост капитализации и дивидендной доходности), поясняет эксперт: «Для года этот показатель не работает, а вот на горизонте трех лет динамика уже понятна».

На сегодня система мотивации топ-менеджеров в госкомпаниях непрозрачна и инвесторы никогда не могут определить конкретное вознаграждение топ-менеджера и его взаимосвязь с КПЭ, сетует партнер UCP Михаил Трофимов. Внедрение прозрачного механизма существенно повысит инвестиционную привлекательность российского фондового рынка в целом, уверен он. Трофимов считает, что модель должна быть двухзвенной, а большую часть бонуса надо оформить в виде опционной программы.

В подготовке статьи участвовали Галина Старинская, Виталий Петлевой, Филипп Стеркин

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)