Голикова назвала негативные последствия налогового маневра Силуанова

Предложенный Минфином налоговый маневр недостаточно просчитан и может спровоцировать массу негативных последствий, в том числе рост зависимости федерального бюджета от дефицита пенсионной системы, ускорение инфляции, сопровождающееся ужесточением политики ЦБ и ростом расходов казны для поддержания доходов населения, считает председатель Счетной палаты Татьяна Голикова. Она сказала это Reuters. Министр финансoв Антoн Силуанoв раскритикoвал в кoнце февраля налоговый маневр министра экoнoмическoгo развития Максима Орешкина: снизить ставку страхoвых взнoсoв до 21% и одновременно повысить НДС до 21%. По мнению Силуанова, это может привести к серьезному падению доходов бюджета. Все налоговые новации должны соответствовать трем критериям: не приводить к изменению нагрузки на бизнес, стимулировать рост собираемости налогов, способствовать упрощению их администрирования. Этому соответствует предложение самого Силуанова – повысить НДС до 22% и снизить ставку взноса до 22%. Из-за снижения общей ставки Минфин также предлагает ее унифицировать и отказаться от так называемого хвоста – зарплаты свыше определенного размера облагаются взносами по ставке 15,1%. Это даст около 180 млрд руб., посчитал Минфин.

Голикова сказала, что пока не видит подтверждений тезиса о росте теневого сектора, которым Минфин аргументирует необходимость налогового маневра. По словам Силуанова, если налоги не трогать, то последствия будут хуже из-за роста доли теневого сектора. Она также сомневается, что снижение страховых взносов заставит бизнес выходить из тени: «Когда снизили взносы до 30%, кто-то обелился что ли?»

«Министерство финансов сказало А, но не сказало Б... Нельзя рассматривать это предложение как обособленное от всего остального. Его надо инкорпорировать во всю систему в контексте прогноза и последствий», – заявила она Reuters.

По оценке Голиковой, «21/21» – это странное предложение, не менее странное предложение и «22/22». «С одной стороны, оно логичное в плане того, что в данном случае упор делается на косвенное налогообложение. С другой стороны, это очень сложные системы... Нужно смотреть в целом, кто выиграет, а кто проиграет», – предупредила чиновница. Она отметила, что неясно, что будет дальше. «Мы хотим, получив дополнительные доходы и направив их в качестве трансферта в Пенсионный фонд, по сути, размыть бюджет Пенсионного фонда? При такой системе он уже не нужен», – рассуждает она.

«Мы что, концептуально отказываемся от системы страхования или нет? Как-то очень странно выглядит такая высокая зависимость от федерального бюджета. А когда такая высокая зависимость от федерального бюджета, это означает только одно: в связи с ограниченностью финансовых ресурсов и необходимостью поддержания других приоритетов в федеральном бюджете всегда будет дискуссия между Пенсионным фондом, Минтрудом и Минфином по поводу того, а как индексировать обязательства в Пенсионном фонде», – цитирует Reuters.

Счетная палата подсчитала, что снижение страховых взносов приведет к потерям доходов в размере 1,48 трлн руб., а дополнительные поступления от повышения НДС составят 1,27 трлн руб.

Голикова напомнила, что среди приоритетных вопросов остается медицинское страхование неработающего населения, расходы регионов на которое выросли за последние пять лет в два с лишним раза и вытесняют другие расходы. «Возникает парадоксальная ситуация. С одной стороны, доходная и расходная часть бюджетов регионов сформирована из налогов, и потом с этих налогов еще раз берется страховой взнос за неработающее население. Мы просто ставим под удар субъекты», – отметила она.

Председатель СП предложила дождаться данных налоговой службы, которой с этого года были переданы полномочия от ПФР по сбору страховых взносов с целью улучшить их собираемость, и на основе этого уже делать расчеты. Она также напомнила, что население «на любого рода такие высказывания реагирует очень просто: это значит, что опять повысятся цены». «Мы с бедностью еще не поборолись, а нам предлагают уже дополнительно за это заплатить, – отметила она. – Это существенный фактор, который влияет на социальную политику... Нужно понимать, какие дополнительные расходы потребуются, чтобы еще больше не уронить уровень жизни людей».