Статья опубликована в № 4211 от 25.11.2016 под заголовком: От редакции: Отдельные случаи

Отдельные случаи коррупции

Россияне не видят за коррупционными скандалами системной борьбы
  • Мария Железнова

Ставшие регулярными коррупционные разоблачения крупных чиновников никак не складываются в головах россиян в картину системной борьбы с коррупцией в госаппарате. Это подтверждает и случай экс-министра экономики Алексея Улюкаева, которому 10 дней назад было предъявлено обвинение в вымогательстве и получении взятки в $2 млн.

По данным опроса «Левада-центра», несмотря на довольно высокий уровень осведомленности (каждый третий внимательно следит за развитием событий, почти половина что-то слышали), единого мнения о смысле происходящего у россиян нет. Только 36% полагают, что это знак «начала серьезной борьбы с коррупцией в госаппарате», 30% думают, что это отголосок борьбы за передел сфер влияния между чиновниками, 21% видит в деле признаки наступления силовиков на экономический блок правительства. Телевидение на этот раз не предложило очевидной трактовки дела и даже не продемонстрировало красивой картинки задержания. Президент и премьер ограничились дежурными словами о том, что неприкасаемых нет. В этом есть своя логика, рассуждает замдиректора «Левады» Алексей Гражданкин: в отличие от прежних громких коррупционных дел сейчас в центре внимания оказался человек, действительно близкий руководству страны, поспешные обвинения породили бы вопросы о близорукости власти. И без того 47% полагают, что дело против Улюкаева бросает тень лично на Дмитрия Медведева, а 38% – на Владимира Путина. Это большая группа, отмечает Гражданкин, она больше чем в два раза превышает долю тех, кто не одобряет деятельности президента.

Дело Улюкаева отличается от прежних коррупционных историй – дел Сердюкова, Захарченко, расследования ФБК «Чайка» – тем, что на этот раз необычно много россиян видят в нем отдельный, единичный случай коррупции: 27% (по делу Сердюкова, например, 12%). Доля россиян с таким мнением имеет тенденцию к росту, а доля тех, кто видит тут тотальную коррумпированность власти, сокращается (сейчас 64%, во время дела Сердюкова – 80%).

В восприятии абсолютного большинства власть по-прежнему системно коррумпирована, сказывается опыт 1990-х, отмечает Гражданкин. Возможно, причина нынешнего тренда – в необходимости обдумать конкретное дело против конкретного министра. В России не хотят открыто говорить о коррупции, когда речь идет об уровне президента, премьера и министров, отмечает вице-президент Transparency International Елена Панфилова, об этом свидетельствуют данные свежего «Барометра мировой коррупции».