Статья опубликована в № 4207 от 21.11.2016 под заголовком: Пятнадцать лет спустя

Гражданскому обществу так и не удалось ужиться с властью

Участники Общероссийского гражданского форума подвели итоги 15 путинских лет

На прошедшем в субботу Общероссийском гражданском форуме, одним из организаторов которого выступает Комитет гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина, эксперты обсудили, что стало с гражданским обществом с момента проведения первого такого форума (см. врез). В закрытой дискуссии помимо Кудрина приняли участие руководитель администрации президента в 1999–2003 гг. Александр Волошин и председатель Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов, среди слушателей были начальник управления президента по общественным проектам Павел Зенькович, советник президента Александра Левицкая, предприниматель Дмитрий Зимин, ректор РАНХиГС Владимир Мау. По словам организаторов, планировалось участие первого замруководителя администрации президента Сергея Кириенко, но он не пришел. По словам Зеньковича, приезд Кириенко не планировался.

В 2001 г. была идея дать гражданскому обществу сигнал поддержки от президента, напомнил Волошин: «Многие наши оппоненты говорили, что Кремль пытается поставить гражданское общество под контроль, но такой цели не было». Была попытка создать для государства социального партнера, который мог бы влиять на аппарат власти, добавил политолог Глеб Павловский (в 2001 г. – советник Волошина): «В подготовительных записках к форуму я писал, что вертикаль власти себя исчерпала и пора вводить в игру новую силу. Сейчас видно, что мы лишь оснастили власть добавочной аппаратурой и не предусмотрели в ней блока сдерживания. Общественная палата превратилась в позорный институт мнимого представительства, но изначально такой идеи не было».

«Любое государство в глубине своей государственной души солидарно с Гегелем в том, что гражданское общество должно находиться в партнерско-подчиненном состоянии», – попытался объяснить логику власти Волошин. Поскольку сильное и возбужденное гражданское общество на фоне слабых госинститутов приводит к революциям, между ними необходимы партнерские отношения, уверен он: «Я не считаю, что гражданское общество растет, когда Владимир Путин поливает его из лейки. Оно рождается через страдания». «Если поливать виноград серной кислотой, однажды он может стать к ней устойчивым – и тогда та революция, которой мы так боимся, из абстрактной угрозы может стать реальностью», – возразил культуролог Александр Архангельский.

История форума

В 2001 г. прошел первый Гражданский форум, на котором представители государства заявили о необходимости диалога власти и общества. Нынешний ОГФ, по мнению Алексея Кудрина, является своего рода преемником того форума.

Несколько экспертов обратили внимание на раздробленность нынешнего гражданского общества. Оно расколото на открытое, закрытое и огосударствленное, считает председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев: «В нашей среде, например, не принято считать националистические выступления частью гражданского общества. А наши оппоненты считают, что ничего хорошего нельзя сделать на иностранные деньги». Такие организации, как Национально-освободительное движение (НОД) и «Ночные волки», тоже оказались частью гражданского общества, отметил член «Мемориала» Александр Даниэль: «И они движутся к легализму: например, НОД еще недавно закидывало нас зеленкой, а теперь забрасывает правоохранительные органы доносами на нас. Про них говорят, что они инспирированы властью и находятся с ней во взаимодействии. Но разве 15 лет назад мы сами не призывали к активному сотрудничеству с государством?» По мнению Даниэля, сейчас Россия находится в предтоталитарном периоде развития – вроде февраля – октября 1917 г. в России или 1919–1922 гг. в Италии.

Рецепты нормального функционирования гражданского общества просты, но вряд ли реализуемы, считает член КГИ Евгений Гонтмахер: «Нужно просто дать возможность свободы. Но для этого наверху нужно политическое усилие». Консерваторы во власти совершают те же системные ошибки, что и либералы в 1990-х, добавил Архангельский: «Закон о защите чувств верующих через шаг обратится против самих верующих». «Статья 282 УК об экстремизме была разработана для защиты либеральных ценностей – и посмотрите, в какого монстра она превратилась», – привел другой пример Даниэль.

Кажется, за уходящее десятилетие было сделано несколько ошибок, резюмировал декан экономфака МГУ Александр Аузан: «Первое: попытка создания представительских органов на поле гражданского общества. Второе: сужение проблематики этого общества до проблематики НКО. Третье: регулирование организаций как способ сдерживания – а все 10 лет было желание избежать революций и потрясений – дало обратный результат». Надо задать цель – инвестиции в будущее, считает Аузан: «Необходимо предложить голосование налоговым рублем в обмен на участие в принятии решений, на право влиять на этот процесс – это может стать основой нового социального контракта».