Статья опубликована в № 2933 от 07.09.2011 под заголовком: «Нельзя было позволить им умереть», - Ким Гран, президент компании Nokian Tyres

Ким Гран: «Один из факторов успеха компании – местная российская команда»

Ким Гран – о новой стратегии Nokian Tyres, уроках кризиса, коррупции в России и особенностях работы в нашей стране
Е.Кузьмина
1978

менеджер по продажам в Gran-Transport

1987

директор по маркетингу Printal Oy

1988

управляющий заводом Cebal-Printal в Великобритании

1992

управляющий директор компании Pechiney Cebal

1995

вице-президент Nokian Tyres, с 2000 г. – президент этой компании

От бумаги к резине

«Бабушка» нынешней Nokian Tyres – основанная в 1898 г. в Нокиа компания Finnish Rubber Works – в 1922 г. купила другую компанию из этого же города: Nokia. Тогда она занималась деревообработкой и производством бумаги. В 1967 г. Finnish Rubber Works, Nokia и Finnish Cable Works объединились в единую компанию, имя которой сейчас известно всем – Nokia. В начале 80-х гг. у конгломерата появилось новое направление – разработка и выпуск электронного оборудования и бытовой техники, и к 1987 г. Nokia стала третьим по объемам производителем телевизоров в Европе. Кризис конца 80-х гг. заставил Nokia избавиться от части бизнесов, сосредоточившись уже на новом направлении – разработке мобильных телефонов. Первый аппарат стандарта GSM был выпущен компанией на рынок в 1992 г. А шинное производство было выделено в отдельную компанию – Nokian Renkaat и продано через биржу. Сейчас Nokian Tyres имеет отношение к Nokia только созвучным названием – по имени финского города, откуда начинался их бизнес.

«Доступное жилье» от Nokian Tyres

Nokian Tyres построила жилье для сотрудников российского завода. По данным компании, себестоимость строительства квадратного метра составила чуть более 40 000 руб. Как рассказал Ким Гран, на этот проект их вдохновил Владимир Путин: «Цель строительства – сохранение персонала. Найти хороших людей и обучить их – трудоемкий процесс. И мы хотим, конечно, удержать наших сотрудников надолго. Расскажу вам историю. В 2005 г. я прочитал в одной из газет интервью тогдашнего президента России Владимира Путина. В нем он говорил, что перед страной стоит несколько больших проблем, в том числе создание доступного жилья для людей. Буквально на следующий день у нас было совещание руководства компании, и мы стали обсуждать, что мы можем сделать, чтобы решить эту проблему. И поняли, что можем осуществить жилищную программу. Сразу решили, что компания не собирается ее дотировать, но и зарабатывать тоже не будет. То есть сотрудники должны получать квартиры по себестоимости. На эту программу – от разработки деталей до завершения строительства – ушло около двух лет. Не все, что мы хотели сделать, удалось, но тем не менее четыре дома на 167 квартир было построено. Они уже все проданы сотрудникам, и сейчас руководство компании решило, что надо построить еще три дома на 170 квартир. Вторая очередь завершится к концу следующего года. Nokian Tyres – социальная компания. Я отмечу, что почти все 4000 человек, работающих на компанию в разных частях мира, вне зависимости от должности имеют опцион на покупку ее акций по очень низкой цене. Это касается и всех российских сотрудников. Уникальный опыт для компании, торгующейся на бирже, согласитесь. Точного размера доли, которая принадлежит трудовому коллективу, я не знаю. Но это, конечно, очень небольшая доля».

Nokian Tyres

Производитель шин. Финансовые показатели (шесть месяцев 2011 г.): выручка – 628 млн евро, чистая прибыль – 136,6 млн евро. Крупнейшие акционеры: Varma Mutual Pension Insurance Company (7,4%), Ilmarinen Mutual Pension Insurance Company (3,9%), Fidelity Management & Research (3,12%), Blackrock Group (3,09%). Капитализация – 2,9 млрд евро.

Галоши от Nokian

«Nokian поставляла в Петербург свою первую продукцию – галоши – еще в 1898 г., – рассказывает Ким Гран. – Революция, две войны приостановили наши связи с Россией, но я хочу подчеркнуть, что Nokian пришла на российский рынок не случайно».

За последние 10 лет никому не известный маленький городок Всеволожск в Ленинградской области превратился из заброшенной промышленной площадки, куда в конце 80-х гг. так и не успел переехать ленинградский завод «Русский дизель», в хорошо обжитую промзону, где большая часть заводов иностранного происхождения. Первенцем здесь был Ford, а вслед за ним – в 2005 г. – свою шинную фабрику построил финский концерн Nokian Tyres. От Всеволожска до Нокиа, где в красных кирпичных зданиях работает первый и до открытия российского производства единственный завод компании, всего несколько часов езды. Президент Nokian Tyres Ким Гран уже называет Ленинградскую область вторым домом для своей компании – ведь после того как мощность производства здесь будет увеличена, в России будет выпускаться 80% ее шин.

«Россия – наш второй дом»

– Весной Nokian Tyres объявила о планах по строительству второго завода в Ленинградской области – за 240 млн евро. Расскажите про этот проект.

– Мы хотим построить один из самых крупных заводов по производству шин в Восточной Европе. Но это будет не просто большое производство – предприятие станет самым современным заводом с высоким уровнем производительности. Оно будет выпускать шины Nokian для всех рынков сбыта, не только российского. А наша продукция продается в 40 странах.

Мы планируем построить завод рядом с существующим и серьезно увеличить мощность производства в Ленинградской области. В этом году мы планируем произвести во Всеволожске примерно 10 млн шин. К концу года мощность существующего завода будет 11 млн шин в год. Строительство начато в этом году и закончится в 2012 г. Мощность нового завода составит примерно 5–6 млн шин в год, таким образом, общая мощность производства в России вырастет примерно до 17 млн шин в год. Таким образом, общие инвестиции Nokian Tyres в российские предприятия с 2004 г., с самого начала, составят 750 млн евро. (На заводе в Нокиа в прошлом году было произведено около 6 млн шин. – «Ведомости».)

– Предприятие в России стало первым в истории компании примером расширения производства за пределы завода в Нокиа. Почему вы выбрали именно Россию? Что будет теперь с заводом в Нокиа?

– Финляндия – центр технологии. Там создаются новые процессы и новые продукты. Завод в Нокиа закрываться не будет, он останется технологическим центром. Для того чтобы технологии развивались, мало лабораторных исследований, необходим действующий завод для их обкатки. Центр же массового производства – во Всеволожске. Когда мы задумывали строительство, то могли рассматривать Россию в таком качестве только в очень смелых мечтах. Но они сбылись гораздо раньше, чем мы планировали. Россия – это наш самый крупный рынок, 38–40% продукции Nokian продается здесь. Российский рынок развивается наиболее динамично и быстро по сравнению с остальными. У местного производства есть большие преимущества. Себестоимость здесь ниже, чем в Центральной Европе. Производство с точки зрения логистики находится рядом с самым важным рынком. На заводе нам удалось собрать хорошую команду специалистов. Если сравнивать стратегии Nokian Tyres с конкурентами, то наша компания единственная рассматривает Россию как второй дом.

«Во главу угла встал фактор скорости»

– Можете ли вы оценить, насколько затраты на производство в России ниже европейских? На чем вы экономите – только ли на более низких зарплатах российских работников?

– Нет, не только. Очевидно, что в Восточной Германии, Польше, Словакии и Китае стоимость рабочей силы ниже, чем в странах Западной Европы. Но в затраты входит и стоимость энергоресурсов. Во Всеволожске работает самое современное производство, уровень автоматизации на нем очень высок. Это позволяет нам обходиться небольшим количеством сотрудников. Самая высокая стоимость производства – в Северной Европе и Скандинавии. Этот показатель в России находится на уровне Польши, Словакии и Румынии. Китай уже не так дешев, как было раньше, – выросла стоимость рабочей силы и сырья. Производственные затраты в России примерно на 10–20% ниже, чем в Западной Европе.

– А вы рассматривали Юго-Восточную Азию и Китай как место для размещения производственной площадки?

– Мы рассматривали примерно 35 разных стран. И остановили выбор на России из-за близости к ключевым рынкам сбыта. В России нами уже выстроено управление всеми процессами, отлажена логистика. В новом месте все эти вопросы пришлось бы решать заново. Во время кризиса я прогнозировал, что для возврата на докризисный уровень будет необходимо три-четыре года. Но экономика стала восстанавливаться гораздо быстрее, и во главу угла встал фактор скорости – нужно как можно быстрее наращивать объемы, чтобы удовлетворять растущий спрос. Если бы мы стали строить завод в Румынии, весь процесс до вывода фабрики на проектную мощность занял бы три-четыре года. В России благодаря наличию действующего производства можно уложиться в год.

– То, что вы говорите про Китай, я слышал от автопроизводителей про Россию. Они говорят, что она стала не такой уж дешевой страной для производства – выросли зарплаты и цена энергоресурсов. Как вы избегаете этих рисков?

– Стоимость рабочей силы – это только один из элементов. В автомобильной индустрии еще велика доля ручного труда. На себестоимость автопроизводства также большое влияние оказывает стоимость стали и других компонентов. Мы пошли по пути развития технологии, разработав абсолютно новые автоматические линии, которые уже работают на всеволожском заводе. Они позволяют добиться очень высокой производительности труда. За счет технологии нам удается оставаться одной из самых рентабельных компаний в Финляндии, несмотря на то что труд в нашей стране ценится очень высоко. Я утверждаю, что большие затраты на персонал в Финляндии стали для нас высшим благословением, подвигнувшим компанию на инвестиции в технологии. Приведу конкретный пример. Когда я пришел в компанию в 1995 г. и возглавил производство шин для легковых автомобилей, мощность завода составляла 2 млн шин в год. На нем работало около 800 человек. Сейчас мы говорим о новом заводе мощностью 6 млн шин в год, на нем будет работать 260 человек. То есть мощность вырастает втрое, а количество персонала втрое снижается. Я работаю в компании более 16 лет и могу сказать, что на заводе в Нокиа не осталось ни одного станка из работавших тогда, когда я там появился. Оборудование, возраст которого 10 лет, уже не позволяет производить современную продукцию. Один из наших принципов – не экономить деньги на технологии и оборудовании. Для того чтобы выпускать продукцию, соответствующую требованиям времени, ее надо разработать за три-четыре года до выпуска на рынок. Многие китайские компании идут другим путем. Они закупают дешевое устаревшее оборудование, поскольку стоимость труда у них невелика. На мой взгляд, это ошибочный подход, которого наша компания избегает.

– А что касается стоимости энергии?

– Безусловно, цена энергоносителей – важный компонент экономики производства. Она, на мой взгляд, в России конкурентоспособна. Самая главная задача – найти в стране энергию в нужном количестве. Конечно, цена электроэнергии и в России будет расти, у меня нет иллюзий, что она заморозится. И поэтому необходимы инвестиции в технологии.

«Собираемся скорректировать стратегию»

– Нет ли у вас идеи создать исследовательский центр в России? Например, на заводе в Ленобласти? Рядом есть Петербург, где еще до сих пор существует сильная научная база.

– Да, в Петербурге много университетов и уровень образования высок. Рано или поздно часть исследований будет перенесена в Россию. Когда мы начинали проект здесь, то абсолютно все пришлось ввозить из Финляндии – и сырье, и технологии, и специалистов. Но вот прошло шесть лет. Здесь уже в основном работают российские специалисты, их уровень сильно возрос. Так что это вопрос времени.

– Получив новые мощности, не собираетесь ли вы изменить стратегию компании? Ведь Nokian Tyres – нишевый игрок, поставляющий шины, преимущественно зимние, на вторичный рынок.

– И да и нет. В первую очередь мы займемся развитием собственной розничной сети. С 1898 по 1999 г. Nokian Tyres была исключительно промышленной компанией. Шины она продавала только оптовикам. В 1999 г. подход изменился, и возникла розничная сеть Vianor, работающая по принципу франчайзинга. Вроде McDonald’s. Цель этих перемен – стать ближе к клиенту. С этой стратегией мы прошли 11 лет. Но сейчас, в 2011 г., мы снова собираемся ее скорректировать, чтобы подойти к потребителю вплотную. В этом нам должны помочь продажи в интернете. Поставки же шин для первичной комплектации автомобилей – не наш бизнес. Nokian Tyres остается компанией, работающей напрямую для конечного потребителя.

– Но у вас же был опыт поставок, например для Volvo. Всеволожский завод на первых порах поставлял шины для комплектации собираемых в России Ford Focus.

– Да, действительно, такой опыт у компании был в прошлом. Мы и сейчас делаем небольшое количество шин по заказу некоторых производителей – например, BMW и Porsche. Но это совсем незначительная часть от общего объема производства. Нам это нужно больше для того, чтобы ориентироваться, какие именно технологии интересуют автопроизводителей.

– Некоторые региональные власти, в частности петербургские, выступают против использования шипованных покрышек, уверяя, что они наносят вред дорогам.

– Самый важный аспект, на мой взгляд, – это безопасность на зимних дорогах. Зимой в нашем климате дороги очень скользкие. Шипованные шины в этих условиях просто необходимы. Современные покрышки с шипами наносят окружающей среде гораздо меньший вред, чем фрикционные шины. Мне кажется, не нужно никаких запретов: потребитель должен решать, что для него лучше.

«Многие иностранные инвесторы совершают ошибку»

– Ощущаете ли вы ухудшение инвестиционного климата в России в связи с ростом коррупции и давления на бизнес со стороны властей? Многие иностранные инвесторы жалуются на сложности работы в России.

– Я не политик, чтобы рассуждать на эти темы. За все годы нашей работы здесь у нас складывались очень хорошие отношения с чиновниками разных уровней – на уровне как области, так и района. И на федеральном уровне. Бюрократия в России была всегда. И вопрос этот относительный, поскольку я президент концерна и не до конца вникаю в эти вопросы. Но могу заявить, что Nokian Tyres удовлетворяет всем требованиям, предъявляемым к компаниям в России, мы делаем все возможное, чтобы этого добиться. У нас налаженная система взаимоотношений, она работает в целом хорошо – у нас есть взаимопонимание с чиновниками. Один из ключевых факторов успеха компании – местная российская команда. Они понимают все, что нужно, – как на уровне производства и персонала, так и на уровне взаимоотношений с местными властями. Многие иностранные инвесторы совершают ошибку – они просто привозят в Россию своих менеджеров и те пытаются здесь работать. По-моему, это неправильно. Западный менеджер не может до конца понять всю специфику работы в России – это может сделать только местный специалист. Инвестор должен обеспечивать производство ресурсами, технологиями, финансами, а работать на месте должна местная команда. Хотя она тоже должна перенять лучший западный опыт работы. У нас, например, в состав совета директоров входит россиянин – независимый директор Алексей Власов. Он раньше был одним из топ-менеджеров «Газпрома», а сейчас – вице президент компании Synttech. Nokian Tyres пригласила его как раз потому, что имеет большие планы по развитию в России.

– Сталкивались ли вы в России со случаями коррупции и как вы преодолевали возникшие в связи с этим сложности? IKEA, к примеру, была вынуждена расстаться с менеджерами, заподозренными в коррупции.

– У нас нет такого опыта. Наш принцип – компания делает все легально и официально.

– Вы читали книгу первого директора IKEA в России Леннарта Дальгрена, где он описывает тотальную коррупцию среди российских чиновников?

– Читал.

– Согласны с тем, что в ней написано?

– Я бы не хотел комментировать эту историю шведского менеджера в России. Исторически русские лучше находят общий язык с финнами, нежели со шведами. Хотя я извлек некоторые уроки. В этой книге описано то, что происходит с компанией, идущей неверным путем.

«Вы же не бежите из дома, когда вам плохо»

– Что происходило с компанией в кризис и какие уроки вы извлекли из него?

– Кризис нас тоже коснулся, как и любую другую компанию на нашем рынке. Самый главный урок, который мы извлекли из него, – нужно быстро реагировать на ситуацию, не бояться принимать непопулярные меры и, самое главное, не забывать о сети дистрибуции, поддерживать партнеров. Нельзя было позволить им умереть. Я воспринял кризис как хорошую возможность для развития бизнеса. В России мы уже пережили несколько кризисов и падений темпов экономики. Nokian Tyres, наверное, единственная компания, которая не прекращала строительство даже в самых сложных экономических условиях. Как я уже говорил, Россия для нас домашний рынок. Вы же не бежите из дома, когда вам плохо.

– Компания может еще почувствовать отложенный эффект от кризиса? Ведь тот, кто не смог из-за финансовых затруднений купить машину в 2009 г., не будет через несколько лет приобретать для нее новые шины.

– Кризис привел к реструктуризации рынка. Среднеценовой сегмент растет несколько быстрее, чем я предполагал. Поэтому компания подкорректировала стратегию и полноценно оперирует в двух сегментах – в премиальном, как и раньше (Hakapelitta), и в среднем классе с брендом Nordman. Таким образом, мы подстраховались от последствий кризиса. Шины Nordman компания производит здесь, в России, с момента запуска завода. Сначала объемы выпуска были небольшими, но сейчас они существенно увеличились.

– Какую долю в ваших продажах занимает средний сегмент?

– В объемных показателях – менее половины, а если говорить в деньгах, то существенно меньше половины.

– Пришлось ли вам в кризис существенно корректировать планы по развитию розничной сети Vianor?

– Не так сильно. У нас есть план, по которому мы хотим создать лучшую розничную сеть по продаже шин, и считаем, что она уже лучшая. Если вы посмотрите на сеть в России, то в ней уже более 322 точек в 160 городах. В СНГ уже более 450 магазинов в 277 городах. Всего же розничная сеть Vianor насчитывает 820 шинных центров. Каждую неделю открывается два новых магазина. В прошлом году темпы были выше – открывалось по три магазина в неделю. В ближайшие годы мы собираемся удвоить количество магазинов, а количество точек доставки интернет-заказов вырастет в пять-шесть раз.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать