Статья опубликована в № 3823 от 30.04.2015 под заголовком: Рыба всплыла убытком вверх

«Русская аквакультура» Максима Воробьева и Глеба Франка снова сработала в убыток

В этот раз компанию подвели курсовые скачки
«Русскую аквакультуру» подвел слабый рубль
ПАО «Русская Аквакультура»

Крупный производитель озерной форели и атлантического лосося – «Русская аквакультура» (до февраля 2015 г. – группа «Русское море») по итогам 2014 г. получила 407 млн руб. чистого убытка против 453 млн руб. прибыли годом ранее, следует из отчетности компании по МСФО. Выручка компании при этом выросла на 6,5% и составила 19,2 млрд руб.

«Русская аквакультура» объединяет два бизнеса: дистрибуторский и аквакультурный (т. е. товарное производство рыбы). В натуральном выражении продажи дистрибуторского подразделения в 2014 г. сократились на 6,1% до 148 300 т, указано в отчетности.

Гендиректор компании Дмитрий Дангауэр объясняет убыток курсовой разницей. «Основным негативным фактором являлось существенное обесценение курса рубля относительно основных иностранных валют: доллара евро и [оказало] значительный эффект на финансовый результат», – приводятся в сообщении его слова. Убыток от курсовых разниц составил в 2014 г. 472 млн руб. против 48 млн руб. годом ранее, следует из документа.

В прошлом году компания в основном работала с поставщиками импортной продукции на условиях постоплаты, т. е. поставщики давали отсрочки платежа, рассказывает представитель «Русской аквакультуры» Илья Березнюк. Рублевую разницу между долгом на момент покупки и момент оплаты компания и фиксировала в убытках по курсовым разницам, объясняет он.

Также отрицательно на чистую прибыль повлияла переоценка рыбы в воде, указывает Дангауэр: это связано с меньшим количеством товарной рыбы сегмента аквакультуры – в июне компания начала вылов и продажу собственного лосося, выращенного в Мурманской области.

Помимо этих факторов на прибыли компании сказалось списание товарно-материальных запасов в результате плохих погодных условий (243 млн руб., в 2013 г. такой статьи не было), указывает аналитик Ray, Man and Gor Securities Артем Кислюк. Но все это «бумажные убытки», не подкрепленные реальными потерями денег с баланса; если говорить о реальных деньгах, а не разовых потерях, то компания отработала в ноль, рассуждает он.

Больше 90% выручки «Русской аквакультуры» приносит дистрибуционное направление бизнеса, а значит, когда в августе прошлого года ввели продовольственное эмбарго, компании пришлось спешно искать новых поставщиков, в итоге цена для конечного покупателя выросла, на это также наложился рост курса валют, на который завязан импорт, перечисляет эксперт. Объективно спрос упал, а выручку компания увеличила в основном благодаря высокой инфляции, считает он. Из-за финансовых санкций в России выросла стоимость кредитов, а их у компании немало, добавляет аналитик. В итоге компания испытала «идеальный» шторм, но насколько этот тренд продолжится в 2015 г., сказать сейчас затруднительно, резюмирует Кислюк.

Компания Воробьева и Франка испытывала проблемы с кризиса 2008 г.: рентабельность бизнеса постоянно снижалась, а по итогам 2010 г. группа показала 836,2 млн руб. чистого убытка против 423,5 млн руб. чистой прибыли годом ранее. Тогда она ссылалась на возросшую конкуренцию и трудности в работе с продуктовыми сетями. Впервые с этого времени компания смогла показать прибыль только в 2013 г. (см. график). Но в I квартале 2013 г. компания продала бизнес по производству готовой рыбной продукции, компанию ЗАО «Русское море» (ему принадлежит завод по производству готовой рыбной продукции), белорусской «Санта Бремор» за $52 млн. Бизнес по производству готовой продукции генерировал большой убыток, что и стало основной причиной его продажи стратегическому инвестору, объяснял тогда Дангауэр.