Сбербанк банкротит «дочек» «Мечела»

Банк будет взыскивать долги с Челябинского металлургического комбината, «Якутугля» и Братского завода ферросплавов

Сбербанк принял решение инициировать процедуру банкротства трех дочерних компаний «Мечела» – Челябинского металлургического комбината (ЧМК), «Якутугля» и Братского завода ферросплавов. Информация о том, что банк намерен обанкротить эти предприятия, размещена на сайте Единого федерального реестра сведений о фактах деятельности юридических лиц. С первого июля это единственный портал для публикации информации подобного рода, уточнил представитель Сбербанка. Просроченная более трех месяцев задолженность ЧМК составляет 2,9 млрд руб., холдинговой компании «Якутуголь» – 3 млн руб., Братского завода ферросплавов – 36 млн руб., уточнили «Ведомостям» в пресс-службе банка.

«Сейчас общая сумма задолженности «Мечела» перед банком составляет 83,6 млрд руб., в том числе просрочено более 11,8 млрд руб., передает пресс-служба Сбербанка слова руководителя управления по работе с проблемными активами Максима Дегтярева. «Сбербанк неоднократно предупреждал, что если «Мечел» не пойдет навстречу и не примет реальных мер к урегулированию обязательств, мы будем вынуждены обратиться с заявлениями о банкротстве компаний-заемщиков. Решение об этом было принято. "Мечел" был уведомлен об этом официально. Вместе с тем до настоящего времени Сбербанк не использовал свое право потребовать досрочно возврата всего долга, хотя такое право предусмотрено кредитными договорами», – уточнил Дегтярев. 

«Мечел» предпринимал шаги по урегулированию ситуации: компания согласилась на конвертацию части долгов в доли некоторых предприятий, в том числе и в Эльгинском угольном месторождении, говорил гендиректор «Мечела» Олег Коржов на годовом собрании акционеров. «Ведомости» выяснили, что это одно из предложений «Мечела» банкам-кредиторам. Предложение предполагало опцион на обратный выкуп доли в Эльге после нормализации ситуации, говорили два собеседника «Ведомостей». Никаких деталей предложения – доли, условия, коэффициенты – собеседники «Ведомостей» тогда не раскрыли.

С юридической точки зрения у дочерних компаний «Мечела» есть теперь 30 дней, чтобы договориться со Сбербанком, как это было в случае с ВТБ, говорит старший юрист BMS Law Firm Денис Фролов. Формально у Сбербанка через месяц появится право пойти в суд с исками о банкротстве ЧМК, Братского завода и «Якутугля», однако воспользуется банк этим правом или нет – решать ему, уточняет Фролов. По факту это определенное процессуальное давление на совладельца компании Игоря Зюзина и «Мечел», говорит Фролов. Срок исковой давности при получении права на банкротство компании – три года, уточняет юрист.

«Мечел» продолжает вести переговоры со Сбербанком о путях реструктуризации, говорит представитель компании. «Конфликт возможно урегулировать во внесудебном порядке, как это было сделано с другими кредиторами. «Мечел» призывает банк воздержаться от необдуманных шагов, способных нанести ущерб работающим и прибыльным градообразующим предприятиям, на которых в совокупности работают более 22 000 человек», – заявил представитель «Мечела», уточнив, что остановка производства или разрушение цепочки поставок никак не улучшит платежеспособность предприятий группы.

По кредитам перед Сбербанком заложены по 25% плюс 1 акции «Мечел-майнинга» и Белорецкого металлургического комбината, а также оборудование и недвижимость Братского ферросплавного завода. Сбербанк обсуждает продажу долга «Мечела» с двумя контр-агентами, рассказывал первый зампред банка Максим Полетаев «Интерфаксу». С кем ведутся переговоры, он не говорил. Полетаев лишь заявлял, что это российские покупатели. Купить долг "Мечела" перед Сбербанком может и Газпромбанк, говорил предправления последнего Андрей Акимов.

7 апреля ВТБ получил законное право подать на банкротство «Мечела». За месяц до этого ВТБ опубликовал в газете «Коммерсантъ» сообщение о намерении обанкротить «Мечел». Это дало ему право через 30 дней подать иск о банкротстве компании. Но 17 марта состоялась встреча владельца «Мечела» Игоря Зюзина - ему принадлежит 51,2% УК компании - и президента ВТБ Андрея Костина. Они договорились, что «Мечел» заплатит банку просроченные процентные платежи по кредиту, а также штрафы и пени на 4,5 млрд руб., говорили источники «Ведомостей». Исков о банкротстве «Мечела» не последовало. В начале июня компания договорилась с ВТБ о реструктуризации задолженности перед банком.

«Мы в принципиальном плане согласовали с «Мечелом» параметры реструктуризации долга», – заявлял тогда предправления ВТБ Андрей Костин. Банк, по его словам, готов перенести погашение тела основного долга «Мечела» с 2015–2016 гг. на 2018–2019 гг., а также снизить ставку по процентам (она выросла с 12 до 35% к концу прошлого года из-за изменения ставки ЦБ). Ключевое условие – компания должна погасить около 4 млрд руб. просроченной процентной задолженности, отметил Костин. В случае если «Мечел» не достигнет соглашения с другими кредиторами, ВТБ может пересмотреть договоренности с «Мечелом», заявлял Костин в интервью «России 24».

«Сбербанк не скрывает, что предпринимает существенные усилия для урегулирования задолженности «Мечела». Достичь взаимоприемлемого соглашения с компанией не удается», - продолжает Максим Дегтярев. По его словам, рассматривались разные варианты по снижению долговой нагрузки «Мечела», но компания и ее акционер не смогли предложить убедительной модели реструктуризации, подтверждающей возможность возврата долга, и в то же время оказались не готовы отказаться от части контроля над компанией в пользу кредиторов в целях снижения долговой нагрузки. Ведутся и переговоры о возможной уступке части или всех требований Сбербанка к «Мечелу» третьему лицу. «Однако и по данному направлению пока от партнеров по переговорам также не получено итоговое предложение», - подытожил Дегтярев.

Сейчас на рассмотрении судов первой инстанции находится семь исков на общую сумму 3,8 млрд руб. и $6,9 млн, напоминает представитель Сбербанка. Это взыскание просроченной задолженности ЧМК, «Южного Кузбасса» и других компаний.