Бизнес
Бесплатный
Полина Гриценко
Статья опубликована в № 3969 от 27.11.2015 под заголовком: «Балтийский берег» не делится

Бывшие партнеры ГК «Балтийский берег» не могут поделить бизнес

В это время сама компания подала иск о собственном банкротстве

Бывший гендиректор и совладелец производителя рыбной продукции «Балтийский берег» Сергей Лебединский, продав свои доли в нескольких предприятиях группы, фактически заблокировал их передачу мажоритарному акционеру и действующему руководителю Михаилу Боброву.

В мае Лебединский продал свою долю в кипрской «Элькамо трейд энд инвест лимитед», рассказал бизнесмен и подтвердила директор по развитию «Балтийского берега» Анна Шевелева. Эта фирма владела ЗАО «Балтийский берег» (занимается рыбопереработкой и реализацией готовой продукции) и 60% в ПАО «Русский лосось» (рыборазведение), следует из документов российских компаний.

По словам Шевелевой, Лебединскому принадлежало чуть менее 25% кипрской компании, сумма сделки составила 150 млн руб., еще около 50 млн руб. – продажа долей в остальных предприятиях группы. Лебединский сумму сделки не раскрывает. Сделка [по «Элькамо»] совершена с использованием аккредитива, деньги получены на счет, утверждает Лебединский.

Однако в мае «Балтийский берег» подал иск к Лебединскому в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти. Производитель консервов хотел взыскать ущерб на 200 млн руб., затем эта сумма выросла до 611 млн руб. Из них 399,5 млн руб. – средства, списанные со счетов «Балтийского берега» бывшим главным бухгалтером Мариной Рыжковой и ее подчиненной (в мае 2015 г. признаны виновными по уголовному делу о мошенничестве от 2012 г.); остальное – проценты и убытки, связанные с процентами по кредитам. В сентябре по этому иску суд арестовал три счета Лебединского в Сбербанке на сумму «в пределах 200 млн руб.».

Подвела валюта

«Балтийский берег» 24 ноября подал иск о собственном банкротстве в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти. Причина, как ранее указывал «Балтийский берег», – массовая гибель рыбы в садках «Русского лосося» и рост рублевой стоимости кредитов в евро. Кредиторская задолженность компании – 3,4 млрд руб., согласно отчетности по МСФО за первое полугодие. Крупнейший кредитор группы – Сбербанк.

«За годы, пока я являлся совладельцем, ко мне не было никаких претензий, – уверяет Лебединский. – Они возникли сразу после того, как я продал свою долю в «Элькамо» в пользу Боброва». По его словам, они с Бобровым не могли договориться о дальнейшем развитии компании. «То, что вся прибыль направлялась на непрофильные активы, явилось причиной моих разногласий с Бобровым», – настаивает экс-гендиректор. «В 2012–2013 гг. деятельность была убыточной для предприятия, компания нецелесообразно расходовала средства, из-за этого требовались постоянные финансовые вливания и росла долговая нагрузка», – называют в «Балтийском береге» причины подачи иска к Лебединскому.

В августе и сентябре в тот же суд с иском к Лебединскому обратились уже Бобров и «Элькамо». Они просили суд обязать экс-гендиректора заключить договор купли-продажи долей в трех компаниях группы «Балтийский берег». Это производитель упаковки ООО «Дельфин групп» (у Лебединского, согласно презентации компании в феврале 2014 г., 18,8%), ООО «Натурэль» (74%) и ЗАО «Терминал «Балтийский берег» (26%).

После того как был подан иск о возмещении ущерба с требованием арестовать деньги, «сделка не могла быть закрыта, я был вынужден ее приостановить», говорит бывший гендиректор. Лебединский отказался от продажи долей в предприятиях, несмотря на заключенные предварительные договоры и получение полной оплаты, утверждает Шевелева. Недооформление сделки не влияет на деятельность группы, подчеркивает она.

В «Натурэль», как сказано в документах суда, Лебединскому принадлежало 26%, остальная доля была у Боброва, которому Лебединский продал свою часть за 2 млн руб. При этом покупатель не перечислил второй обеспечительный платеж (1 млн руб.), на основании чего суд ему отказал на прошлой неделе. «С юридической точки зрения мои действия правомерны: со мной не до конца рассчитались», – утверждает Лебединский. Все оплачено, принято неверное решение, будет апелляция, сказала Шевелева. В противоречиях, связанных с перечислением денег за сделку, могут быть нюансы, говорит партнер Herbert Smith Freehills Владимир Мельников. Известны случаи, когда продавцы намеренно уклонялись от получения средств (например, закрывали счета), чтобы не исполнять сделки, рассказывает он. Формально арест средств на счете не должен иметь отношения к обязательствам Лебединского передать имущество по другой сделке, если только сделки не были взаимообусловленными, говорит Мельников.

В Сбербанке на запрос не ответили.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать