Статья опубликована в № 3989 от 25.12.2015 под заголовком: «Газпром» играет на трубах

Политика заставляет «Газпром» каждый раз пересматривать планы по строительству трубопроводов

До сих пор непонятно, какой из его проектов будет в итоге реализован

Для «Газпрома» 2015 год стал годом громких заявлений. Это провозглашение ряда новых трубопроводных экспортных проектов, заявления об изменении глобальной стратегии, о «развороте на восток».

В январе предправления монополии Алексей Миллер сказал, что новый газопровод «Турецкий поток» – это «единственный маршрут», по которому в Европу будут поставляться 63 млрд куб. м газа в год, «идущие сейчас пока транзитом через Украину», и «других вариантов нет». Проект заменил «Южный поток», который Россия отказалась реализовывать из-за противодействия ему европейских стран, говорил президент Владимир Путин.

«Газпром» давно мечтает не зависеть от транзита через Украину. Это может произойти уже с 1 января 2020 г., заявляло руководство концерна, но ближе к концу года стало более мягким в своих высказываниях и отмечало, что «минимальный объем» транзита может сохраниться и после 2020 г. А после того как «Турецкий поток» фактически был заморожен из-за охлаждения отношений с Турцией, Путин сказал, что «не уверен» в целесообразности прекращения транзита.

Бюджет проектов

В «Турецкий поток» «Газпром» вложил уже более 500 млрд руб. Стоимость «Северного потока – 2» – 9,9 млрд евро, «Силы Сибири» – $55–70 млрд. В 2008–2014 гг. он потратил 2,4 трлн руб. на невостребованные проекты (подсчеты «Ведомостей»).

Продление контракта с Украиной после 2020 г. «маловероятно», считает замдиректора Фонда национальной энергобезопасности Алексей Гривач: «Это очень сложно будет сделать на приемлемых для России условиях. Только если украинская сторона подпишет документ под давлением Евросоюза. Власть на Украине на данный момент остается такой же недоговороспособной и неконструктивной». С другой стороны, Россия может предложить Европе сохранить транзит через Украину, но нового газа, т. е. дополнительных закупок.

Старший аналитик Vygon Consulting Мария Белова не исключает, что проект поставок газа в страны Южной, Юго-Восточной и Центральной Европы по дну Черного моря [«Турецкий поток»] может быть реализован «в том или ином виде». В числе аргументов «за» – уже сделаны огромные инвестиции в создание Южного газового коридора на территории России (см. врез).

Турция уже практически потеряла шанс стать транзитером российского газа, считает Гривач. Если проект и будет возобновлен, то речь будет идти максимум об одной ветке.

На смену «Турецкого потока» пришел «Северный поток – 2» (его поддерживает Германия, но против – девять европейских стран). «Вокруг него будет много политических спекуляций и попыток сорвать. Но у проекта есть фундаментальные причины для его реализации – это истощение запасов углеводородов в Северо-Западной Европе», – говорит Гривач. «Есть положительный опыт первого «Северного потока», и можно надеяться на то, что на этот раз политика не помешает бизнесу», – полагает Белова, но добавляет, что сроки строительства могут быть изменены.

На фоне обострения отношений с Европой «Газпром» надеется на восточных соседей. Однако за 2015 г. стало понятно, что Китай не изменит своим традициям долгих и изматывающих переговоров. 2016 год вряд ли станет определяющим в отношениях с Китаем, считают эксперты. Но текущий уровень цен на энергоносители может все же повлиять на скорое подписание газовых контрактов. «Для покупателя психологически легче подписать новые контракты в периоды низких цен на нефть», – говорит Гривач.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать