Западные нефтяники не спешат возвращаться в Иран

Стране необходимы их инвестиции, но сначала нужно согласовать условия контрактов

На юге Ирана заканчивается очередной этап расширения крупнейшего в мире газового месторождения Южный Парс. Эта работа на 19-й фазе примечательна тем, что ее выполняют иранские компании, а не западные. Тем не менее они «по-прежнему сильно нуждаются в западных технологиях и знаниях», говорят их сотрудники. Французская Total и норвежская Statoil помогали разрабатывать Южный Парс в конце 1990-х – начале 2000-х гг. Но они и другие нефтяные гиганты, включая Royal Dutch Shell и Repsol, ушли на рубеже десятилетий на фоне недовольства условиями, на которых они работали в стране. Также их беспокоил рост напряженности между западными странами и Ираном из-за его ядерной программы.

Ситуация значительно улучшилась в январе, когда США и ЕС сняли многие связанные с программой санкции. Но Тегерану трудно убедить западные энергетические компании быстро вернуться в страну и обеспечить устойчивое возрождение нефтегазового сектора.

У Ирана вторые по величине в мире запасы газа и четвертые по величине запасы нефти, согласно управлению энергетической информации США (EIA). В следующие пять лет Тегеран хочет привлечь инвестиции на $200 млрд в энергетический сектор, чтобы нарастить добычу. С января Иран уже увеличил нефтедобычу с менее чем 3 млн барр. в день примерно до 3,7 млн барр. в день, используя существующие мощности. Но это по-прежнему меньше краткосрочной цели 4,2 млн барр. в день – столько страна добывала до введения санкций в 2011 г.

Южный Парс содержит 51 трлн куб. м газа, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА). Это месторождение в Персидском заливе превратило Катар в крупнейшего в мире экспортера сжиженного природного газа (СПГ), но при этом Иран не мог реализовать его потенциал полностью из-за санкций.

Total полностью прекратила заниматься разведкой и добычей в Иране в 2010 г., а Statoil не присутствует в стране с 2011 г. Поэтому разработкой 19-й фазы занимались две иранские компании, имеющие связи с госорганизациями, - Petropars и IOEC. На пике проекта около восьми месяцев назад на нем были заняты почти 11 000 рабочих, говорит Хамид-Реза Массуди, который руководит работой на фазе в Pars Oil and Gas Company, подразделении госкомпании National Iranian Oil Company. «Проект почти завершен, и сейчас здесь менее 4000 человек», - отмечает он.

Импульс работе придало одно из положительных последствий отмены санкций: иранским компаниям стало легче покупать западное оборудование. Но иностранные компании, участвовавшие в проекте, пока не вернулись. Как отмечают их руководители, инвестиции в Иран сейчас сложно оправдать на фоне низких цен на нефть, политических рисков и неопределенности в стране. «У нас нет нехватки проектов для инвестиций, и большинство из них проще, чем в Иране», - утверждает один из них.

Европейские нефтяные гиганты кажутся более вероятными инвесторами в Иран, чем американские, потому что Вашингтон сохраняет некоторые санкции в отношении страны. Уже есть некоторые признаки того, что компании постепенно восстанавливают отношения с Тегераном. Так, BP в ноябре впервые после отмены санкций приобрела у Ирана нефть. Гендиректор BP Боб Дадли назвал сделку «хорошим шагом для понимания того, как работать с Ираном». Но он предупредил, что американские санкции мешают и европейским компаниям: «Мы должны быть очень осторожны, так как не хотим нарушать санкций».

Также европейские компании подчеркивают, что им необходимы приемлемые условия для инвестиций в Иран. Страна уже долго работает над новым контрактом, согласно которому они получат права на разработку запасов нефти и газа. Старый контракт не нравился западным компаниям, поскольку не позволял им, например, приобретать доли в иранских проектах. Новый контракт должен привлечь иностранные инвестиции, но внутри страны идут споры о том, не являются ли условия слишком щедрыми, поэтому иранские власти пока не подписали никаких соглашений. Это подчеркивает разногласия между выступающим за привлечение иностранных инвестиций президентом Хасаном Рухани и верховным лидером аятоллой Али Хаменеи, который не очень приветствует их.

«Мы до сих пор пытаемся понять договорные рамки, которые будут применены к нефтегазовому сектору», - говорит итальянская Eni.

Total в январе подписала меморандум о понимании с National Iranian Oil Company, по которому последняя будет предоставлять ей некоторую техническую информацию о потенциальных нефтегазовых проектах. Но Total отмечает, что не начнет инвестировать в Иран, пока не будут созданы взаимовыгодные условия.

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать