Западные нефтяники не спешат возвращаться в Иран

Стране необходимы их инвестиции, но сначала нужно согласовать условия контрактов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

На юге Ирана заканчивается очередной этап расширения крупнейшего в мире газового месторождения Южный Парс. Эта работа на 19-й фазе примечательна тем, что ее выполняют иранские компании, а не западные. Тем не менее они «по-прежнему сильно нуждаются в западных технологиях и знаниях», говорят их сотрудники. Французская Total и норвежская Statoil помогали разрабатывать Южный Парс в конце 1990-х – начале 2000-х гг. Но они и другие нефтяные гиганты, включая Royal Dutch Shell и Repsol, ушли на рубеже десятилетий на фоне недовольства условиями, на которых они работали в стране. Также их беспокоил рост напряженности между западными странами и Ираном из-за его ядерной программы.

Ситуация значительно улучшилась в январе, когда США и ЕС сняли многие связанные с программой санкции. Но Тегерану трудно убедить западные энергетические компании быстро вернуться в страну и обеспечить устойчивое возрождение нефтегазового сектора.

У Ирана вторые по величине в мире запасы газа и четвертые по величине запасы нефти, согласно управлению энергетической информации США (EIA). В следующие пять лет Тегеран хочет привлечь инвестиции на $200 млрд в энергетический сектор, чтобы нарастить добычу. С января Иран уже увеличил нефтедобычу с менее чем 3 млн барр. в день примерно до 3,7 млн барр. в день, используя существующие мощности. Но это по-прежнему меньше краткосрочной цели 4,2 млн барр. в день – столько страна добывала до введения санкций в 2011 г.

Южный Парс содержит 51 трлн куб. м газа, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА). Это месторождение в Персидском заливе превратило Катар в крупнейшего в мире экспортера сжиженного природного газа (СПГ), но при этом Иран не мог реализовать его потенциал полностью из-за санкций.

Total полностью прекратила заниматься разведкой и добычей в Иране в 2010 г., а Statoil не присутствует в стране с 2011 г. Поэтому разработкой 19-й фазы занимались две иранские компании, имеющие связи с госорганизациями, - Petropars и IOEC. На пике проекта около восьми месяцев назад на нем были заняты почти 11 000 рабочих, говорит Хамид-Реза Массуди, который руководит работой на фазе в Pars Oil and Gas Company, подразделении госкомпании National Iranian Oil Company. «Проект почти завершен, и сейчас здесь менее 4000 человек», - отмечает он.

Импульс работе придало одно из положительных последствий отмены санкций: иранским компаниям стало легче покупать западное оборудование. Но иностранные компании, участвовавшие в проекте, пока не вернулись. Как отмечают их руководители, инвестиции в Иран сейчас сложно оправдать на фоне низких цен на нефть, политических рисков и неопределенности в стране. «У нас нет нехватки проектов для инвестиций, и большинство из них проще, чем в Иране», - утверждает один из них.

Европейские нефтяные гиганты кажутся более вероятными инвесторами в Иран, чем американские, потому что Вашингтон сохраняет некоторые санкции в отношении страны. Уже есть некоторые признаки того, что компании постепенно восстанавливают отношения с Тегераном. Так, BP в ноябре впервые после отмены санкций приобрела у Ирана нефть. Гендиректор BP Боб Дадли назвал сделку «хорошим шагом для понимания того, как работать с Ираном». Но он предупредил, что американские санкции мешают и европейским компаниям: «Мы должны быть очень осторожны, так как не хотим нарушать санкций».

Также европейские компании подчеркивают, что им необходимы приемлемые условия для инвестиций в Иран. Страна уже долго работает над новым контрактом, согласно которому они получат права на разработку запасов нефти и газа. Старый контракт не нравился западным компаниям, поскольку не позволял им, например, приобретать доли в иранских проектах. Новый контракт должен привлечь иностранные инвестиции, но внутри страны идут споры о том, не являются ли условия слишком щедрыми, поэтому иранские власти пока не подписали никаких соглашений. Это подчеркивает разногласия между выступающим за привлечение иностранных инвестиций президентом Хасаном Рухани и верховным лидером аятоллой Али Хаменеи, который не очень приветствует их.

«Мы до сих пор пытаемся понять договорные рамки, которые будут применены к нефтегазовому сектору», - говорит итальянская Eni.

Total в январе подписала меморандум о понимании с National Iranian Oil Company, по которому последняя будет предоставлять ей некоторую техническую информацию о потенциальных нефтегазовых проектах. Но Total отмечает, что не начнет инвестировать в Иран, пока не будут созданы взаимовыгодные условия.

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more