Статья опубликована в № 4290 от 29.03.2017 под заголовком: Десятилетие субсидий

Предприятиям придется оплачивать инвестпривлекательность Дальнего Востока 10 лет

Энерготарифы на Дальнем Востоке могут быть снижены до среднероссийских не на три года, а на 10 лет

Срок, в течение которого потребители ценовых зон будут компенсировать снижение энерготарифов на Дальнем Востоке, может увеличиться с трех до 10 лет. Такую меру на совещании у вице-премьера Юрия Трутнева 20 марта предложило Минвостокразвития («Ведомости» ознакомились с протоколом совещания). Участники совещания – Минэнерго, ФАС, «Русгидро» – с ним согласились. При этом было отклонено предложение министерства ввести надбавку уже с 1 апреля.

Поправки в закон об электроэнергетике, которые позволяют снизить тарифы в неценовых зонах Дальнего Востока до уровня среднероссийских, президент Владимир Путин подписал в конце прошлого года. Цена мощности для промышленных потребителей первой (европейская часть России и Урал) и второй (Сибирь) ценовых зон должна быть повышена на уровень специальной надбавки. Мера будет действовать в течение трех лет. Собранная с потребителей надбавка будет поступать на специальный счет «Русгидро», предложило в феврале Минэнерго. Затем средства будут переводиться в бюджеты регионов Дальнего Востока (их перечень еще не уточнен), которые распределят их гарантирующим поставщикам и энергосбытовым компаниям. Это необходимо, чтобы повысить инвестиционную привлекательность Дальнего Востока. По замыслу чиновников механизм должен был заработать с июля 2017 г. на три года, но платежи будут пересчитаны с января 2017 г. Ежегодные дополнительные расходы потребителей ценовых зон в 2017–2019 гг. ФАС оценивала в 29,5 млрд руб. в год. В Сообществе потребителей энергии считали, что надбавка к цене на мощность может оказаться еще выше – 30–46 млрд руб. в год.

Взгляд на проблему

Более эффективным механизмом привлечения инвестиций на Дальний Восток стала бы адресная поддержка отдельных инвестпроектов, а также средства институтов развития (например, Фонда развития Дальнего Востока), писал в декабре 2016 г. премьеру Дмитрию Медведеву Киселев. Потребители, которым требуется много энергии, строят собственные генерирующие мощности и для них субсидирование тарифов не нужно, указывал автор письма.

Трутнев поручил ФАС до 29 марта провести расчеты величины надбавки, а также составить перечень субъектов Дальнего Востока, на которые будет распространяться надбавка, говорится в протоколе. Минэнерго должно было внести проекты изменений в закон об электроэнергетике и Налоговый кодекс до 25 марта. Минэнерго, ФАС и «Русгидро» до 31 марта должны рассмотреть расчеты и доложить о результатах в правительство.

Увеличение срока субсидирования тарифов до 10 лет вызвано необходимостью обеспечить инвесторам понятные, стабильные, прогнозируемые условия ведения бизнеса на Дальнем Востоке, объяснил изменение представитель Минвостокразвития: ведомство исходило из необходимости максимально благоприятного инвестклимата. По словам представителя, увеличенный срок может сыграть существенную роль при принятии инвесторами решений о начале долгосрочных проектов.

«Русгидро» участвует в обсуждениях, но до принятия окончательных решений от комментариев воздержится, ответил представитель компании. Представитель Минэнерго перенаправил запрос в ФАС. Его коллега из ФАС посоветовал обратиться в Минэнерго и Минвостокразвития. Представитель Трутнева не ответил на запрос.

Продлевая сроки субсидирования энерготарифов на Дальнем Востоке на столь длительный срок, регулятор признает неэффективность этого механизма для улучшения инвестклимата и заодно пытается снять с себя всякую ответственность за результаты и последствия этого решения, считает директор Сообщества потребителей энергии Василий Киселев.

Если размер надбавки останется прежним, то дополнительная переплата в течение еще семи лет может достигнуть 207 млрд руб., подсчитала руководитель группы исследований и прогнозирования АКРА Наталья Порохова. Это странное решение, считает она. Большая часть суммы будет тратиться на выравнивание цен на юге Дальнего Востока, где сконцентрировано основное потребление, а разница со среднероссийскими ценами и так невелика (10–20%), говорит она: эффект для роста инвестиционной привлекательности там будет минимален.