Статья опубликована в № 4322 от 17.05.2017 под заголовком: Перевозчики выбирают место в тени

Автоперевозчики уходят в тень

Сборы «Платона» выросли пропорционально увеличению тарифа, хотя в системе зарегистрировалось на 16% больше машин

Тариф за проезд тяжелых грузовиков по федеральным трассам был повышен с 15 апреля на 25% с 1,53 до 1,91 руб. за 1 км (первоначально планировалось двукратное повышение). Сборы в федеральный дорожный фонд с 15 апреля до 15 мая к тому же периоду 2016 г. увеличились на 25,1% до 1,76 млрд руб., говорит представитель оператора «Платона» «РТ-инвест транспортные системы». Первоначально сообщалось, что сборы чуть ниже (получался рост на 21%), но затем оператор скорректировал сумму в сообщении. Если сравнивать с предыдущим периодом 2017 г., то рост окажется лишь 16%: с 15 марта до 15 апреля 2017 г. сборы составили 1,52 млрд руб.

Это меньше, чем можно было ожидать, с учетом ажиотажной регистрации в «Платоне» в последний месяц: как сообщал Росавтодор, ежесуточно в систему добавлялось 300–500 большегрузов. Всплеск регистрации Росавтодор объяснил ростом рынка автомобильных грузоперевозок (в начале года рост составил более 11%), а также выходом из серого сегмента недобросовестных грузоперевозчиков в связи с увеличением количества контрольных рамок «Платона». К 15 мая в системе зарегистрировано 833 000 грузовиков, что на 16% больше, чем на 15 мая 2016 г.

Сбор в «Платон» не оплачивают примерно за 60% грузоперевозок, заявлял президент «Опоры России» Александр Калинин в феврале. Он объяснял это плохо работающей системой наказаний: штрафные квитанции доходят только до 3–5% нарушителей. Повышение тарифа могло спровоцировать уход в тень дополнительного количества перевозчиков, полагает Александра Суслина из Экономической экспертной группы.

Тариф повышенный

Рост тарифа сказался на цене перевозок. Перевозки подорожали ровно на стоимость «Платона», на перевозчиках это не сказывается – повышение оплачивают грузополучатели, рассказала заместитель гендиректора «Балтика-транс» Ирина Капитанова. Рост тарифов произошел пропорционально повышению тарифа «Платона», подтверждает руководитель департамента дистрибуции компании Nawinia Rus Елена Подольская. Небольшой рост тарифа у «Деловых линий» произошел, но исключительно из-за перекрытия части региональных дорог в период просушки, комментирует Михаил Петров из «Деловых линий», а проблему изменения тарифа за пользование федеральными трассами компания не перекладывает на клиентов.

Тариф «Платона» в среднем составляет 2–4% от стоимости 1 км перевозок, говорит директор ЗАО «Рустранс-спедишн» Кондратий Гайкевич. Желающие оставаться в тени перевозчики утверждают, что оплата сборов в системе делает их неконкурентоспособными. Однако это либо попытка оправдать собственную непорядочность, либо просто нежелание смириться с очередным напоминанием о том, что теневая бизнес-модель устарела и скоро отомрет совсем, уступив место современным эффективным способам ведения бизнеса, уверен Гайкевич. «Мы, международные перевозчики, десятилетиями платим за дороги более чем в 15 странах, в которых осуществляем перевозки, – эти расходы учитываются в калькуляции ставки за перевозку для клиента», – говорит Гайкевич.

Междугородные грузоперевозки выполняются в основном автопоездами, поэтому смотреть нужно не на все зарегистрированные в системе грузовики, а в первую очередь на количество полуприцепов, замечает гендиректор «Нева-трейлера» Тарас Коваль. Отдельной такой статистики на сайте оператора нет, но, по данным ГИБДД, всего в России зарегистрировано 675 000 полуприцепов. Из них активно задействовано порядка 350 000 автопоездов, что косвенно подтверждается данными по расходу дизельного топлива, говорит Коваль. Именно они должны создавать базу для сборов в дорожный фонд, но и из них платят не все, полагает Коваль.

Немного уменьшить эффект от повышения тарифа могла идущая с 27 марта всероссийская бессрочная стачка дальнобойщиков против системы «Платон», считает председатель координирующего стачку Объединения перевозчиков России (ОПР) Андрей Бажутин. Члены ОПР не платили и не собираются платить сборы в «Платон», говорит Бажутин, но те, кто платил, могли перестать это делать, глядя на участников стачки.

По мнению директора Института экономики транспорта Высшей школы экономики Михаила Блинкина, пока рано делать выводы: один месяц не показатель, нужно подождать хотя бы квартал и тогда станет понятно, стали меньше ездить или меньше платить.