Бизнес
Бесплатный
Виталий Петлевой| Татьяна Ломская|Татьяна Воронова
Статья опубликована в № 4339 от 09.06.2017 под заголовком: «Транснефть» вернула своп

Суд аннулировал убыточную сделку «Транснефти»

Сделка со Сбербанком принесла компании 66 млрд рублей убытка

В четверг Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск «Транснефти» к Сбербанку и признал недействительной сделку между компанией и банком по процентному свопу от 2014 г., на котором транспортная компания потеряла 66 млрд руб., передал «Интерфакс». Представитель «Транснефти» сказал, что компания удовлетворена решением суда. Представитель Сбербанка заявил, что банк удивлен этим решением. Мотивировочной части стороны пока не видели, но юристы Сбербанка считают решение суда «недостаточно обоснованным и несправедливым по отношению к добросовестным участникам рынка производных инструментов», говорится в сообщении банка.

«После получения полного текста решения суда Сбербанк незамедлительно обжалует его в апелляционной инстанции», – подчеркивает пресс-служба. Решение суда пока еще не вступило в законную силу, произойдет это или после истечения срока апелляции, или после решения второй инстанции.

Договор о процентном свопе «Транснефть» заключила со Сбербанком в сентябре-октябре 2014 г., сообщала транспортная монополия в отчете. Сделки хеджирования заключались для минимизации валютных рисков, возникающих из-за валютного долга (китайский кредит на $10 млрд до 2029 г. и еврооблигации на $1,05 млрд с погашением в 2018 г.), а также временно свободных денежных средств, номинированных в иностранной валюте, объяснял тогда представитель «Транснефти».

По итогам 2014 г. «Транснефть» получила 75,3 млрд руб. убытка от операций с производными финансовыми инструментами – было заключено 62 опционные сделки, лишь по трем из которых компания получила выгоду из-за обвала курса рубля. За 2015 г. «Транснефть» от использования этого инструмента получила 5,1 млрд руб. прибыли, а по итогам 2016 г. снова убыток – 3,4 млрд руб., следует из отчетности компании.

«Транснефть» просила в суде реституцию, т. е. вернуть стороны конфликта в то положение, которое было до сделки, объясняет партнер адвокатского бюро КИАП Антон Самохвалов, если решение выстоит в апелляции, банку придется возместить компании убытки.

В Англии уже много лет идут разбирательства между банками и заемщиками, после того как выяснилось, что некоторые кредиторы при предоставлении займов вынуждали самозанятых англичан покупать «страховку от потери дохода», т. е. приобретать финансовый инструмент, который заведомо им был не нужен и бесполезен, говорит партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. По делам, дошедшим до суда, решения были приняты не в пользу банков, и те были вынуждены урегулировать большинство оставшихся претензий добровольно. По общему правилу в Англии если клиенту банка (будь то физическое или юридическое лицо) удается доказать, что сделка была невыгодной по причине ее заведомой бесполезности, то у него появляются шансы развернуть сделку, говорит Тертычный.

Потеряли на деривативах

«Транснефть» не единственная компания, кто потерял на производных финансовых инструментах в 2014–2016 гг. Так, убыток от использования инструмента процентного свопа и форварда зафиксировала «Роснефть» – 122 млрд руб. «Уралкалий» потерял 35,9 млрд руб. на валютно-процентном свопе, а «Новатэк» – 20,2 млрд руб. на нетоварных финансовых инструментах. «Интер РАО» на пут- и колл-опционах недосчиталась 2,6 млрд руб.

«Скорее всего, сделку между «Транснефтью» и Сбербанком могли признать недействительной на основании ст. 178 Гражданского кодекса (сделка, совершенная под влиянием существенного заблуждения)», – рассуждает Самохвалов. Сбербанк был инициатором заключения с «Транснефтью» договора о производных финансовых инструментах, банк не предупредил обо всех рисках, из-за этого компания понесла убыток, говорил в апреле первый вице-президент «Транснефти» Максим Гришанин. По его словам, банк предложил «Транснефти» продукт, который ей не подходил. «Мы считаем, когда банки предлагают клиенту какой-то продукт, банки должны иметь у себя некоторый ориентир – какой продукт кому они предлагают. Некоторые продукты можно предлагать только банкам», – отметил он. И «Транснефть» – не единственная, кто хеджировал риски в 2014 г. и получил убыток (см. врез).

«Мы в своей правоте уверены, поскольку до компании были доведены риски заключения контрактов, причем до самого высшего руководства «Транснефти», потому мы будем судиться до конца», – говорит источник, близкий к руководству Сбербанка.

Если решение первой инстанции выстоит по итогам апелляции, то не только убытки «Транснефти» перейдут на баланс Сбербанка, но это может крайне негативно сказаться на рынке производных инструментов в целом, уверен топ-менеджер еще одного госбанка. «Удовлетворение требований «Транснефти» создаст прецедент, разрушит деривативный рынок, банки больше не будут структурировать такие сделки, что приведет к удорожанию обычных заимствований», – сетует госбанкир. Если решение первой инстанции устоит в апелляции, то это создаст прецедент, ссылаясь на который компании смогут отменить невыгодные для себя сделки, считает аналитик Raiffeisenbank Денис Порывай. А это может привести к тому, что локальный рынок производных инструментов или деградирует, или уйдет в офшор, резюмирует эксперт.

Читать ещё
Preloader more