Суд не дал сыну Евтушенкова присоединиться к делу «Роснефти» против «Системы»

Феликс Евтушенков и Всеволод Розанов, принимавшие решение о реструктуризации «Башнефти», считают, что выигрыш «Роснефти» затронет их права

Сын основного владельца АФК «Системы» Владимира Евтушенкова Феликс, а также Всеволод Розанов (руководитель комплекса финансов и инвестиций «Системы») подали ходатайства о присоединении к делу в качестве третьих лиц, следует из их заявлений. Они считают, что в случае, если суд встанет на сторону истцов – «Башнефти» и «Роснефти», – которые требуют от АФК 170,6 млрд руб., это затронет их права как лиц, участвовавших в принятии решений о реорганизации схемы владения «Башнефтью».

Представители «Роснефти» в суде выступили против обоих ходатайств. По их мнению, присоединение Евтушенкова-младшего, который в 2014 г. возглавлял совет директоров «Башнефти», и Розанова (который также в 2014 г. был в совете директоров и голосовал за реструктуризацию) затянет процесс, передает РАПСИ.

Суд в 12.47 мск удалился для совещания и спустя 10 минут вынес решение – отказать Розанову в присоединении к делу в качестве третьего лица. Затем суд отказал и в удовлетворении ходатайства Евтушенкова-младшего, сказали «Ведомостям» два человека, присутствовавших на заседании суда.

«Я считаю принятые решения совета директоров и проведенную в 2013–2014 гг. реорганизацию «Башнефти» абсолютно законными, экономически целесообразными. Утверждения истцов о причинении убытков проведенной реорганизацией являются бездоказательными и не имеют под собой правовых оснований», – пишет Евтушенков в ходатайстве в суд.

«В связи с предъявлением истцами искового заявления я вынужден защищать мои права с помощью участия в настоящем судебном деле и дачи пояснений по существу заявленных требований», – приводятся слова Евтушенкова в заявлении. По его мнению, удовлетворение требований «Башнефти» и «Роснефти» по иску приведет к признанию того, что корпоративные решения органов управления «Башнефти» в 2013 г. являлись незаконными. «Следовательно, принятие судебного акта по настоящему спору может затронуть мои права как лица, которое непосредственно участвовало в принятии указанных решений», отмечает бывший председатель совета директоров «Башнефти».