Статья опубликована в № 4481 от 28.12.2017 под заголовком: Газ пошел морским путем

Как «Газпром» и «Новатэк» завоевывают мировые рынки газа

Первый увеличивает поставки газа по трубе, второй хочет стать крупным экспортером СПГ
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Знаковое событие года на мировом рынке газа случилось 25 апреля – в задыхающемся от смога Пекине правительство Китая представило новый план развития энергетической отрасли страны, рассчитанный до 2030 г. Название документа указывает, что в структуре производства и потребления энергии Поднебесной грядет революция. Ее обеспечить должен в том числе постепенный переход с угольной генерации на газовую.

Китайский аппетит

С 2000 г. доля природного газа в энергобалансе Китая выросла почти втрое до 6,3%, к 2020 г. планируется 10%, а к 2030 г. – до 15%. Это делает Китай основной точкой роста газового рынка. Прогноз Международного энергетического агентства (МЭА) предполагает, что рост потребления газа в КНР к 2030 г. превысит 600 млрд куб. м в год (в 2016 г. было 205,8 млрд куб. м, по данным китайского Energy Research Institute). На импорт придется почти 50%, считают аналитики МЭА. Страна придерживается принципа диверсификации поставок, что становится одним из драйверов роста рынка сжиженного природного газа (СПГ).

МЭА прогнозирует, что после 2030 г. доля СПГ в общем объеме межрегиональных продаж газа постепенно вырастет до 60%. В 2017 г. основным потребителем СПГ по-прежнему остается Япония, Китай – на втором месте (импорт около 38 млн т сжиженного газа, оценка Thomson Reuters). Очевидно, что именно Китай будет ключевым игроком, определяющим конъюнктуру мировых рынков газа, считает директор Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Татьяна Митрова. «США готовы уже полностью обеспечивать свои потребности. Европейский и японский рынки слишком зрелые и насыщенные, а вот Китай – наиболее перспективный национальный рынок с точки зрения объемов и при этом, в силу особенностей системы принятия решений в стране, полностью регулируемый правительством», – объясняет Митрова. Анонс новой стратегии – важнейшее событие не только для Китая, для всего мира в целом, считает она.

Свою долю китайского газового пирога стремятся получить и крупнейшие российские производители газа, но следуют они разным стратегиям.

Больше труб

Поддерживаемый благоприятными погодными условиями и ростом спроса на газ в Европе, «Газпром» в течение 2017 г. заявлял о рекордах. Экспорт по итогам года ожидается более 190 млрд куб. м газа.

Компания продолжает делать то, что умеет лучше всего, – строить трубопроводы. Заложник созданного еще в СССР способа монетизации запасов газа и собственник 171 400 км газопроводов, доставшихся ему в наследство, большую часть средств «Газпром» направляет на строительство сразу трех новых экспортных трубопроводов. В 2017 г. «Газпром» построил 1585 км «Силы Сибири» (труба в Китай) и «Турецкого потока» (в Турцию), в мае 2018 г. планирует начать укладку морской части «Северного потока – 2». Компания активно инвестирует и в развитие ресурсной базы.

Все три трубопровода планируется ввести в эксплуатацию не позднее 2019 г. Не без сопротивления со стороны Еврокомиссии, но «Турецкий поток» и второй «Северный», скорее всего, позволят «Газпрому» сохранять за собой долю на европейском рынке на уровне 33–34% от общего европейского импорта газа. Начало поставок по «Силе Сибири» должно ознаменовать выход «Газпрома» в Китай. Заинтересованный в том, чтобы застолбить за собой новый рынок, «Газпром» резко ускорил строительство трубы на восток. Поставки по контракту с CNPC начнутся в конце 2019 г., на полтора года раньше, чем могли бы. Правда, на предусмотренные контрактом 38 млрд куб. м в год «Газпром» выйдет только к середине 2020-х. А неделю назад «Газпром» сообщил, что достигнуты договоренности о поставках в Китай с Дальнего Востока. Осенью сообщалось о возобновлении переговоров по «западному» маршруту – бывший проект «Алтай» (до 30 млрд куб. м в год). Он обсуждается с 2006 г.

Завод на Ямале

«Новатэк», входящий в тройку крупнейших производителей газа в России, в декабре громко заявил о себе на весь мир, запустив проект «Ямал СПГ». Это главное событие года в российской газовой отрасли, считает директор отдела корпораций Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. «Один из крупнейших в мире СПГ-проектов, первый проект за Полярным кругом, реализован в рамках бюджета и в срок вопреки санкциям и сложностям с получением проектного финансирования – это редкость для индустрии. Проект вряд ли состоялся бы без поддержки государства, но важно другое. Первый за последние восемь лет СПГ-завод в России был запущен именно частной компанией, а не «Газпромом» или «Роснефтью», – сказал Маринченко.

После запуска «Ямал СПГ» «Новатэк» презентовал новую стратегию развития до 2030 г., в конце года приобрел лицензии на пять месторождений и лицензионные участки с суммарными ресурсами более 3,5 млрд барр. н. э. (с учетом 50%-ной доли в «Арктикгазе»).

Покупки и прирост запасов на месторождениях должны позволить «Новатэку» компенсировать падение добычи и зафиксировать долю на внутреннем рынке, хотя приоритетным он больше для компании не является. Цель председателя правления «Новатэка» Леонида Михельсона – сделать из «Новатэка» одного из крупнейших игроков на мировом рынке. До 2030 г. компания собирается инвестировать в строительство новых СПГ-заводов на Ямале и Гыдане еще 2,5–2,8 трлн руб. (сравнимо с инвестпрограммой «Газпрома» на 2018–2019 гг.). Общая мощность линий сжижения, которой планируется достигнуть, – около 55 млн т СПГ в год (около 76 млрд куб. м газа). С объемами экспорта «Газпрома» это все еще несравнимо (прогноз экспорта в 2016 г. – более 190 млрд куб. м). С другой стороны, до 8 декабря 2017 г. (дата отгрузки первой партии СПГ на танкер Christophe de Margerie) из России никто, кроме «Газпрома», газ не экспортировал.

Низкие операционные расходы – около $3 за 1 млн британских тепловых единиц, включая транспортировку (оценка Moody’s), позволят «Новатэку» успешно конкурировать с мировым производителем СПГ. Каждая очередь «Ямал СПГ» (5,5 млн т в год) при имеющихся льготах и текущих ценах на СПГ способна генерировать около $1–1,2 млрд ежегодной операционной прибыли, считают эксперты Fitch. Если «Новатэк» к 2030 г. построит в Арктике еще два подобных завода, общая операционная прибыль его СПГ-проектов может достигнуть $10–12 млрд в год.

Две большие разницы

Подход «Газпрома» к вопросу стратегического развития скорее инерционно-реактивный, делится мнением Митрова. «Компания старается адаптироваться к изменениям на мировом рынке, но насколько это возможно, сохраняя традиционную бизнес-модель. «Новатэк», напротив, изначально рос и развивался за счет гибкости и захвата новых ниш, активно внедряя новые подходы и бизнес-модели», – считает она. «Новатэк» – более динамичная компания, которой проще принимать сложные стратегические решения, соглашается Маринченко. «Во многом это функция от размера – чем больше компания, тем больше бюрократии. Большие компании часто существуют по принципу «как бы чего не вышло», особенно если речь идет о бывшем министерстве», – говорит Маринченко. «Новатэку» быстрее удалось разглядеть тренд на серьезный рост роли СПГ в мире и адаптировать под него свою стратегию, считает он.

2017 год стал для российского газового экспорта удачным, убеждена Митрова. «На фоне холодной предыдущей зимы и относительно невысоких цен на российский газ «Газпром», действующий в соответствии со своей традиционной стратегией, сумел не только сохранить рыночную нишу в Европе, но и расширить ее. А «Новатэк», действуя в рамках стратегии выхода на новые рынки и захвата новых ниш, запустил проект «Ямал СПГ» и уже начал спотовую торговлю. Такое «разделение труда» между основными игроками выглядит вполне разумным, учитывая их разные компетенции и подходы к ведению бизнеса», – говорит Митрова. Ключевой вопрос: какие результаты даст традиционная стратегия в 2018 г., когда, судя по прогнозам, цены вырастут, а зима обещает быть теплой, заключает она.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать