Статья опубликована в № 4543 от 09.04.2018 под заголовком: Русь санкционная

Чем грозят российскому бизнесу новые санкции США

В наихудшей ситуации пока оказались компании Олега Дерипаски En+ и UC Rusal – они уже подешевели на $3,2 млрд
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

6 апреля минфин США ввел санкции против 24 россиян и 15 связанных с ними компаний. Все они включены в список особых национальных структур и граждан (Specially Designated Nationals and Blocked Persons, SDN). В их число попали предправления ВТБ Андрей Костин, «Газпрома» Алексей Миллер и Газпромбанка Андрей Акимов, гендиректор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов, владелец «Реновы» Виктор Вексельберг и основной владелец UC Rusal Олег Дерипаска, сенатор Сулейман Керимов. Кроме того, в списке – высокопоставленные чиновники: министр внутренних дел Владимир Колокольцев, директор Росгвардии Виктор Золотов, губернатор Тульской области Алексей Дюмин и начальник управления президента по социально-экономическому сотрудничеству с СНГ Олег Говорун.

В список также включены восемь компаний Дерипаски, включая En+ и UC Rusal, и АО «Группа компаний «Ренова» Вексельберга.

Американские резиденты отныне не имеют права вести дела с подпавшими под санкции россиянами. А компании и граждане из других юрисдикций сами рискуют подпасть под санкции, если продолжат бизнес с персонами из нового списка. При этом выйти из-под санкций практически невозможно. Снять их дозволено только с одобрения конгресса США.

«Лицам из США теперь запрещено вести дела с подпавшими под санкции людьми и компаниями, запрещены практически все транзакции с ними», – говорит руководитель вашингтонской юридической фирмы Ferrari & Associates Эрик Феррари. До 5 июня американцы и их партнеры должны прекратить все коммерческие взаимоотношения с фигурантами списка. В этот срок еще можно принимать поставки, но платежи будут переводиться на специальный заблокированный счет в банке на территории США. Все американцы должны выйти из советов директоров подсанкционных компаний. В отношении некоторых компаний Дерипаски – а именно En+, UC Rusal и группы ГАЗ – установлены более жесткие сроки. Американцы и их партнеры должны до 7 мая продать их акции и долги.

За что пострадали бизнесмены

Минфин США подозревает Дерипаску в отмывании денег, запугивании бизнес-партнеров, прослушивании телефонов госчиновников, участии в вымогательстве. Кроме того, минфин ссылается на то, что «есть утверждения, что Дерипаска подкупал чиновников, выступал заказчиком убийств бизнесменов и имеет связи с организованной преступностью в России». Дерипаска все опровергает. «Основания для моего включения в санкционный список абсолютно безосновательны, смехотворны и просто абсурдны», – передал слова бизнесмена его представитель. В чем конкретно минфин США подозревает Керимова и Вексельберга, не ясно. Американское ведомство лишь указывает, что Керимова в конце прошлого года задержали во Франции по подозрению в уклонении от уплаты налогов. А у Вексельберга в офисе «Реновы» в 2016 г. прошли обыски и были арестованы два топ-менеджера, которых позже обвинили в даче взятки региональным чиновникам. Решений по обоим делам суды еще не выносили. В пятницу и выходные связаться с представителем «Реновы» не удалось.

Удар по Дерипаске

Дерипаска контролирует 48,1% UC Rusal. От продажи алюминия за рубежом компания получает 79% своей выручки, или $7,9 млрд. На США приходится 14% ($1,4 млрд), а на страны Европы – 29% ($2,9 млрд). Попадание компаний в SDN-лист означает, что покупать алюминий в UC Rusal по действующим контрактам будет нельзя с 5 июня, говорит партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. Если рынок США закроется для российского алюминия, эти поставки можно будет распределить на рынки Европы и Азии. Будет гораздо хуже, если к санкциям присоединится Евросоюз: это может привести к глобальным изменениям на всем рынке, взвинтить цены, перераспределить глобальные потоки и повлиять на цены на цветные металлы, считает аналитик АКРА Максим Худалов.

Один из основных трейдеров UC Rusal – швейцарская Glencore. Она владеет 8,75% металлургической компании. Представитель Glencore не стал говорить, продолжит ли трейдер покупать алюминий у UC Rusal, а также не выставит ли на продажу долю. Собеседник, близкий к Glencore, отметил, что как минимум компаниям придется перейти на расчеты в евро.

Кроме того, у Дерипаски и его компаний могут возникнуть трудности с текущими сделками. UC Rusal принадлежит 28,7% «Норникеля». В конце февраля UC Rusal согласилась выкупить 1,9% «Норникеля» у принадлежащей Роману Абрамовичу и Александру Абрамову Crispian. Осенью прошлого года до IPO En+ Glencore заявила о желании конвертировать 8,75% UC Rusal в акции En+. Будут ли завершены эти сделки, не известно, представители компаний это комментировать отказались.

Но получать дивиденды от «Норникеля» компания Дерипаски сможет, уверен партнер адвокатского бюро КИАП Антон Самохвалов. «Норникель» в США не листингуется, напрямую под юрисдикцию США не подпадает, поэтому внесение Дерипаски и его компаний в SDN-лист не должно препятствовать выплате дивидендов.

Инвесторы панически восприняли новость о санкциях. En+ и UC Rusal 6 апреля подешевели на $3,2 млрд. Капитализация En+ в Лондоне рухнула на 20,9% до $5,5 млрд, UC Rusal на Московской бирже (на Гонконгской торги закрылись в 12.00 мск) – на 17,7% до $7,3 млрд.

Удар по Вексельбергу

«Ренова» Вексельберга владеет бизнесами от металлургии и энергетики до девелопмента и телекоммуникаций. Консолидированную отчетность компания не раскрывает. Из данных сайта (в пятницу он стал недоступен) известно, что «Ренова» – совладелец 26,5%-ной доли в UC Rusal через Sual Partners, долей в которой владеет также и Леонард Блаватник.

Мнения юристов, что делать Блаватнику в сложившейся ситуации, разошлись. Тертычный считает, что ему скорее всего придется запрашивать у OFAC разрешение продать долю в Sual Partners (в 2010 г. ему принадлежало 30,56%, текущий размер не известен). Самохвалов говорит, что немедленно продавать бумаги бизнесмену не требуется, нужно лишь запросить разрешение OFAC на участие в распределении прибыли.

У «Реновы» есть доли в швейцарских машиностроительных компаниях Oerlikon (43,04%), Sulzer (63,42%) и металлургической Schmolz + Bickenbach (42,08%). «Ренова» владеет телематической компанией Octo Telematics (Лондон), инвестфондами Columbus Nova (США) и New Europe Real Estate (Латвия).

Oerlikon, Sulzer и Schmolz + Bickenbach активно торгуют с США, на этот рынок в доле их выручки приходится соответственно 16,1% (459 млн швейцарских франков), 23% (713,6 млн швейцарских франков) и 10,1% (271 млн швейцарских франков). Если компании больше чем на 50% принадлежат подсанкционному лицу, то не смогут торговать с США и американскими подданными, уверен партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич. Кроме того, швейцарские компании «Реновы» имеют представительства в США, следует из их отчетностей. К примеру, у Schmolz + Bickenbach работало в США в 2017 г. 575 человек, ей принадлежало пять 100%-ных дочерних компаний в Чикаго и Детройте. Если у компании, которая попала в SDN-лист, есть европейская «дочка», то ее активы в США замораживаются, говорит Панич.

В подготовке статьи участвовала Дарья Коржова