Статья опубликована в № 4569 от 18.05.2018 под заголовком: Бурный спор с Китаем

«Роснефть» угодила в межгосударственный конфликт

Ее «дочка» разрабатывала месторождение на территории, которую оспаривают Китай и Вьетнам
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В четверг утром «Роснефть» оказалась участницей международного скандала. Официальный представитель МИД Китая Лу Кан, отвечая на вопрос, может ли вьетнамская «дочка» «Роснефти» – Rosneft Vietnam BV вести бурение в той части Южно-Китайского моря, которую Китай считает своей, заявил, что «никакая страна, организация, компания или физическое лицо не может заниматься нефтегазовой разведкой или разработкой месторождений в китайских водах без разрешения Пекина». Лу призвал стороны искренне уважать суверенные и юрисдикционные права Китая и не делать ничего, что могло бы повлиять на двусторонние отношения и региональный мир и стабильность.

Несколько часов спустя Кремль дистанцировался от проблемы. «Роснефть» не консультировалась с Кремлем по вопросу бурения на шельфе Южно-Китайского моря», – заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков и сообщил, что «согласно заявлениям компании она работает в строгом соответствии со своими лицензиями». Это подтвердила и сама «Роснефть»: «Компания работает на шельфе Республики Вьетнам в полном соответствии с межправительственными соглашениями и международными правовыми нормами. Проект компании на шельфе Южно-Китайского моря реализуется 16 лет и до настоящего времени никаких вопросов не вызывал».

Rosneft Vietnam BV прежде называлась ТНК-Vietnam BV, компания получила этот проект как один из активов купленной в 2013 г. за $61 млрд ТНК-ВР. Сколько в общей стоимости приходилось именно на вьетнамский актив, ни продавец, ни покупатель не сообщали, в четверг представитель «Роснефти» не стал называть размер инвестиций во вьетнамские проекты за последние шесть лет. По отчетам «Роснефти» видно, что компания отражала небольшие запасы на местном шельфе в 2013 г. – 27 млн баррелей нефтяного эквивалента, а к концу 2016 г. они снизились до 20 млн баррелей.

«Роснефть» через Rosneft Vietnam BV работает на нескольких участках вьетнамского шельфа. В прошлый вторник госкомпания заявила, что начала разработку на блоке 06.1 месторождений Lan Do и Phong Lan Dai, этот блок компания разрабатывает по соглашению о разделе продукции, от добычи получает 35%, а остальное достается партнеру российской компании – Petro Vietnam.

Rosneft Vietnam – оператор проекта – намерена бурить скважину глубиной 1200 м в 360 км от берега Вьетнама. До берега Китая более 1000 км, но КНР считает эту территорию своей.

По международному морскому праву у страны 12 морских миль территориального моря и еще 200 миль шельфа и исключительной экономической зоны, где она может вести деятельность – бурить, качать нефть, ловить рыбу и проч., напоминает партнер Double Bridge Law Сергей Усоскин.

Китай предъявляет претензии на территорию в Южно-Китайском море по так называемой девятипунктирной линии, а основаны эти претензии на «исторических правах». Это могло бы узаконить претензии, если бы Китай долгое время контролировал эти воды без протестов других стран, говорит Усоскин. В 2016 г. Филиппинам, граничащим с Китаем в том же море, удалось убедить третейский суд в Гааге, что притязания эти необоснованны. «Нет свидетельств, что у Китая когда-либо был исключительный контроль над водами Южно-Китайского моря», – постановил арбитраж.

Вьетнам еще не подавал подобных исков, его притязания на исключительную 200-мильную экономическую зону пока под вопросам, рассуждает партнер Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков.

Споры о принадлежности шельфа часто возникают в Африке и Океании, как правило, они решаются в досудебном порядке при заключении соглашений о разделе продукции, говорит Усоскин.

«В данном случае Китай далеко, и одна из стран, имеющих притязания на эти воды, смогла добиться решения в свою пользу; в идеале всем странам региона желательно либо договориться о разграничении морских пространств, либо обратиться в третейский суд и пройти путем Филиппин», – рассуждает Рачков. Это может занять от трех до пяти лет, считает Усоскин.

У«Роснефти» есть три варианта: продолжать добычу невзирая на последствия, приостановить бурение или добиться договоренностей между Вьетнамом и Китаем об условиях добычи, отмечает юрист, договоренности могут быть любыми – от обмена письмами до выдачи «Роснефти» двух лицензий.

До сих пор Россия могла воздерживаться от оценки претензий КНР на Южно-Китайское море. Требование китайского МИДа «уважать суверенитет» страны ставит Россию в положение, когда определять позицию придется, считает партнер консалтинговой компании Urus Advisory Алексей Панин: «Россия заинтересована в партнерских отношениях с Китаем и вступать с ним в конфликт из-за скважины на небольшом месторождении вряд ли будет. Вероятнее всего, «Роснефть» найдет возможность, сохранив лицо, свернуть работы. А КНР, возможно, уступит в других нерешенных вопросах». Любое решение российской стороны порождает конфликт – либо с Китаем, либо с другими претендентами на спорные территории, заключает он.

«Роснефть» присутствует в далеко не стабильных регионах мира: выдает аванс в $6,5 млрд венесуэльской PDVSA, инвестирует в Иракский Курдистан и намерена строить газовую трубу оттуда в Турцию – не говоря уже о проектах в Иране более чем на $30 млрд.

Представители китайского и российского МИДов не ответили на вопросы «Ведомостей».

Читать ещё
Preloader more