Производители парфюмерии попросили Путина не маркировать их продукцию

В этом нет необходимости, к тому же маркировка убьет часть производителей
Ни в одной стране мира парфюмерия не маркируется /Петр Ковалев

Производители парфюмерии 31 мая отправили письмо президенту России Владимиру Путину и премьер-министру Дмитрию Медведеву. Они просят не маркировать духи и туалетную воду. «Ведомости» ознакомились с документом. Сотрудник управления администрации президента по работе с обращениями граждан и организаций подтвердил получение письма.

3 мая 2018 г. правительство утвердило перечень товаров, подлежащих обязательной маркировке. Помимо парфюмерии в список вошли табачная продукция, шины, одежда из кожи, блузки, пальто, куртки, постельное белье, обувь и фотокамеры. Сейчас в России маркируются меховые изделия и идет пилотный проект для лекарств и сигарет. С 1 июня начался эксперимент по маркировке драгоценных металлов и камней, а также обуви. Оператором проекта назначен Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ), принадлежащий структурам совладельца USM Holdings Алишера Усманова, госкорпорации «Ростех» и управляющему партнеру Almaz Capital Partners Александру Галицкому.

Существуют разные типы маркировки – от двухмерных кодов Data Matriх до бумажных марок, RFID-меток, специальных присадок и др., комментирует заместитель гендиректора ЦРПТ Реваз Юсупов, тип маркировки готовит Минпромторг. «ЦРПТ будет работать с таким типом кода, который будет удобен каждой из отраслей», – отмечает Юсупов.

Под письмом президенту и премьеру подписались четыре профессиональных объединения: Ассоциация производителей парфюмерии и косметики, товаров бытовой химии и гигиены (АППИК БХ), Российская парфюмерно-косметическая ассоциация (РПКА), содружество производителей фирменных торговых марок «Русбренд» и Ассоциация прямых продаж (АПП). Среди их членов – крупнейшие российские и международные компании, в том числе с заводами в России: Amway, Chanel, Faberlic, Henkel, Johnson & Johnson, L’Oreal, Mary Kay, Oriflame, Reckitt Benckiser, Unilever, «Свобода» и др. Представители всех четырех объединений подтвердили «Ведомостям» отправление письма.

Парфюмерия и так уже находится под плотным контролем, отмечается в письме: Роспотребнадзор контролирует обращение продукции на рынке, Федеральная таможенная служба – ввоз в Россию, спиртосодержащая продукция учитывается в ЕГАИС (госсистема учета алкоголя). Благодаря этому рынок парфюмерии прозрачный, говорится в письме.

Еще в 2016 г. РПКА писала в Минпромторг и беспокоилась по поводу распространения незаконной парфюмерно-косметической продукции, которая может навредить жизни и здоровью граждан, недоумевает представитель министерства. В том числе из-за парфюмерно-косметического контрафакта химическая промышленность стала приоритетной отраслью для наблюдения и принятия соответствующих мер, отмечает он.

По данным Высшей школы экономики, контрафактная продукция составляет 9% отечественного рынка, или 2,5 трлн руб., указывает исполнительный директор «Русбренда» Алексей Поповичев, долю поддельной парфюмерии определить сложно и она не является критичной для производителей.

Целью маркировки заявлена борьба с контрафактом, но реальных механизмов, кроме абстрактного общественного контроля, не предлагается, продолжает Поповичев. Сейчас поддельная парфюмерная продукция попадает к потребителю через рынки, малые торговые форматы и интернет, большие розничные сети работают только с легальной продукцией, уверяет он. Таким образом, финансовая нагрузка на добросовестных участников рынка возрастет, а количество контрафакта не уменьшится.

В целом дополнительная нагрузка на рынок составит примерно 2–3 млрд руб., замечает исполнительный директор АППИК БХ Петр Бобровский, к тому же непонятно, будет ли оператор маркировки брать плату за обслуживание системы. Чтобы установить оборудование только на одну производственную линию, потребуется как минимум $150 000 плюс программное обеспечение, соглашается Поповичев, для недорогих категорий продукции повышение розничной цены может составить до 10%. Сейчас примерно 60% российского рынка в штуках занимает продукция в сегменте до 500 руб., продолжает Бобровский. К тому же за рубежом крупным производителям придется устанавливать дополнительные линии, объясняет топ-менеджер одной косметической компании: ни в одной стране нет маркировки духов.

Наконец, в других отраслях пилотные проекты шли не менее года, указано в письме.

Благодаря маркировке производителям меховых изделий различных категорий таможенные пошлины были понижены на 2% и более, но никто не предлагал ничего подобного производителям парфюмерии, замечает президент АПП Тамара Шокарева.

У российских косметических компаний оборот парфюмерной продукции в среднем занимает от 20 до 80%, знает Шокарева, зачастую их ассортимент продается в регионах в небольших магазинах, которые вряд ли смогут себе позволить обслуживание оборудования для маркировки. К тому же из-за роста цен на 5–10% спрос на продукцию упадет, предполагает она. Из-за подобной нагрузки некоторым игрокам придется уйти с рынка или уменьшить поставки, предполагает Бобровский.

Маркировка косметическо-парфюмерной продукции нужна, считает гендиректор «Infoline-аналитика» Михаил Бурмистров. Проблема фальсификации спиртосодержащей продукции в России сохраняет особую остроту. Массового разорения производителей Бурмистров тоже не ожидает. С ЕГАИС справились ликероводочные компании, а доля контрафакта заметно упала, указывает он. У парфюмерии же себестоимость довольно низкая, маркировка не окажет на отрасль большее финансовое влияние, считает он. Под угрозой может оказаться только малый бизнес, считает Бурмистров.