«Газпром» предложено лишить трубы и монополии на экспорт

Такой сценарий реформы отрасли подготовил ЦСР Алексея Кудрина
Государство предложило забрать экспортный вентиль /Екатерина Кузьмина / Ведомости

Подготовить целевую модель газовой отрасли Центр стратегических разработок (ЦСР) попросили бизнесмены, рассказал «Ведомостям» возглавляющий центр председатель Счетной палаты Алексей Кудрин (в течение месяца он намерен оставить этот пост в ЦСР). Кто именно, он не уточняет. «Мы подготовили доклад и вскоре будем его обсуждать», – добавил Кудрин, подчеркнув, что создание целевой модели вполне соответствует мандату ЦСР, полученному от президента на подготовку стратегии развития страны.

В проекте доклада «Перспективы развития газового рынка России», с которым ознакомились «Ведомости» (подлинность подтвердили два человека, знакомых с документом), смоделированы несколько сценариев. В каждом из них «Газпром» утрачивает контроль над единой системой газоснабжения (ЕСГ) и монополию на экспорт трубопроводного газа – в оптимальном варианте последняя также передается государству. Готовили модель развития газовой отрасли по заказу ЦСР Российская академия госслужбы, Boston Consulting Group и IHS Global Limited.

Все признают, что «внутренний рынок газа работает в условиях сильных искажений и структурных дисбалансов», но отказываются от системных изменений ради сохранения баланса интересов основных игроков, говорится в проекте доклада. Россия тем временем упускает возможности для экспансии на внешних рынках и все больше отстает в технологическом развитии. Если оставить все как есть, то в середине 2020-х гг. налоговые поступления от отрасли упадут на 15%, она недополучит до $130 млрд доходов от экспорта к 2035 г. В 2021–2023 гг. соотношение долг/EBITDA крупнейших компаний отрасли может превысить 5 – критичный для них уровень.

ЦСР предлагает план реформы, рассчитанный до 2035 г. включительно. Начать он рекомендует уже в 2018 г. с создания «Совета развития рынка». Ключевой этап – вывод ЕСГ из-под управления «Газпрома» в 2021–2022 гг. В документе это названо «функциональным обособлением внутри» компании: сохранить единого оператора в структуре группы нужно в том числе, чтобы не возникло проблем с займами (чистый долг «Газпрома» на конец 2017 г. – 2,4 трлн руб.). Но контролировать работу оператора, обеспечивать равноправный доступ других компаний к трубопроводам и подземным хранилищам должно государство, считают авторы доклада.

«Газпрому» придется расстаться не только с ЕСГ, но и с монополией на экспорт трубопроводного газа: предлагается его либерализация с 2027 г., доступ к экспорту будет распределяться по квотам пропорционально поставкам на внутренний рынок. Но о работе компаний напрямую с зарубежными потребителями речи не идет. Полномочия по заключению всех новых экспортных контрактов будут переданы специальной структуре Минэнерго, равно как и право на «закупку газа у внутрироссийских производителей для обеспечения экспортных контрактов». По какому принципу будет определяться стоимость закупки, не уточняется.

За либерализацию экспорта независимым производителям придется заплатить. Налоговую нагрузку на отрасль предлагается выровнять – тогда она снизится для «Газпрома» на 20%, а для независимых производителей вырастет на 30%. Кроме того, все добывающие компании должны будут гарантировать поставки на внутренний рынок.

Реформа даст ощутимую прибавку к экономике, в том числе за счет развития смежных секторов, увеличив ВВП на 30% в 2035 г., обещают авторы доклада, к тому моменту поступления в федеральный бюджет увеличатся более чем на 3 трлн руб. в год.

«Газпром» же ждет снижение прибыли на 400–600 млрд руб. в год (в постоянных ценах) в 2018–2035 гг. Но на 20% может вырасти рентабельность поставок, а часть расходов на проекты цифровизации ЕСГ и газификации возьмет на себя государство. Независимые производители получат рост прибыли на 100–200 млрд руб. в год, но не ранее, чем будет либерализован экспорт. Доля «Газпрома» на внутреннем рынке вырастет с 49% в 2017 г. до 68% в 2035 г., а в экспорте – после утраты монополии – снизится до 59%.

Представители «Газпрома», «Новатэка», «Роснефти» и «Лукойла», Минэнерго и Минэкономразвития не ответили на запросы «Ведомостей». Представитель ЦСР отказался комментировать документ, назвав его предварительной версией, которая еще может быть доработана.

Другие эксперты критикуют реформу. «Под соусом либерализации и разрушения экспортной монополии «Газпрома» предлагаются, по сути, элементы государственного планирования», – замечает директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Российские производители газа не будут конкурировать друг с другом в Европе, но сейчас, когда все больше контрактов привязано к спотовым ценам, это уже не так важно, рассуждает он, а новая структура может быть лишена возможности принимать гибкие решения. «Взять и поделить экспортные доходы – дело нехитрое», но реализация идеи создаст риски для долгосрочных контрактов, считает замдиректора Фонда национальной энергобезопасности Алексей Гривач. В частности, для поставок в Европу, соглашается директор по исследованиям Vygon Consulting Мария Белова: «Еврокомиссии и «Газпром» в качестве контрагента не слишком нравится – «рука Кремля». А кто захочет работать напрямую с государством? Да еще во времена, когда это государство регулярно обвиняют в использовании энергоресурсов как инструмента политического воздействия».

Директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин считает неочевидными и выгоды для государства. «С одной стороны, вырастет прибыль независимых производителей, – рассуждает он. – С другой – никто не собирается подрывать инвестиционную программу «Газпрома», а значит, при ликвидации экспортной монополии доходы компании резко снизятся. Баланс прибылей и убытков может оказаться в пользу последних». К тому же предпосылки в модели ЦСР довольно консервативны, обращает внимание Маринченко: в базовый сценарий заложена долгосрочная экспортная цена около $175 за 1000 куб. м газа, но уже в 2018 г. она, видимо, подберется вплотную к $250.

«Мы обсуждали [вопрос либерализации экспорта], у нас сейчас концептуально принято решение сохранить эту позицию», - министр энергетики России Александр Новак в интервью «РБК-ТВ», сентябрь 2017 г.

Национализация экспортного канала в свое время была успешно применена в Норвегии, рассказывает Белова: переговорный газовый комитет при правительстве снял с компаний нагрузку по организации продаж газа. Но условия были принципиально иными, продолжает она: газовая отрасль в Норвегии проходила период становления и была абсолютно прозрачная система тарифов на экспорт газа.

Предложенный вариант реформы, скорее всего, не устроит никого, резюмирует Маринченко: «Газпром» лишится экспортной монополии и возможности управлять ЕСГ в обмен на обещание снизить ему НДПИ, независимые производители – «Роснефть», «Новатэк» и «Лукойл» – получат рост налоговой нагрузки, а самостоятельности при экспорте не получат. Шансы на реформу в подобном виде стремятся к нулю, согласна Белова.

Исправленная версия. Уточнены формулировки во втором и последнем абзацах.