Saudi Aramco хочет сделать свое IPO народным

Население может вложить миллиарды долларов, но энтузиазм неискушенных инвесторов несет и риски
Билборды с рекламой первичного размещения акций Saudi Aramco можно увидеть везде /Bloomberg / GettyImages

Саудовская Аравия хочет, чтобы средний класс страны принял активное участие в IPO нефтяной госкомпании Saudi Aramco. Многие жители действительно готовы купить ее акции – отчасти из чувства патриотизма, отчасти – из надежды заработать, пишет The Wall Street Journal (WSJ).

Эр-Рияд надеется, что саудовцы не только потратят миллиарды долларов на акции компании, но и помогут увеличить оценку ее стоимости.

Листинг акций Saudi Aramco – ключевая часть плана наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада ибн Салмана, желающего уменьшить зависимость страны от нефти. Ее IPO должно стать крупнейшим в мире. Правда, сейчас оценки стоимости компании сильно разнятся. Принц надеялся на $2 трлн, а оценки инвестбанков варьируются от $1,2 трлн до $2,3 трлн.

Согласно проспекту эмиссии, розничные инвесторы смогут купить до 0,5% акций. То есть они могут потратить на них более $6 млрд. Сбор заявок начнется 17 ноября и для физлиц продлится до 28 ноября. Цена размещения акций на саудовской фондовой бирже Tadawul будет объявлена 5 декабря. Объем размещения будет зависеть от спроса инвесторов, но предполагается, что он составит от 1 до 3% акций.

Сейчас в Саудовской Аравии рекламу с призывом купить акции Saudi Aramco можно встретить повсюду – на билбордах, в газетах и банкоматах. Местные банки даже предлагают кредиты для покупки ее акций. Розничных инвесторов не смущает то, что контроль над Saudi Aramco сохранит правительство. «Как жительнице Саудовской Аравии, мне хочется быть частью этого», – приводит WSJ слова медиаконсультанта Даны Абдулрахман, которая признается, что прежде никогда не интересовалась фондовым рынком.

С середины лета фондовый индекс Tadawul, который до того устойчиво рос почти три года, снижается. Это может свидетельствовать в том числе о том, что инвесторы готовят средства для вложения в акции Saudi Aramco, продавая другие бумаги, полагает Йон Триси, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money.

Чем опасны народные IPO

В Саудовской Аравии и других странах Персидского залива уже был бум народных IPO – в первой половине 2000-х гг., когда власти пытались распределить богатство, появившееся благодаря начавшемуся тогда сырьевому суперциклу. В некоторых странах региона инвесторами стали более половины жителей, неискушенных в операциях на фондовом рынке. Десятки тысяч людей брали кредиты и продавали дома, чтобы купить акции.
При приватизации катарской Industries Qatar в конце 2003 г. ее акции купила седьмая часть населения страны, а организаторы IPO саудовской Yanbu National Petrochemicals получили заявки от 40% взрослого населения. В 2005 г. саудиты спали на лужайках парков в Дубае, где проходило IPO Dana Gas, – гостиницы были забиты инвесторами под завязку. В Катаре Al Rayyan Bank размещал десятки тысяч людей, желавших участвовать в его IPO, на стадионе.
Индекс Tadawul вырос с 2500 пунктов в марте 2003 г. до 20 744,5 в конце февраля 2006 г. Но период эйфории, как обычно бывает с пузырями, закончился плохо. К середине мая индекс Tadawul рухнул на 54%, а к началу 2007 г. опустился на 67%, после чего уже началось восстановление.
В России тоже прошло несколько народных IPO – «Роснефти» в июле 2006 г. и ВТБ в мае 2007 г. (а также допэмиссия Сбербанка в марте 2007 г.). ВТБ в апреле-мае принимал заявки от граждан, по словам президента банка Андрея Костина, «без праздничных и выходных дней». На рекламу IPO было потрачено около 4 млрд руб.; ролики крутились по центральным телеканалам, объявления размещались на рекламных плакатах вдоль московских дорог, проходили онлайн-конференции. Банк также выплатил 20% от прибыли в виде дивидендов по итогам 2006 г. Более 130 000 человек купили акции, дав ВТБ около $1,5 млрд из привлеченных им в общей сложности $8 млрд. После размещения 22,5% акций по 13,6 коп. их цена ненадолго превысила 14 коп., после чего рухнула до 1,9 коп. в марте 2009 г. В начале 2012 г. премьер-министр Владимир Путин, готовившийся к президентским выборам, предложил ВТБ рассмотреть возможность обратного выкупа акций у физических лиц акции по цене размещения, что банк и сделал. Сейчас акции стоят 4,7 коп.

Многие саудовцы не смогут купить желаемое количество акций, поэтому приобретут их уже на вторичном рынке, утверждает Джон Джебейли из местной инвесткомпании Audi Capital. По его мнению, такой спрос поможет поддержать котировки после начала торгов.

Отчасти такой энтузиазм связан с патриотизмом, отмечает руководитель ближневосточного подразделения Nomura Тарек Фадлаллах. Но саудовцев также привлекает возможность заработать. Saudi Aramco пообещала выплатить в следующем году $75 млрд дивидендов. «Саудовцы заслуживают их больше, чем кто-либо еще», и они не должны ждать, пока «этот поезд уйдет», написала местная газета Okaz. По словам Фадлаллаха, спрос есть даже со стороны водителей такси.

Как рассказал WSJ на условиях анонимности инвестбанкир, один из его клиентов даже думает продать половину своей недвижимости, чтобы купить акции. Но не все готовы так рисковать. Например, фитнес-тренер Райан Галайини заявил изданию, что хотел бы сначала побольше узнать о перспективах компании, но в любом случае не стал бы покупать много акций: «Я сделал бы это, чтобы украсить свой инвестиционный портфель».

Эр-Рияд надеется, что благодаря местным инвесторам IPO пройдет удачно, для этого они обязаны будут подать заявку на покупку акций по верхней границе ценового диапазона. Теоретически при большом спросе розничных инвесторов это может заставить институциональных согласиться на такую же цену и тогда правительство сможет увеличить оценку Saudi Aramco, пишет WSJ. Если стоимость акций при размещении окажется ниже максимальной, розничные инвесторы смогут потребовать возмещения, чтобы компенсировать разницу.

Ранее Financial Times сообщала о попытках саудовских властей принудить к участию в IPO богатейшие семьи страны. Среди тех, на кого в последние месяцы оказывалось давление, были бизнесмены, задержанные в ходе антикоррупционного расследования в отеле Ritz-Carlton в конце 2017 г. Чтобы выйти на свободу, большинство из них согласились в общей сложности передать правительству активы примерно на $100 млрд.