Президент Hotel Okura Co.: «У нас самый большой люкс в Японии, 730 кв. м, – ждем господина Путина»

Тошихиро Огита рассказывает о новом флагманском отеле Okura в Токио стоимостью более $1 млрд и о проектах во Владивостоке и Москве
Тошихиро Огита – президент Hotel Okura Co /Getty Images

Компания Hotel Okura Co. возводит начало своей истории к легендарному японскому предпринимателю Кихачиро Окуре (1837–1928). Хотя непосредственного участия в создании сети Okura Hotels он не принимал – это сделал его сын, Кишичиро (1882–1963). Но без фундамента, который заложил Окура-старший, бизнес Hotel Okura Co. вряд ли бы состоялся.

Кихачиро Окура родился в деревне на острове Хонсю, но в юности приехал в столицу страны Эдо (нынешний Токио) и всего за три года работы сумел скопить капитал, чтобы в 1857 г. открыть собственный магазин. Из магазина Окура вырастил международную торговую компанию, затем к торговле добавился строительный бизнес, добыча угля, железной руды и многое другое. Кихачиро Окура стал первым японским бизнесменом, который открыл филиал своей компании за рубежом – в Лондоне.

Коллекционер и отельер

В 70-е годы XIX в. в империи Окуры появился новый бизнес – небольшой, но благодаря ему фамилия предпринимателя прозвучала на всю Японию: Кихачиро начал торговать антиквариатом и предметами искусства.

Это случилось после ликвидации в 1868 г. сёгуната Токугава: феодальные князья-самураи, лишившись власти, начали стремительно беднеть, и им пришлось продавать свои замки вместе с обстановкой, рассказывает главный куратор Okura Museum of Art Чисако Танака. Европейцы и американцы, которым уже было позволено въезжать на территорию Японии, активно скупали антиквариат из самурайских владений. Окура, увидев такое, решил тоже заработать на перепродаже предметов искусства. Но постепенно на смену торговле пришло коллекционирование.

Тем временем международная торговля Японии росла, в страну приезжало все больше иностранцев. Для их размещения требовался большой отель, построенный по западным стандартам. Кихачиро Окура стал одним из главных инициаторов и инвесторов Hotel Imperial, построенного в Токио напротив Императорского дворца, и возглавил отель после открытия в 1890 г.

На рубеже XIX–XX вв. власти Японии вознамерились сделать страну чисто синтоистской, на буддизм начались гонения, продолжает Танака. Окура стал скупать древние скульптуры и изображения Будды, попавшие в немилость. А затем продолжил делать то же самое в Китае (где у него уже была дочерняя компания) и перевозить в Токио ценные образцы буддийского искусства.

Разбогатев, Окура занялся благотворительностью: построил три школы и больницу, говорит Танака. И решил открыть свою коллекцию миру, для чего построил в 1917 г. напротив своего особняка в центре Токио первый в Японии частный музей. Но после Великого землетрясения 1923 г. в Токио начался пожар, сгорело 2/3 музейной коллекции.

Однако Окура не отчаялся и выделил огромные деньги, чтобы восстановить коллекцию и музей. Здание нового музея (в китайском, а не японском стиле!) было открыто в 1928 г. Его создатель не дожил до этого события всего полгода.

Автогонщик и музыкант

Кишичиро Окуре в наследство достался один из крупнейших дзайбацу Японии – частных многопрофильных холдингов, сочетавших бизнес в торговле, промышленности и финансах, и среди прочего должность президента отеля Imperial.

Кишичиро был полной противоположностью своему отцу, рассказывает Танака, хотя тоже талантливым предпринимателем. Он вырос в уже богатой семье, учился в Кембридже, где обрел вкус к роскоши на европейский манер, влюбился в автомобили и даже участвовал в автогонках. Вернувшись на родину, Окура-младший стал первым импортером автомобилей в Японию. Он оплатил в 1932 г. строительство трамплина для прыжков на лыжах в Саппоро, благодаря чему японские спортсмены вошли и до сих пор остаются в мировой элите этого вида спорта (трамплин Okurayama принял Олимпиаду 1972 г. и по-прежнему действует). Кишичиро был главным инициатором создания Японской ассоциации го и изобрел музыкальный инструмент окрауло – гибрид японской и европейской флейты. По словам Танаки, во второй половине XX в. музыканты перестали использовать окрауло, но девять лет назад компания Okura возродила игру на этом инструменте, организует концерты и поддерживает музыкантов, использующих окрауло.

Рождение Okura Hotel

В 1946 г. оккупационная администрация прекратила деятельность дзайбацу, их бизнес был раздроблен, а Окуре было запрещено занимать все посты в каком-либо из осколков его империи, в том числе в отеле Impеrial. Именно об этом отеле Кишичиро сожалел больше всего и на протяжении 10 лет безуспешно пытался вернуть себе управление.

Окончательно убедившись, что это невозможно, в 1958 г. он создал компанию Hotel Okura Co. и решил построить на месте отцовского особняка и напротив музея роскошный отель – который превзойдет Imperial.

Так и случилось – после того, как отель открылся в 1962 г., за два года до начала токийской Олимпиады. Лобби Okura Tokyo Hotel, созданное Йоширо Танигучи, вошло в историю японской архитектуры и дизайна, а отель стал излюбленным местом встреч для японцев и иностранцев и съемочной площадкой нескольких фильмов.

Новый флагман

Когда весной 2015 г. руководство Hotel Okura Co. объявило о том, что старый Okura Tokyo Hotel будет снесен, так как больше не удовлетворяет современным требованиям сейсмоустойчивости, поднялась глобальная волна протеста: архитекторы, деятели культуры и просто клиенты Okura Tokyo Hotel со всего мира требовали сохранить здание легендарного отеля и даже создали движение Save the Okura.

СПРАВКА

Hotel Okura Co. Ltd.
гостиничная компания

Крупнейшие акционеры (данные компании на 30 сентября 2019 г.): Taisei Corporation (8,4%), Mitsubishi Estate (6,9%), Nippon Steel (5,4%), Kajima Corporation (5%). Всего у компании 186 акционеров.
Финансовые показатели (первое полугодие финансового года, завершившееся 30 сентября 2019 г.):
выручка – 37,9 млрд иен ($351,1 млн),
чистая прибыль – 3,7 млрд иен ($33,9 млн).

По данным компании на январь 2020 г., дочерняя компания Okura Nikko Hotel Management управляет 74 отелями, в которых 23 207 номеров.

Но владельцы компании (правление возглавляет Йошио Окура, представитель третьего поколения) нашли элегантное решение. На пост супервайзера проекта нового гостинично-офисного комплекса The Okura Tokyo они пригласили архитектора Йошио Танигучи – сына Йоширо, создателя знаменитого лобби. Танигучи-младший не только сумел элегантно вписать маленькое отцовское лобби в большое лобби нового отеля (историческая мебель отреставрирована, элементы декора также отреставрированы или воссозданы и смонтированы в новом здании), но и предложил перестроить всю площадь перед комплексом The Okura Tokyo. Который теперь состоит из трех зданий. Двух новых – Okura Prestige и Okura Heritage – и построенного в 1973 г. Okura South Wing. Между ними – музей, который раньше был окружен зданиями-хранилищами. Танигучи придумал поднять и передвинуть здание музея на шесть метров, предварительно построив подземный этаж под хранилище, а на расширившейся площади организовал «водное пространство», в котором теперь отражаются новые и старые здания.

По словам президента Hotel Okura Co. Тошихиро Огиты, компания инвестировала в новый гостиничный комплекс 120–130 млрд иен ($1,1–1,2 млрд) – похоже, японцы могут претендовать на то, что они открыли самый дорогой отель в мире. В будущем эти лавры получит нью-йоркский отель The Waldorf-Astoria, купленный в 2014 г. инвесторами из Китая за $1,9 млрд, но он все еще закрыт на реконструкцию. До сих пор самым дорогим отелем мира считался парижский The Peninsula, в покупку и реконструкцию которого Katara Hospitality вложила 900 млн евро.

Под открытие своего флагмана (в сентябре 2019 г.) Okura создала новый бренд, под которым будут появляться лучшие гостиницы сети – Heritage. Под отель Heritage в Токио отведен корпус высотой 75 м на 140 номеров, в соседнем 188-метровом корпусе разместился 5-звездочный отель Okura Prestige на 368 номеров.

В первом интервью российскому СМИ Тошихиро Огита заявил, что отель Okura Prestige может появиться в Москве.

– Теперь у вашей компании шесть брендов: Okura Heritage, Okura Prestige, просто Okura, плюс три гостиничных бренда авиакомпании JAL, купленных вами в 2010 г., – Grand Nikko, Nikko и Hotel JAL City. Расскажите вашим будущим российским гостям, чем они отличаются.

– Heritage и Prestige – наши топ-бренды. У отелей под этими брендами «5 звезд» по классификации, но мы считаем, что можно дать 6 или 5+. (Улыбается.)

Тошихиро Огита

Президент Hotel Okura Co.
Родился 15 октября 1964 г. Окончил Университет Кейо (Токио) по специальности «торговля и управление». Получил диплом МВА Школы гостиничного менеджмента Корнелльского университета
1987
начал работать в  компании Hotel Okura Co.
2005
становится членом совета  директоров Hotel Okura Co.
2007
назначен генеральным  менеджером Okura Frontier Hotel Tsukuba
2008
назначен президентом  Hotel Okura Co.
2015
также занял должность  председателя совета директоров  Okura Nikko Hotel Management Co.

Основная идея Heritage – выразить через дизайн традиции той страны, где находится отель. В Heritage мы хотим оказывать максимально персонализированный сервис, в нашем первом отеле Heritage батлеры есть на каждом этаже.

Prestige – это современный люксовый бренд. Гостиница этого бренда может размещаться в большом здании, где также могут быть, например, офисы.

Просто Okura и Grand Nikko – это классические 5-звездочные отели. Nikko – это отели категории «4 звезды». JAL City – 3-звездочные отели.

Думаю, вашей аудитории будет понятнее, если я проиллюстрирую разницу между отелями размерами их номеров. Площадь номеров в JAL City – 20–25 кв. м, Nikko – 30–35 кв. м, Okura – 35–40 кв. м, Grand Nikko – 40–45 кв. м, Okura Prestige – 50–55 кв. м, Okura Heritage – около 55 кв. м.

Самый большой и дорогой

– Ваш флагманский отельный комплекс The Okura Tokyo впечатляет – не только стоимостью, но и тем, как он был задуман и реализован. Что лично для вас было самым важным в этом проекте?

– Концепция нашего нового проекта – «Традиции и инновации». То есть мы хотели сохранить и даже улучшить старое и создать новое, инновационное.

Мы хотели сохранить все, что компания Okura развивала на протяжении 50 лет, – не только дух сотрудников и то, как они оказывают сервис, но и интерьеры отеля. Думаю, вы уже обратили внимание, что мы воссоздали историческое лобби отеля в новом корпусе Okura Prestige, где мы с вами сейчас разговариваем. Новое лобби стало намного больше, но гости из числа наших постоянных клиентов говорят мне, что они чувствуют себя в нем так же уютно, как в старом. Концепция пространства – такая же, как в старом отеле. (Кишичиро Окура считал, что лобби его отеля должно быть местом для бесед и отдыха, поэтому в лобби нет кафе – чтобы звук посуды и мельтешение официантов не раздражали гостей, а музыка едва слышна. – «Ведомости».) Мы отреставрировали и перенесли все, что смогли, и воссоздали то, что не смогли. Живописные панели, которые украшали банкетный зал старого отеля, теперь находятся в лобби корпуса Okura Heritage. 

Но главный продукт гостиницы – это все же ее номера. В старом отеле ширина номера составляла 4,8 м, длина – 10 м. Теперь мы увеличили ширину до 6,8 м. Большая ширина значит меньше номеров в здании, но мы сделали выбор в пользу комфорта наших гостей.

Почти половину площади нашего земельного участка (а именно – 1,3 га) занимают зеленые насаждения, поэтому из номеров с любого этажа открываются прекрасные виды – или на город или на сад.

А наш Imperial Suite – самый большой люкс в Японии, 730 кв. м! Мы готовы принять в нем господина Путина. (Смеется.) Этот двухэтажный люкс находится в корпусе Okura Prestige. Второй люкс по размерам, Presidential Suite, находится в корпусе Okura Heritage; в нем 320 кв. м, и он выделяется тем, что в его центре разбит [японский] сад.

Мы считаем, что наш подход к организации гостиничных номеров является новаторским, и таким образом мы сочетаем традиции и инновации.

– Ваш Imperial Suite – не только самый большой, но и самый дорогой в Японии?

– Мы полагаем, что да: если снимать его целиком, с тремя спальнями, то цена составит 3 млн иен за ночь. Но можно снять только с одной спальней: в этом случае площадь составляет 590 кв. м, а цена – 2,7 млн иен.

Безопасность важнее прибыли

Okura не будет сдавать свой самый большой люкс Imperial Suite под вечеринки и прочие публичные мероприятия – чтобы в сеть не утекали фотографии его планировки из соображений безопасности. Тошихиро Огита полагает, что Imperial Suite будет востребован под заседания советов директоров глобальных компаний: «В этом случае топ-менеджеры, приезжающие из разных стран, смогут останавливаться в нашем отеле, а в этом люксе – участвовать в заседаниях. Тут же они смогут и обедать, и ужинать». 

В Imperial Suite только банная зона (с сауной, хамамом, двумя ваннами, тренажерным залом, который можно переоборудовать в массажный кабинет и проч. – «Ведомости») занимает 150 кв. м – в 2 раза больше, чем мой дом. (Смеется.) В новогодние праздники мы уже дважды сдавали его, в сумме на семь дней: заезжали семья из Китая и семья из Японии.

– The Okura Tokyo аккредитован Международным олимпийским комитетом под размещение официальных лиц Олимпийских игр, которые открываются в Токио 24 июля. И кто же будет жить в самом большом люксе Японии во время Олимпиады? Президент МОК Томас Бах?

– (Смеется.) Еще не решено. Но даже если и решено, вряд ли МОК нам об этом скажет.

Сколько должен стоить номер

– Уже есть идеи, где появится следующий отель Okura Heritage?

– Пока нет. Я думаю, что даже в перспективе 10–20 лет мы сможем открыть максимум пять гостиниц Heritage. Во-первых, число локаций для таких отелей очень ограниченно. Во-вторых, бизнес новой гостиницы должен быть устойчивым – если бизнеса не будет, нет смысла ее открывать. Но, думаю, что в 20–30 крупнейших городах мира гостиницы Okura Heritage могут появиться.

– В Токио на 508 номеров вы потратили $1 млрд, т. е. приблизительно по $2 млн на номер. Недешево. Будущие отели Okura Heritage будут стоить столько же?

– $1 млрд – это стоимость проекта без земельного участка. Если добавить стоимость земли, то получится еще дороже – 150–180 млрд иен. Но нужно учесть, что в этом здании есть не только гостиничные номера, но и офисные площади. Если вычесть их, то получится, что стоимость гостиничного проекта – 120–130 млрд иен.

Я лично считаю, что мы инвестировали слишком много. Но надо принимать во внимание особенности Японии. Здесь очень часты землетрясения, поэтому на сейсмоустойчивости экономить было нельзя. Также у нас высокие цены на земельные участки и высокая стоимость строительства. Зато низкие процентные ставки. Так что даже при невысокой доходности проекта это позволяет бизнесу состояться.

Вы знаете, что комплекс The Okura Tokyo построен на месте, где наш основатель начинал свой бизнес и где стоял его дом. Так что здесь мог появиться только образцовый отель, чтобы потенциальные инвесторы, увидев его, захотели построить такой же.

Таковы были причины, по которым мы задумали и реализовали именно такой проект. То есть речь шла не только о рентабельности.

Описанная мной ситуация касается не только нашего проекта, но и других люксовых отелей в Токио – их доходность составляет около 0,1%. Инвесторы рассматривают их как дополнение к своим большим проектам – офисным, торговым, – считая, что наличие люксовой гостиницы в составе проекта поднимает его статус. Поэтому, принимая решение о строительстве нового люксового отеля, инвесторы оценивают доходность всего проекта в целом.

Возвращаясь к вашему вопросу, я считаю, что стоимость номера в отеле Heritage должна быть максимум $2 млн, в Prestige – $1–1,5 млн или даже меньше, учитывая, что стоимость строительства, например, в странах Юго-Восточной Азии невысока. Если будет дороже, то думаю, что бизнес не состоится. Но если инвестор думает не только о доходности, но хочет иметь самую роскошную гостиницу, то мы идем навстречу. Например, если большая компания хочет построить небольшой отель, который будет играть роль корпоративного дома приемов, то в этом случае стоимость номера может быть еще выше.

– МОК подписал спонсорское соглашение с Airbnb до 2028 г. Видите ли вы потенциальные финансовые потери из-за этой сделки для ваших отелей в Токио во время Олимпиады?

– Не думаю, что на нас эта сделка окажет влияние. Возможно, какое-то ограниченное влияние будет на 4-звездочные отели нашей группы, но точно не на 5-звездочные.

У меня есть четверо кузенов и кузин в Канаде, двое из них со своими семьями приехали летом в Японию. Они провели здесь почти месяц, передвигаясь почти синхронно, посещая одни и те же места и навещая наших родственников. И что интересно: одна семья почти всегда жила в отелях, а другая почти всегда снимала жилье через Аirbnb. То есть все зависит от бюджета и от вкуса.

– В преддверии Олимпийских игр в Токио открываются и другие люксовые отели. Что это значит для гостиничного бизнеса города и для Hotel Okura Co. в частности?

– Давайте сначала посмотрим на количество иностранных туристов, приезжающих в Японию. 30 лет назад, в 1989 г. их было 2,84 млн человек. 20 лет назад, в 1999 г., – 4,44 млн. 10 лет назад, в 2009 г., – 6,79 млн. А в 2019 г. в Японию приехали почти 32 млн иностранных туристов. Динамику вы видите: рост в разы!

По данным Японского банка развития, в 2012 г. иностранцы составляли всего 6% гостей японских отелей – 8,36 млн человек. К 2019 г. число иностранцев в гостиницах увеличилось в 4 раза и достигло примерно 20% от всех постояльцев.

То есть причины, почему зарубежные игроки захотели выйти на японский рынок и построить здесь люксовые гостиницы, понятны. Новостей об открытии зарубежных люксовых отелей в Японии очень много, но эти гостиницы небольшие, поэтому их влияние на всю индустрию незначительно. Я считаю, что гораздо большее влияние на гостиничный бизнес в Токио будут иметь 3-звездочные отели, которые специально под Олимпиаду строят риэлторские и железнодорожные компании.

Население Японии сокращается. А правительство поставило цель увеличить к 2030 г. число интуристов до 40 млн человек. Они могут компенсировать снижение числа японских туристов. Наша токийская гостиница занимает первое место по доле иностранных гостей: за последние 30 лет иностранцы составили 50% всех гостей, а если считать число номеров, которые они занимали, то это 55%. Из всех иностранных гостей половина приходится на американцев (The Okura Tokyo находится напротив посольства США, в старом отеле останавливались все президенты США, начиная с Роберта Никсона. – «Ведомости»), еще 30% приходится на европейцев, т. е. гости из западных стран составляют 80% наших гостей. Поэтому дальнейший рост мы связываем с другими рынками, в первую очередь с Тайванем, Юго-Восточной Азией и Россией. И в соответствии с нашей стратегией запланировали выход на рынки этих стран.

Ворота в Россию

– Вот наконец мы и пришли к России. Почему вы выбрали плацдармом для выхода на наш рынок именно «Шереметьево»?

– Удивительно, но многие в Японии считают, что Россия – очень далекая страна. А на самом деле мы соседи: расстояние между Токио и Владивостоком почти такое же, как между Токио и Саппоро. И Владивосток к Токио гораздо ближе, чем Окинава. Российский рынок имеет очень большой потенциал.

Мы полагаем, что в России еще недостаточно широко представлены международные гостиничные сети, что делает ее привлекательной для нас – сети среднего размера. Дополнительным стимулом для нас является то, что двусторонние экономические связи динамично растут: если бизнес развивается, значит, все больше людей будет ездить в командировки.

Что касается «Шереметьево», то это один из наших проектов в России. В этом году появится новый авиарейс из токийского аэропорта Ханеда в «Шереметьево», а JAL перебазируется из «Домодедово» в «Шереметьево». Кроме того, два года назад JAL и «Аэрофлот» заключили соглашение о сотрудничестве. Это означает, что «Шереметьево» становится для японцев воротами в Россию и Восточную Европу. Поэтому мы подписали меморандум о том, что отель Okura может появиться в «Шереметьево». Надеюсь, что в апреле – мае этого года мы подпишем договор, и можно будет сказать, что отель точно появится.

Кроме того, нашим приоритетом является открытие гостиницы Okura Prestige в Москве, и я надеюсь, что проект в «Шереметьево» станет трамплином для этого.

– А какие новости по Владивостоку? Сколько вы хотите открыть отелей в городе – один или все-таки два?

– Один. Наша компания совместно с российским партнером изучает проект, и надеюсь, что уже через месяц соглашение будет подписано.

– Какие существуют причины, что это соглашение может не быть подписано?

– (Задумывается.) Поскольку в мою голову не приходит ни одна причина, то, скорее всего, через месяц соглашение будет подписано. (Смеется.) Если вдруг договор не будет подписан, это значит, что наш сотрудник плохо работал.

– Во Владивостоке вы собираетесь взять в управление отель, который должен был быть открыт еще к саммиту АТЭС 2012 г., но так и не был достроен предыдущим инвестором. Достройка отеля уже идет?

– Мы ведем работу совместно с нашим российским партнером (недостроенный отель купило ООО «Парк отель Бурдугуз», близкое к Олегу Дерипаске. – «Ведомости»). Учитывая, сколько времени здание простояло недостроенным, ему требуется уход. Требуется внести изменения в проект. Позже мы начнем установку недостающего оборудования. Дизайн интерьеров почти готов, но внутренняя отделка еще не началась.

– И когда планируется открытие?

– Насколько мне известно, у российской стороны есть желание открыть гостиницу уже в июле – августе этого года. Но учитывая, сколько всего предстоит сделать – даже если успеем все достроить, надо еще будет найти и обучить работников, – мне кажется, что открытие в июле – августе – это очень непростая задача. Конечно, мы будем стараться максимально удовлетворить пожелания российской стороны, но не все зависит от нас.

– Вы уже были во Владивостоке?

– Два раза.

– Ваша компания заявляла, что к концу 2020 г. глобальный портфель отелей должен достичь цифры 100, в первую очередь в Азии. Вы успеваете?

– Цифра 100 включает в себя не только действующие отели, но и контракты на управление строящимися гостиницами. На конец прошлого года под нашим управлением находилось 49 гостиниц в Японии и 25 за рубежом. В процессе открытия находятся четыре отеля в Японии и 12 за рубежом. То есть в сумме получается 90. Мы поставили себе цель в течение этого года подписать еще 10 контрактов на управление. В России у нас уже три проекта в стадии обсуждения, осталось найти еще семь. (Смеется.)

А если серьезно, то помимо трех проектов в России мы обсуждаем два проекта на Тайване, два проекта во Вьетнаме, два проекта в Таиланде. И хотели бы добавить еще один-два проекта на Филиппинах и в Индонезии.

Нам также поступили предложения [об открытии отелей] из Иркутска, Новосибирска и Волгограда. Но мы считаем, что сначала должны реализовать те три проекта в России, которые я уже назвал, а потом браться за новые.

– В Москве у вас уже есть потенциальный партнер, есть земельный участок, на котором может быть построен ваш отель?

– Да, мы получили конкретное предложение и рассматриваем его. Больше, извините, пока сказать не могу. Надеюсь, сможем объявить после подписания соглашения по отелю в «Шереметьево».

– По отелю в «Шереметьево» у вас такой же уровень уверенности, как по Владивостоку? Или в «Шереметьево» выше риски того, что договор может быть не подписан?

– Лично у меня по «Шереметьево» точно такой же уровень уверенности, как и по Владивостоку. Но степень готовности проектов совершенно разная: во Владивостоке отель вот-вот откроется, в «Шереметьево» еще ничего не началось, так что во втором случае факторов риска больше.

– Я правильно понимаю, что во Владивостоке и «Шереметьево» вы хотите открыть отели под брендами Okura, a в Москве – Okura Prestige?

– Во Владивостоке точно будет Okura. В Москве мы бы хотели открыть Okura Prestige, а в «Шереметьево», так как это аэропорт, мы бы хотели использовать бренд JAL и открыть гостиницу Nikko; но это наши желания.

Прибыльный бизнес

– Насколько хорошим будет заканчивающийся финансовый год для Hotel Okura Co. и чего вы ждете от 2020-го финансового года, когда в Токио будет проходить Олимпиада?

– Финансовый год в Японии начинается 1 апреля и заканчивается 31 марта. По нашим прогнозам, наш оборот в этом финансовом году составит 85 млрд иен, что на 7,5 млрд больше, чем в прошлом году. Такой рост объясняется тем, что в прошлом финансовом году у нас не было этой гостиницы, она открылась в сентябре 2019 г. и с тех пор зарабатывает для нас. Прибыль от основной деятельности составит 500 млн иен, она сократится на 3,1 млрд – это опять-таки объясняется открытием этой гостиницы, в которую мы инвестировали и несли дополнительные расходы на открытие. Чистая прибыль в этом финансовом году увеличится на 3,2 млрд иен и составит 5 млрд.

Что касается следующего отчетного периода, мы ожидаем, что выручка увеличится на 5 млрд иен и составит 90 млрд. Чистая прибыль вырастет на 2 млрд иен и достигнет 5 млрд. Прибыль от основной деятельности должна вырасти на 4,5 млрд иен до 5 млрд, а чистая прибыль – уменьшиться на 2 млрд иен до 3 млрд.

– Почему у вас такие резкие скачки чистой прибыли?

– Из-за разовой сделки, которая принесла нам прибыль в размере 7,5 млрд иен: после того как этот проект был завершен, была создана специальная компания (акционеры – строительная компания, возводившая этот объект, лизинговая, и мы), которая выкупила у нас офисные площади и теперь управляет ими – сдает в аренду и проч.

Офисы и жилье

– Все офисы The Okura Tokyo уже сданы? И переедет ли ваша компания в это здание?

– Контракты подписаны на 95% офисных площадей, 5% мы зарезервировали под рост бизнеса наших арендаторов. Они уже заняли 50–60% площадей, к июню переедут все. Мы уже переехали. У нас очень компактная управляющая компания – мы заняли меньше 1% офисных площадей. Мой кабинет – на восьмом, самом низком, офисном этаже, рядом с машинным отделением – его нельзя было сдать никому. (Смеется.)

– А визитки поменять еще не успели? Я видел на карточках ваших сотрудников другой адрес.

– Сюда переехала компания Hotel Okura Co. У нас есть дочерняя компания Okura Nikko Hotel Management – ее штаб-квартира в другом здании, неподалеку. Если они будут работать хорошо, смогут переехать сюда. (Смеется.)

– Я слышал, что вы собираетесь сносить корпус South Wing. Когда?

– Мы планируем как минимум приостановить деятельность South Wing после Олимпиады. Изначально мы думали сделать это сразу после открытия новых корпусов, но МОК попросил нас не закрывать отель до окончания Олимпиады, и мы согласились.

– И что появится на месте South Wing?

– Сейчас рассматриваем разные варианты, самые вероятные – офисы или жилье. Не отель. Потому что, возможно, на соседнем участке, который не принадлежит нам, будет построена новая гостиница, и мы будем управлять ею.

– Если вы построите вместо South Wing апартаменты, будет ли Okura их обслуживать? И есть ли где-то у вашей компании сервисные апартаменты?

– Они есть у Okura Nikko – в Китае и сейчас планируются в Мьянме. Но в данном проекте это маловероятно: нам проще и выгоднее сдать гостиничный номер на длительный срок, чем обслуживать апартаменты.

– Каково будущее нового бренда Nikko Style? Когда и где будут открываться отели под этим брендом?

– Nikko Style – это лайфстайл бренд категории «4 звезды». Если в отелях Nikko всегда есть три-четыре ресторана и большой банкетный зал, то в гостиницах Nikko Style будет только один-два ресторана и небольшой банкетный зал, а основная часть площади отеля отдана под номера. Уже решено, что отель Nikko Style откроется в городе Нагоя, и еще рассматриваются три-четыре проекта – все в Японии.

– Японские компании знамениты традицией пожизненного найма. Как вы трудоустроили сотрудников вашего токийского отеля в те годы, когда был снесен старый и еще не открыт новый?

– Честно признаюсь: это было очень сложно. В двух зданиях у нас работали 1000 человек. После того как мы снесли главный корпус, мы должны были бы уволить 500 человек, но все же мы сохранили 700–800 человек. Всех трудоустроить мы, к сожалению, не смогли.

– А куда трудоустроили тех, кого смогли?

– Надо сказать, что идея этого проекта появилась 15 лет назад. Шесть лет ушло на его обсуждение и проработку в компании, потом еще четыре года потребовалось на согласование с властями. После объявления об этом проекте и до открытия прошло еще пять лет. И эти 15 лет нам очень помогли, потому что за эти годы компания стала намного больше, и мы смогли перевести сотрудников нашего токийского отеля в другие места.

– Сколько сейчас работает человек в двух отелях Okura Heritage и Okura Prestige?

– 900 человек. И еще 200 – в South Wing.

– И что будут делать эти 200 человек, когда вы снесете South Wing?

– После того как были открыты Okura Heritage и Okura Prestige, мы перевели в них работников из South Wing. А управление South Wing передали нашей дочерней компании, которая занималась управлением ресторанами при универмагах. Но этот бизнес мы приостановили, и теперь в South Wing работают сотрудники «дочки». Мы думаем, что делать с этим бизнесом и людьми.

Токио