Экономика
Бесплатный
Линлин Вэй

Волатильность мешает Китаю проводить рыночные реформы

Власти опасаются смягчать ограничения на движение капитала после обвала на фондовом рынке

Летний обвал на фондовом рынке Китая обнажил значительные недостатки финансового регулирования (в том числе бесконтрольный рост кредитования для покупки акций), которые власти теперь пытаются прикрыть. Из-за этого заметно снизилась готовность политических лидеров и возглавляющих правительство технократов переходить к открытой финансовой системе, в которой деньги могут спокойно приходить в страну и так же легко ее покидать. Более того, теперь чиновники высказывают опасения относительно такого шага на фоне замедления экономики и растущего беспокойства по поводу финансовой стабильности.

«Самый большой вопрос сейчас в том, будет ли финансовый контроль достаточным для того, чтобы не допустить подрывающих [стабильность системы] движений капитала», – заявил высокопоставленный чиновник министерства торговли, участвующий в дискуссиях по поводу следующего этапа финансовых реформ.

В марте председатель Народного банка Китая (НБК) Чжоу Сяочуань удивил мировое деловое сообщество, пообещав к концу 2015 г. сделать финансовую систему значительно более открытой. На прошлой неделе НБК даже неожиданно позволил рыночным силам больше влиять на курс юаня. Но это лишь один шаг на пути преодоления барьеров, ограничивающих трансграничное движение капитала.

Сейчас ситуация отличается от мартовской. Правда, пока НБК показывает, что не намерен отступать. Так, в четверг руководство банка пошло на редкий для себя шаг и провело пресс-конференцию, поскольку инвесторов сильно взволновало его решение девальвировать юань. Обычно НБК ограничивается сухими заявлениями на сайте, но на пресс-конференции его представители даже ответили на вопросы о планах валютных и финансовых реформ. Заместитель председателя НБК И Ган заверил, что Китай сможет сделать рынки более открытыми к концу года. По его словам, этому процессу не смогут «легко помешать небольшие рыночные колебания или внешние события». Также он и Чжан Сяохуэй, помощница председателя Центробанка, поддержали решение НБК девальвировать юань почти на 2%, чтобы помочь экспортерам и сделать курс более рыночным, к чему его давно призывали МВФ и другие западные организации. До принятого во вторник решения разница между фактическим курсом юаня и ожиданиями участников рынка составляла 3%, но спустя два дня сократилась, отметила Чжан. Это может означать, что теперь НБК будет стараться поддерживать стабильный курс. «В долгосрочной перспективе юань останется крепкой валютой», – заявила Чжан.

У Центробанка много причин не допускать свободного падения курса юаня. Прежде всего это может спровоцировать волну оттока капитала в тот момент, когда он необходим для стимулирования экономики и НБК пытается заручиться политической поддержкой для реформ.

До начала обвала в середине июня фондовый рынок стремительно рос, в том числе благодаря тому, что появились новейшие инструменты кредитования и другие механизмы, помогающие инвесторам покупать акции. Регуляторы не обращали на эти инструменты внимания, пока не началось падение. И теперь они боятся рисковать. Это приветствуют некоторые критики планов смягчить контроль над трансграничным движением капитала. Как утверждает один из них, Ю Ёндин, экономист Академии общественных наук КНР и бывший советник НБК, китайцы начнут выводить из страны свои огромные сбережения (депозиты составляют $21 трлн и превышают 50% ВВП), если валютный контроль ослабят, прежде чем будет укреплена финансовая система.

Пекин не строил четких планов по либерализации капитального счета, пока в этом году Чжоу не преодолел сопротивление консервативных чиновников. Как говорят знакомые с ходом переговоров чиновники, Чжоу убедил оппозицию, апеллируя к целям сделать юань международной резервной валютой.

Темпы перемен удивили многих инвесторов, ожидавших более осторожных шагов. Еще в конце 2014 г. власти предоставили иностранным инвесторам больший доступ на Шанхайскую фондовую биржу, а в начале 2015 г. заявили, что откроют для них Шэньчжэньскую биржу. Но теперь многие согласившиеся на реформы члены правительства начинают думать по-другому. «Сопротивление нарастает», – говорит близкий к Центробанку чиновник.

Несмотря на свои реформистские обещания, НБК четко дал понять, что не откажется полностью от контроля над национальной валютой и движением капитала. Он рассматривает эти инструменты как ключевые для недопущения появления иностранных спекулянтов и волатильности. Стратегию «управляемой конвертируемости» НБК продемонстрировал на прошлой неделе, проведя валютные интервенции через два дня после объявления о девальвации. На решения властей влияют и воспоминания о финансовом кризисе в Азии в 1997–1998 гг., когда бегство иностранного капитала из региона привело к многочисленным корпоративным дефолтам. Китайская же экономика, защищенная ограничениями на движение капитала, тогда почти не пострадала.

Теперь международные инвесторы наблюдают за тем, что последует за обещаниями китайского Центробанка. «Правительству нужно эффективно проводить политику, чтобы заслужить доверие инвесторов, как китайских, так и иностранных, – говорит Мэтью Рабин, директор по инвестиционной стратегии Neuberger Berman. – Сглаживание краткосрочных оттоков и волатильности может быть приемлемо, но политика не должна выглядеть по своей сути направленной против инвесторов. Для этого необходимо со временем разработать прозрачную систему регулирования».

WSJ, 14.08.2015, Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать