Экономика
Бесплатный
Александра Прокопенко|Елизавета Базанова

Стратегия развития России до 2030 года станет основной темой форума в Красноярске

Реформы нужны стране, но нет спроса на них со стороны власти, считают эксперты

Мы обсуждаем ситуацию, которая была вчера, но никто не обсуждает, что будет завтра», – критиковал летом правительство за отсутствие стратегии президент Сбербанка Герман Греф. В стране кризис стратегического планирования, соглашается чиновник финансово-экономического блока. А без понимания, какой результат мы хотим получить и куда движемся, экономическая политика сводится к одному – к распределению оставшихся денег, сетует федеральный чиновник. Пока правительство определяет стратегию хотя бы на ближайшую трехлетку, обсуждением долгосрочной стратегии – 2030 займутся эксперты на Красноярском экономическом форуме.

Сейчас у России нет официальной стратегии развития. В 2008 г. была утверждена концепция долгосрочного развития – 2020, но из-за кризиса 2008–2009 гг., когда поменялись экономические условия, она утратила актуальность, вспоминает директор Центра развития Высшей школы экономики Наталья Акиндинова. Преемником концепции стала стратегия-2020, которую около 1000 экспертов писали как план реформ к выборам президента Владимира Путина в 2012 г.

Алексей КудринПредседатель Комитета гражданских инициатив
«Предыдущие стратегии остались невыполненными. Размывались приоритеты, тормозились реформы, нефтяное изобилие сбило ориентиры»

Выборы прошли, но реформы так и не состоялись. Из статегии-2020 было взято 20–30%, оценивал председатель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин. Не принята ключевая рекомендация – провести бюджетный маневр: перераспределить бюджетные расходы на оборону, госуправление и силовые ведомства в пользу образования, здравоохранения и дорог, говорил в интервью «Ведомостям» в марте 2014 г. Ярослав Кузьминов, научный соруководитель стратегии-2020, ректор Высшей школы экономики. Некоторые элементы были использованы: например, «бюджетное правило» или элементы пенсионной реформы, отмечает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич.

С момента принятия стратегии-2020 у правительства нет единой программы стратегических действий, сетовал Кудрин: инаугурационные указы президента не увязаны с ресурсами, основные направления деятельности правительства скорее декларативны и реформ не содержат.

Соавторами стратегии-2030 станут те, кто должен был реализовать прежний план реформ, – чиновники. Стратегия-2030 – это документ, прописанный в законе о стратегическом планировании, указывал Владимир Мау, ректор РАНГХиС и научный соруководитель стратегии-2020. Создать рабочую группу по ее подготовке премьер-министр Дмитрий Медведев поручал экспертному совету при правительстве. Документ должен быть утвержден к середине 2016 г. Координирует работу министр по вопросам открытого правительства Михаил Абызов. Для разработки полноценной стратегии необходимо немного больше времени и более глубокие социологические и экспертные исследования, говорил он. Первые дискуссии, которые прошли по структуре стратегии-2030, показали, что и в экспертном сообществе, и в ключевых ведомствах точки зрения различаются, рассказывал Абызов.

Обсуждать стратегию-2030 в Красноярске планируется в формате «мозгового штурма» по семи направлениям: экономическая модель, человеческий капитал, социокультурная политика, технологическое развитие, пространственное развитие, эффективность государства, глобальный контекст. Спикерами и модераторами площадок станут более 400 российских и зарубежных экспертов. Абызов рассчитывает, что в ходе форума будет найдена конструкция стратегии-2030.

Настоящую стратегию лучше разрабатывать ограниченным коллективом единомышленников, уверен Гурвич. Стратегия-2030 может быть востребованной, только если будет глубокий спрос на реформы, считает Гурвич: тогда они будут иметь «такой же эффект, как косыгинские реформы в свое время». Стратегия-2030 может быть ориентирована на 2018 г., но от слова «реформы» избиратель шарахается, говорит политолог Алексей Макаркин. Власти пока надеются обойтись небольшими реформами, но это тщетные надежды, сетует Гурвич. Проблема в непредсказуемых внешних и внутренних условиях: могут приниматься различные решения, в том числе противоречащие друг другу, – любая стратегия, положенная на эти принципы управления, не заработает, считает Акиндинова. Никакие агентства по развитию реформ не создадут реального спроса на исполнение стратегий, говорил на Гайдаровском форуме Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ и один из руководителей работы над стратегией-2030: «Это надо решать, иначе получится неловкость в виде документа, который будет забыт через неделю».

По мнению Мау, при выработке социально-экономической политики важно не сделать ошибок, имеющих долгосрочный характер. «В условиях кризиса всегда возникает искушение нахождения решений столь же простых, сколь и опасных, – разного рода экзотических решений, которые ведут к дестабилизации под лозунгом «на этот раз все будет иначе», – написал Мау в статье для «Ведомостей».

Какие реформы нужно проводить, ясно, но власть воспринимает их как ущемление централизованной системы управления, говорит научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. Даже население реформ не хочет, оно привыкло опираться на традиции, продолжает он, а если населению реформы не нужны, то и власти не будут создавать условия для их проведения. Но доля нефтегазового экспорта в ВВП будет уменьшаться, центр тяжести нужно переносить на инновационные технологии, рассуждает Ясин, а это требует повышения роли права, реформ в области самоуправления, пенсионной реформы и др.