Статья опубликована в № 4301 от 13.04.2017 под заголовком: Чиновники решили год не маневрировать

Обсуждение налогового маневра решено отложить

К нему вернутся, когда будет готова вся программа реформ

Налоговый маневр – повышение НДС до 22% и снижение страховых взносов до 22% – год не будут обсуждать, сообщили «Ведомостям» три федеральных и один высокопоставленный чиновник. Решение принято в среду на совещании у председателя правительства Дмитрия Медведева.

В этом году по маневру не будут приниматься никакие законопроекты. Хотя с повестки дня он не снят, предупреждает один из чиновников. А другой уверяет, что обсуждение даже продолжается: есть поручение президента в 2017 г. обсудить налоговые предложения, а в 2018 г. их принять. На совещании в целом согласились, что маневр нужно реализовывать, говорит он, но конкретных поручений нет. Следующий этап – обсуждение полного пакета налоговых новаций.

Интерпретация зависит от взглядов интерпретирующего, объясняет противоречие мнений другой чиновник: те, кому маневр нравится, считают, что его в целом одобрили и он будет, как и предполагалось, с 2019 г. Другие, напротив, что с учетом обсужденных проблем принято решение посмотреть и, если можно их решить, продолжить обсуждение о целесообразности принятия с 2019 г.

Маневр был в целевом варианте прогноза экономического развития на 2018–2020 гг., говорили собеседники «Ведомостей». Именно его министр экономического развития Максим Орешкин называл реалистичным сценарием. Но участники совещания у премьера решили, что «зашитую» в прогноз реформу обсуждать рано, рассказывают чиновники. Вопрос даже неформально не обсуждался у президента, говорит чиновник, не факт, что он одобрит маневр. В 2016 г. президент отклонил идею Минфина снизить ставку взносов до 26% к 2019 г., а НДС – повысить до 20%.

Налоговую реформу надо проводить в контексте других мер, рассуждает федеральный чиновник. Сейчас лучше даже не тратить на маневр время, согласен другой чиновник.

Все эти решения все равно будут принимать уже другие люди, иронизирует третий: никто не готов взять на себя ответственность за такое политическое решение.

Эксперты и чиновники по-прежнему расходятся в оценках маневра. Бюджет от него должен выиграть, следует из расчетов Минфина, – 186 млрд руб. Еще около 500 млрд руб. Минфин надеется получить от обеления зарплатных схем.

Влияние маневра на обеление экономики преувеличено, предупреждает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, уход в тень обусловлен не налоговыми факторами. В начале 2000-х правительство снижало ставку платежа в ПФР, чтобы уменьшить долю нелегального сектора, вспоминал министр труда Максим Топилин, но она выросла, а дополнительные доходы может проесть инфляция. Министр финансов Антон Силуанов оценивал разовый вклад повышения НДС в инфляцию в 2 п. п. А 1 п. п. инфляции – это 120 млрд руб. дополнительных расходов бюджета, говорит эксперт, знакомый с ходом обсуждения.

Маневр может не вписаться в стратегию развития до 2035 г., которую Центр стратегических разработок готовит для президента Владимира Путина: авторы социальной части стратегии, как и чиновники социального блока правительства, против снижения страховых взносов.

Выступая во вторник в Высшей школе экономики, Орешкин провозгласил, что через 10 лет экономика будет построена вокруг человека. Но с этим не увязывается резкое сокращение ставки страховых взносов, по сути разрушающее систему пенсионного страхования, считает руководитель аппарата Счетной палаты Юрий Воронин. Взносы – не налог, а отложенный заработок, маневр повлечет за собой снижение стоимости труда, что прямо противоречит идее развития человеческого капитала, продолжает он: социально незащищенный работник никогда не будет производительно трудиться и никогда не станет драйвером экономики. Социальное страхование – важнейшая составляющая человеческого капитала, безальтернативная для рыночной экономики, уверен Воронин.

Нагрузка – на спад

В странах ОЭСР налоги на работников (включая налоги на фонд оплаты труда и подоходные налоги) продолжают снижаться, следует из данных ОЭСР, в 2016 г. – на 0,7 п. п. до 36%. Сильнее всего нагрузка снизилась в Бельгии (за счет снижения подоходных налогов) и Австрии (за счет снижения нагрузки на фонд оплаты труда) – на 2,47 и 1,32 п. п. соответственно. По оценкам ОЭСР, нагрузка выросла в 20 странах, а снизилась – в 14.

Страховые принципы – такой же столп экономики, как и конкуренция, уверена директор Института социальной политики ВШЭ Лилия Овчарова, нет доказательств, что снижение взносов приведет к созданию новых рабочих мест.

Анализ всех прежних манипуляций со ставками показывает, что и не приведет, говорит Топилин: ни одна страна не позволяет себе так вольно обращаться со взносами.

Внутренний рынок не может стать драйвером роста, говорил директор НИФИ Владимир Назаров, нужны востребованные на мировом рынке отрасли, а маневр поддержит экспортеров, сократив их издержки. Трудовые издержки за 2014–2016 гг. обвалились до уровня Китая, прибыль выросла, но на зарубежных рынках Россию не очень-то ждут, отметила Овчарова. Ставка на инвестиции, которые должны стать новым драйвером роста экономики взамен потребления (что и породило идею переноса налоговой нагрузки на население и ее снижения для работодателей), остается дискуссионным вопросом, рассуждает она.

Ставка на инвестиционный рост, а не на потребительский спрос невозможна, категорична советник президента Александра Левицкая, она несовместима с развитием человеческого капитала, за которым нужно видеть не только ресурс, но и людей. А при таком подходе к гражданам главное – чтобы они не предпочли вносить свой вклад в развитие экономик других государств, иронизирует она.

Вырастет нагрузка на секторы с квалифицированным трудом и высокими зарплатами, сократятся оборотные средства, перечисляет недостатки маневра топ-менеджер машиностроительной компании.

Для металлургической отрасли снижение взносов выгодно, замечает налоговый менеджер одной из таких компаний, средняя нагрузка на труд в компании – почти 29%, а рост НДС нейтрален: половина продукции экспортируется, а на внутреннем рынке рост НДС можно заложить в цену. Зато пострадают новые проекты, которые не создают много рабочих мест и генерируют большую добавленную стоимость; проекты, связанные с импортозамещением, производство которых начинается на внутреннем рынке. Ударит рост НДС и по отраслям, ориентированным на внутренний рынок.

Но решение отложить обсуждение маневра еще больше вредит бизнесу, который уже несколько лет живет в состоянии полной неопределенности, говорит налоговой менеджер. И хотя деньги у бизнеса есть (по данным ЦБ, на расчетных счетах компаний в марте лежало 8,4 трлн руб., на рублевых депозитах – 7,6 трлн, а на валютных – 4,4 трлн руб.), вкладывать их компании не спешат из-за непредсказуемости государственной политики.

Представители Минфина и Минэкономразвития переадресовали вопросы об итогах совещания в пресс-службу правительства.

Представитель премьера Наталья Тимакова не ответила на запрос.