Статья опубликована в № 4329 от 26.05.2017 под заголовком: Награда найдет менеджера

Правительство никак не решится ограничить вознаграждения менеджерам госкомпаний

Мешают лоббисты, признают чиновники

Единую методику вознаграждения топ-менеджеров госкомпаний Минэкономразвития готовит с прошлого года. В апреле первый вице-премьер Игорь Шувалов концептуально одобрил документ, поручив его доработать. Минэкономразвития задание выполнило, в мае снова внесло документ в правительство, откуда его снова вернули на доработку, рассказывают участник совещания у Шувалова и два федеральных чиновника.

Что именно дорабатывать, на этот раз не пояснили, говорят собеседники «Ведомостей». Очень похоже на то, что документ хотят похоронить, скептичен один из них: он не нравится крупнейшим госкомпаниям. Представитель Шувалова не ответил на запрос «Ведомостей», его коллега в Минэкономразвития отказался от комментариев.

Министерство разработало двухзвенную модель вознаграждения: фиксированный годовой оклад (менее 50% вознаграждения) и переменная часть, зависящая от ключевых показателей эффективности (КПЭ). Но сотрудники госкомпаний настаивали на том, что бонусов должно быть два – еще один, не привязанный к КПЭ, чтобы и в кризисные времена топ-менеджмент не остался без премий. Это помогает удерживать высококвалифицированных специалистов, объясняли они «Ведомостям».

В апреле Шувалов поддержал двухзвенную модель, оставалось доработать детали: привести в соответствие с планом ОЭСР и инструкциями Центробанка, ввести переходный период. Все эти замечания были учтены, утверждает федеральный чиновник. Среди предложений – разрешить компаниям платить менеджерам отложенные премии: не сразу по итогам года, а в течение нескольких лет, если не ухудшатся показатели компании, рассказывает один из собеседников «Ведомостей». Подобная система действует, например, в «Ростелекоме» и в АИЖК.

Если документ действительно требуют доработать, то указывают, что в нем нужно поправить и в какой срок, но сейчас проект вернули в Минэкономразвития без пояснений, отмечает участник совещания: «На бюрократическом языке это означает: вам задачу не поставили – значит, само тихо умрет».

В четверг три депутата-коммуниста потребовали у комитета Госдумы по бюджету и налогам запросить у правительства обоснование премий членам правления «Роснефти» и совета директоров «Газпрома». Обе госкомпании значительно повысили премии менеджменту (см. врез). Премия «Роснефти» связана с приватизацией, которая была объявлена только в начале 2016 г., т. е. не могла быть записана в КПЭ компании. Впрочем, регламент «Роснефти» позволяет платить премии не только за выполнение КПЭ, но и за реализацию значимых проектов.

Связаться с представителем «Роснефти» вчера не удалось. Представитель «Газпрома» не ответил вчера вечером на запрос «Ведомостей».

Госкомпании оценили руководство

За I квартал 2017 г. «Роснефть» премировала своих топ-менеджеров почти на 1,5 млрд руб. – это более половины премий за весь 2016 год. (2 трлн руб.). Это премия за «интегральную сделку» – покупку у государства 50,08% акций «Башнефти» и продажу инвесторам 19,5% «Роснефти», объясняла «Роснефть». «Сделка была проведена в условиях беспрецедентно сложной конъюнктуры и в кратчайшие сроки», – говорил ее представитель. На годовом собрании акционеров «Газпрома» было предложено одобрить вознаграждения членам совета директоров за июль 2016 – июнь 2017 г. в 245,4 млн руб. Председателю совета директоров Виктору Зубкову и его заместителю Алексею Миллеру увеличили бонусы на 20% – до 31,1 млн и 30,1 млн руб. соответственно.

Правительство пасует перед госкомпаниями: некоторые из них (те же «Роснефть», «Газпром», а также «Транснефть». – «Ведомости») добились исключений из общего норматива дивидендов (50% от прибыли по МСФО), теперь правительство не может отрегулировать и вознаграждения, констатирует федеральный чиновник. Как и в случае с дивидендами, сопротивляются крупные сырьевые компании, добавляет он.

Госкомпании сейчас выигрывают, поскольку у них есть стратегические проекты со сжатыми сроками исполнения, – им легко убедить президента, что им нужны деньги, полагает главный экономист БКС Владимир Тихомиров. Та же логика срабатывает и с вознаграждениями, рассуждает он: да, много, убеждают госкомпании, но они заслуживают этого, а споры вокруг зарплат топ-менеджеров идут и на Западе.

«Возможно, необходимы поощрения за реализацию стратегически важных проектов, ранее не запланированных мотивационной программой, – считает директор PwC Юрий Левичев. – Эта практика есть и в частных компаниях». Применять единый стандарт вознаграждения может быть трудно и неоправданно, говорит он, дифференцированный подход к использованию элементов вознаграждения может лучше отвечать потребностям госкомпаний.

Даже если не учитывать влияние госкомпаний, единая методология изначально выглядела нереалистичной в российских условиях, согласен Тихомиров: у госкомпаний разный состав частных инвесторов, разный инвестиционный горизонт, разные геополитические проблемы вокруг их проектов, разных людей надо нанимать. Они всегда могут привести рыночный аргумент, рассуждает экономист: «Вы не можете навязывать единый стандарт, вы только один из акционеров». У инвесторов все эти спущенные сверху КПЭ и нормативы по вознаграждениям не вызывают доверия, скептичен управляющий директор «ТКБ инвестмент партнерс» Владимир Цупров, принципиально они не поменяют управления в госкомпаниях. Лучший способ повысить эффективность госкомпаний – это избавиться от них, т. е. приватизировать, заключает он.