Экономика
Бесплатный
Филипп Стеркин

Реформы без Путина

На завтраке Сбербанка все повторяли мантру о необходимости реформ, почти не упоминая президента

Реформы: им было посвящено очередное мероприятие на Петербургском международном экономическом форуме - завтрак Сбербанка «Что ждать после мая 2018?». На уже привычный вопрос - на этот раз от модератора мероприятия, президента Сбербанка Германа Грефа, - все участники завтрака единодушно отвечали: да, реформы нужны - и голосовали за них во время опросов. При этом старательно обходили стороной ключевой вопрос: нужны ли реформы тому, от кого зависит их проведение, - президенту Владимиру Путину, и зависит ли его положение от этих реформ.

Разве что председатель бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров прямо обращался к президенту: «Когда мы говорим о том, что будет после мая 2018 г., <...> мы все время связываем это — президент придет, скажет, и мы будем выполнять <...> Все и так знают, от кого это зависит. Вопроса нет. Вопрос - будем мы что-то делать, в состоянии мы что-то делать и в состоянии ли мы что-то сами предложить».

С необходимостью реформ соглашались все выступавшие — и союзники, и оппоненты. Мы все хотим одного и того же — сделать жизнь в России лучше, признал Греф. Председатель ЦСР Алексей Кудрин традиционно предлагал проводить структурные реформы, в том числе систем образования, судебной, правоохранительной и госуправления. Советник президента Сергей Глазьев традиционно критиковал Центробанк и предлагал вместо повторения слов «реформы, реформы, реформы» направить политику монетарных властей на максимизацию экономической активности. «Я думаю, что если бы вы поработали немножко где-нибудь когда-нибудь в банке, в финансовой сфере, <...> то вы значительно более уважительно относились бы к тому, что сделано Центральным банком [в достижении макроэкономической стабильности]», — ответил Глазьеву Греф.

Макаров традиционно посетовал на недооценку роли Госдумы и программы «Единой России». Говорят, что выбор между двумя идеями, заявил он: идеей, что проблемы можно решить, залив деньгами (программа «Столыпинского клуба» предполагает активное монетарное и бюджетное стимулирование. — «Ведомости»), и набором банальностей, с которыми никто не спорит (в программе ЦСР Алексея Кудрина говорится о структурных проблемах и структурных реформах). Но единственная программа, поддержанная большой частью населения, — это программа «Единой России», заявил Макаров.

Эмоции экономического форума

Министр финансов Антон Силуанов традиционно говорил о сбалансированности бюджета и изменении налогов. Правовые факторы гораздо важнее экономических, до того как обсуждать налоги, надо обсудить безопасность жизни и собственности, особенно сейчас, когда роль материальных издержек снижается, заметил ректор РАНХиГС Владимир Мау: «Когда в 1921 г. советская власть на волне НЭПа приняла решение о гарантировании вкладов в банках, у одного нэпмана спросили: вы понесете деньги в банк, и он ответил: конечно, не понесем, вы не гарантируете сохранность жизни вкладчика». Этих гарантий не хватает и сейчас: лишь 2% населения хотят заниматься бизнесом, сослался на опросы Кудрин, «надо удвоить, утроить число желающих». В кризис мы научились не давать динозаврам рухнуть, креативное разрушение ушло, и поэтому посткризисному бизнесу гораздо труднее выходить на рынок, динозавры не освобождают место для нового бизнеса — это результат успешной антикризисной политики многих стран, назвал одну из причин низкой предпринимательской активности Мау.

И лишь президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов прямо признал, что Россия может жить без реформ, как и жила предыдущие годы: вопрос в цене, которая будет за это заплачена. И процитировал Виктора Черномырдина: оптимист отличается от пессимиста тем, что признает: может быть еще хуже.

Главная проблема не в планах, а в их плохой реализации, считает Греф, сейчас удачный момент для структурных реформ, поскольку начинается новый политический цикл. Мы всегда предлагаем реформы в преддверии политического цикла, но меняются правительства, и новые не хотят делать то, что было согласовано старыми, заметила председатель Счетной палаты Татьяна Голикова.

Все программы выполнены меньше чем на 50%, но ответственности никто не понес, признал и Кудрин. Чиновник любого уровня отвечает за что угодно, кроме результата, поэтому реформа госуправления должна подразумевать ответственность за результат, призвал Макаров. Жаль, что на завтраке нет министра экономического развития Максима Орешкина, заметил он, глава этого министерства никогда ни за что не будет отвечать, если однажды ночью не пойдет в «Роснефть» (там был задержан по подозрению во взятке министр Алексей Улюкаев).

Главным тормозом реформ многие участники завтрака фактически называли себя — то есть госуправление. Они призывали его реформировать (не говоря, как именно), но, опять же, не упоминали прямо роль президента в реформе созданной им системы госуправления. Впрочем, сегодня говорить будет он сам и, возможно, выступая на форуме, традиционно расскажет о своих новых обещаниях.

Что компании и регионы показывают на форуме в Петербурге