Экономика
Бесплатный
Маргарита Папченкова|Елизавета Базанова
Статья опубликована в № 4352 от 29.06.2017 под заголовком: Программа хороших советов

Минэкономразвития придумало, как повысить производительность труда

Для роста на 2,9% ему нужно всего 29 млрд рублей

Минэкономразвития представило проект программы повышения производительности труда в России. По словам федерального чиновника, у программы будет две задачи: повысить производительность труда – один из немногих источников ускорения экономического роста в текущих демографических условиях – и поддержать тех, кого уволят.

Увеличить производительность труда в 1,5 раза за семь лет поручил в 2012 г. Владимир Путин, срок выйдет в 2018 г. Минэкономразвития на программу просит 29 млрд руб. из бюджета до 2020 г. Большая часть пойдет на решение проблемы безработицы.

Повышать производительность труда Минэкономразвития предлагает постепенно, следует из презентации министерства (с ней ознакомились «Ведомости», ее подлинность подтвердили сотрудники министерства). В 2017 г. в программе будут участвовать пять регионов, в 2018 и 2019 гг. – по 10, новые регионы будут прибавляться и дальше.

В каждом отберут компании, которым бюджет наймет консультантов по повышению производительности труда. Их список предстоит одобрить, но в основном это компании из большой четверки аудиторов. Они проанализируют эффективность компании и предложат кратко-, средне- и долгосрочные меры. «Почему за аудиторов и экспертов для частных компаний заплатит бюджет? Потому что в эксперимент войдут средние компании, а у них денег на это нет», – объясняет федеральный чиновник. Критерии выбора – выручка до 30 млрд руб. и большой потенциал к повышению эффективности.

Будет принцип двух ключей: компании выберут регион, проектный комитет в правительстве выделит субсидии, компании будут софинансировать программу.

Краткосрочные меры – это те, что позволят быстро увеличить производительность труда.

Большой потенциал быстрой оптимизации, как правило, есть у всех компаний, объясняет чиновник министерства: к примеру, можно каждый раз тратить кучу трудовых ресурсов на оформление госзакупки одного и того же материала, а можно один раз оформить рамочное соглашение. Бывает достаточно просто станки переставить – и это даст заметный эффект, приводит он пример.

Долгосрочные меры требуют серьезных капиталовложений. Денег из бюджета не будет, но компании, участвующие в программе, будут иметь приоритет в очереди за деньгами институтов развития: и Фонда развития промышленности, и ВЭБа, и Российского экспортного центра, обещает он.

Деньги на инвестиции могут появиться и от инвестиционного налогового кредита. Инструмент уже есть, но не работает – Минэкономразвития предлагает упростить выдачу кредита.

Эффект от эксперимента почувствуют не только избранные компании, но и остальные, надеется министерство. Для этого будет создан центр компетенций на базе ВЭБа – платформа, на которой будут собирать лучшие практики повышения производительности труда.

Что-то типа принципа Uber, объясняет чиновник: любая компания сможет бесплатно проверить на сайте состояние своей производительности труда (насколько отстает от бенчмарка) и ей автоматически выберут список экспертов.

Цель проекта

В 2015 г. (последние данные Росстата) производительность сократилась на 2,2% против роста на 3,8% в 2011 г. В базовом прогнозе Минэкономразвития в 2020 г. производительность труда вырастет только на 1,9%. Но в целевом сценарии министерство ждет ее роста на 2,9% как раз за счет реализации приоритетного проекта по повышению производительности. В базовом сценарии занятость продолжает сокращаться на 0,1–0,3 млн человек в год. В целевом – растет на 0,2–0,3 млн человек, а низкая безработица опускается еще ниже.

Все это первый этап, а второй – помочь компаниям пристроить уволенных. На это потребуется около 20 млрд руб. за три года и еще около 10 млрд в 2020 г. – к этому времени проект примет уже масштабный характер.

Работодатели, которые нанимают сотрудников, уволенных из отобранных предприятий, получат налоговые преференции – так они смогут компенсировать часть заработной платы нанятых и расходы на их переезд. Речь может идти, например, об отсрочке уплаты налогов в размере социальных взносов, поясняет чиновник. Чтобы у уволенных не было стресса, для них придумают новую форму увольнения – просто через перевод на новые предприятия.

«Все будет делаться последовательно: такого, чтобы мы столкнулись со всплеском безработицы из-за эксперимента, не будет, – обещает «Ведомостям» министр экономического развития Максим Орешкин. – Мы сразу прогнозируем количество уволенных, подсчитаем расходы, и за несколько месяцев до увольнения эти люди будут проходить переобучение, им подыщут новые места».

За последние 15 лет корпоративный сектор сократил около 10 млн человек, но производительность труда снижалась, говорит Лилия Овчарова из Высшей школы экономики. Из-за отсутствия привлекательных программ человек, став безработным, или живет на пособие, или уходит в неформальный сектор, объясняет она, в сером секторе такой работник получает более низкий доход и работает с более низкой производительностью. Единственное, что может увеличить производительность в целом по всей экономике, – создание новых, более производительных рабочих мест, а предложения Минэкономразвития могут привести к улучшению ситуации только в конкретном регионе или компании.

В том и дело, что задача – повысить производительности по всей стране, в целом, спорит Орешкин: «Мы не просто перевозим людей, мы их будем дообучать, этим же займутся и компании». Оценкой квалификации, профориентацией уволенных займутся сотрудники служб занятости – их квалификацию Минэкономразвития также хочет повысить.

Жесткое трудовое законодательство, невозможность уволить неэффективных – одна из причин низкой безработицы, жалуется член РСПП. Трудовое законодательство должно стать гибким, говорится в презентации Минэкономразвития, но как именно – не сказано. Речь не идет о том, чтобы можно было на раз уволить сотрудника, права их не пострадают – все меры уже обсуждаются с профсоюзами, успокаивает федеральный чиновник.

Будет введен электронный договор, электронная трудовая книжка, законодатель создаст условия для частичной и удаленной занятости. Будут отменены избыточные требования по числу и квалификации сотрудников – например, сейчас на металлургических предприятиях в шахтах лифта должен быть лифтер, при этом система уже давно автоматизирована, поясняет чиновник. А чтобы повысить мобильность уволенных, будет строиться арендное жилье по всей стране, в том числе через инфраструктурную ипотеку.

Советник Baker McKenzie Евгений Рейзман поддерживает цифровизацию трудовых договоров – система бумажного документооборота слишком громоздкая, электронные документы в кадровом деле разрешены только в случаях дистанционного труда и даже таким сотрудникам все равно необходимо направить бумажные экземпляры трудового договора. Электронные трудовые книжки тоже нужны, это существенно снизит трудоемкость их обслуживания и они существенно упрощают проверку кандидатов при приеме на работу, считает Рейзман. Недостаточно гибок и Трудовой кодекс, например, стороны существенно ограничены в выборе, заключать срочный или бессрочный договор, продолжает он. Для изменения графика сменности нужно уведомить работника за месяц, говорит Рейзман, но конкуренция требует немедленного реагирования. При приеме на работу и увольнении излишне формализованные требования, без предоставления дополнительной защиты или преимуществ работникам, создают работодателям дополнительные трудности.

Например, при увольнении работника нужно сократить должность, если формальных поводов для увольнения нет или есть риск, что работник будет оспаривать увольнение в суде, рассказывает юрист крупной российской компании. Чаще компании стараются заключать соглашения сторон, но это дорого, продолжает он. При найме на работу, наоборот, хорошего работника не всегда можно взять, например, если он не соответствует требованиям аттестации.

На протяжении всей истории производительность труда в России была низкой, а чтобы ее повысить, нужно множество факторов, говорит директор центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон: надо иметь здоровую экономику, надо экспортировать, чтобы предприятия были встроены в глобальные цепочки и конкурировали не только дома, но и за рубежом, это зависит от технологий, менеджмента, от гибкости рынка труда, но главное – это зависит от конкуренции в стране, включая политическую, заключает он.